Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 22/09 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 22/09 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 22/09 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 22/09 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
РОССИЯ

«Верховный суд не хочет разбираться»: адвокат о слушаниях по Копейскому делу

media  
Копейская колония № 6. "Люди, помогите". 2012 г. rt.com/DR

В Верховном суде РФ проходит рассмотрение жалоб на приговоры семнадцати участникам протестов против применения пыток в колонии №6 Копейска Челябинской области. В пятницу, 12 августа, разбирательство перешло на стадию прений. Адвокат Евгения Тихомирова рассказала русской службе RFI о процессуальных нарушениях: «Похоже, что решение уже вынесено».

Адвокат Евгения Тихомирова о Копейском деле в Верховном суде России 16/08/2019 - Гелия Певзнер Слушать

В 2012 году в ИК-6 прошла мирная акция, на которой заключенные заявили о пытках, поборах и бесчеловечном отношении со стороны сотрудников ФСИН. Суд первой инстанции квалифицировал акцию как «массовые беспорядки» и осудил некоторых участников на сроки от трех до четырех лет. Подсудимые потребовали заслушать свидетелей и рассмотреть материалы, доказывающие мирный характер акции. В их рассмотрении было отказано судом первой инстанции.

Евгения Тихомирова: Нам отказали во всех ходатайствах, кроме частичного разрешения оглашения характеристик потерпевших. У нас было видео, на котором выступают зампрокурора Челябинской области, должностные лица ГУФСИН, генералы, они говорят о том, что нарушений со стороны наших подзащитных не было. Суд первой инстанции нам отказал в рассмотрении этих материалов, сказав, что это частные мнения. Но это люди при исполнении обязанностей, в формах, они дали интервью, и они посещали колонию, в том числе 24 ноября 2012 года в составе комиссии из прокуроров, сотрудников следственного комитета, ФСБ и прочих правоохранительных органов высшего ранга. Уполномоченный по правам человека Челябинской области Алексей Севастьянов и прокурор Евгений Соломатов посетили ИК-6 24-25 ноября 2012 года. Обвинение вменяет именно акцию в эти даты, значит они — непосредственные очевидцы и могли нам сказать, были ли в колонии следы поджогов и разгромов, пострадало ли имущество, пострадали ли люди. У нас есть много и других материалов, но, как и у суда первой инстанции, так и у Верховного суда, видимо, нет задачи вникнуть в ситуацию.

Ходатайств адвокатов и подсудимых было много. Все были по существу и мотивированы, то есть касались того, в чем нам было отказано в суде первой инстанции — допросить свидетелей защиты, рассмотреть видео, на которых зафиксированы события именно 24 ноября 2012 года, обозреть заключения прокуратуры о нарушениях со стороны администрации этой колонии. По всем ходатайствам Верховный суд нам отказал и решил, что суд первой инстанции правильно сделал, что не стал это исследовать. Похоже, уже принято решение, что нам правильно отказали. Мы просили допросить уполномоченного по правам человека Челябинской области Алексея Севостьянова, УПЧ при президенте РФ Андрея Бабушкина, который прилетал в Челябинск, других свидетелей. А позиция нашего гособвинителя разошлась с позицией генпрокуратуры, — она потребовала выявить все эти нарушения, а он говорит, «все правильно, все нормально».

Процесс открытый. Получили ли СМИ возможность его освещать?

Всю прессу с заседаний удалили. Сначала Петра Курьянова из газеты региональных правозащитных организаций «За права человека», ему разрешили делать видео всего три минуты, а потом сказали «вы мешаете» и удалили. Это было как издевательство. На следующий день была Мария Рябикова из сетевого издания Sota.Vision. У нее была аккредитация, и она предъявила официальное разрешение. Но ей сказали, что стадия ходатайств прошла и тоже попросили уйти. То есть Верховный суд противоречит сам себе — пресс-служба разрешила, а ее удалили. То же самое произошло с Анфисой Болдыревой из той же «За права человека».

В комментариях на сайте KopeyskJustice вы говорите о допросе несуществующего свидетеля. Какие еще нарушения были во время слушаний?

Во время процесса мы много раз заявляли отвод суду и прокурору. Был, например, совершенно вопиющий факт, когда судья Николай Дубовик через организатора судебного заседания передал прокурору записку, и тот прочел ее и взял в свои материалы. Адвокаты заявили письменный и мотивированный отвод в связи с непроцессуальным общением. Но суд назвал отвод голословным обвинением.

Наблюдатель от НКО «Европейская сеть по судебной защите прав заключенных» Алексей Лаптев рассказал нам, что на подсудимых оказывалось давление, чтобы они не подавали жалобы. Все ли жалобы рассматриваются судом?

Суд не ориентируется в деле — путается, кто отозвал жалобу, кто ее вообще не подавал, судьи искажают имена и фамилии, у нас один подсудимый Локтионов, а его называют Ларионов. Один подсудимый говорит «я подавал жалобу, а мой адвокат ее отозвал, а я даже не был в курсе». Но суд даже в этом не хочет разобраться. Они абсолютно не знают дело, в нем фигурируют какие-то несформированные тома. Одна адвокат оглашала характеризующий материал, а номера страниц были проставлены карандашом. Она пыталась довести до сведения суда, в каком состоянии ей дали дело — без нумерации. Но суд даже не удосужился прочитать последние тома, где наши жалобы и дополнения к жалобам.

Ни нам, ни подсудимым не дали времени подготовиться к прениям. Даже вновь вступившим в дело адвокатам не дают ни дня для подготовки. В ответ на наше ходатайство суд только сказал — «мы сегодня на полчаса раньше закончим». Было бы понятно, если адвокаты просили отложить на несколько месяцев, но не дают даже дня.

А главное, судьи позволяют себе во время процесса высказывания о том, что решение было принято первой инстанцией совершенно правильно и что «мы не можем вмешиваться в принятое судом первой инстанции решение». Судья так и сказал. Я тогда не понимаю, зачем вообще мы здесь находимся, в чем смысл процесса. Все это абсолютно не соответствует закону. Наоборот, должны рассматривать то, в чем нам отказал суд первой инстанции и что он неправильно интерпретировал. В том-то и дело, что нам в первой инстанции отказали необоснованно, не дали допросить тех, чьи свидетельства реально могли повлиять на ситуацию.

Такой подход свидетельствует, что суд не собирается исследовать доказательства, а значит и вообще разбираться в этом деле.

***

Следующее заседание назначено на понедельник, 19 августа 2019 г.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.