Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 23/06 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 23/06 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 23/06 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 23/06 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
РОССИЯ

Политолог Дмитрий Орешкин: «Если не Путин, то Навальный»

media Политолог Дмитрий Орешкин Wikipedia

12 июня по всей России на акции против коррупции вышли десятки тысяч человек. В Москве и Санкт-Петербурге митинги закончились массовыми задержаниями. Организатора акций Алексей Навального задержали в подъезде его дома еще до начала протестов и на следующий день арестовали на 30 суток за повторное нарушение порядка организации массового мероприятия. В интервью RFI политолог Дмитрий Орешкин рассказывает, как Навальный стал единственной альтернативой Путину и почему региональные власти не знают, как реагировать на протесты.

RFI: В отличие от волны протестов 11-12 годов мы видим, что в этих акциях участвуют регионы. Как вы думаете, с чем это связано?

Дмитрий Орешкин: Навальный из политика московского уровня, каким он был в 2013-ом году, когда неожиданно набрал 28% на выборах московского мэра, за эти три-четыре года дорос до политика уровня федерального — это уже научный факт. И протест начал подниматься: раньше это было московское и отчасти петербуржское занятие, а теперь подтянулась и Пермь, и Екатеринбург, и Омск и многие другие города. И эти протесты ассоциируются с именем Навального.

Из этого следуют простые выводы. Нет федерального решения, как быть с Навальным. В одних регионах разрешают митинги, в других запрещают митинги. В одних действуют мягко и пытаются договориться, в других действуют жестко и пытаются сломать. Это показывает довольно высокую меру суверенитета в решении этой задачи. И это хорошо для Навального, потому что он нарабатывает себе региональную структуру, у которой складываются или не складываются отношения с местными властями. А без отношений с местными властями вести политику у нас в стране невозможно. В Москве еще туда-сюда, а в любом региональном городе тебя истребят и оглянуться не успеешь. Так что Навальный набирается политического опыта. В то время, как Владимир Путин выглядел не самым убедительный образом. Такое ощущение, что он не понимает, что делать. И местные власти, которые улавливают веяния с политического Олимпа, ничего не уловили. Они не поняли, как надо действовать. Их оставили с Навальным и его людьми наедине, и каждый из них разбирался сам.

Что касается задержаний, которые были в Москве и Санкт-Петербурге 12 июня, как это будет продолжаться в судебном плане?

Такого громкого дела, как «болотное», в Кремле не хотят. Они хотели бы, чтобы публика испугалась, но, по понятным причинам, не хотели бы шумного международного отклика. Это противоречие больше всего вертикаль власти и тревожит, потому что вертикаль — это вещь, которая подразумевает простые решения. Наверху принято решение мочить, значит везде мочат. Или наверху принято решение годить — значит вся вертикаль годит, ничего не делает. Сверху вниз должны идти простые, понятные действия, а здесь этих действий нет, непонятные сигналы. То их хватают, то их потом отпускают. То их потом подбирают по каким-то прежним обвинениям и через два года объявляют новое судебное расследование — в зависимости от того, где какой начальник принимает решение. Власть хотела бы сделать пожестче — во всяком случае, многие во власти, но при этом потише. Власть не знает, что делать.

Вернемся к фигуре Навального. Вы говорили, что сейчас он становится фактически единственной альтернативой Путину, и последние митинги и отклик людей на них это показывают. Как это влияет на шансы Навального принять участие в президентских выборах?

Если говорить про ближайшие выборы 2018 года, то никак не влияет, потому что они нулевые. Навального не могут допустить до этих президентских выборов, потому что это опасно не персонально для Владимира Путина, а для всей корпорации. Как претендент на президентство он будет иметь право выступать на федеральном канале, а это человек, который умеет свои выступления повернуть так, что мало никому не покажется, поэтому его не зарегистрируют. Он это прекрасно понимает и работает на следующий цикл, 2024 год, а, может быть, и раньше — никто же не знает, как обернется. Во всяком случае, речь идет о том, что остальные оппозиционеры росточком ниже Навального.

Парадокс заключается как раз в этом — чем хуже будут дела в России, тем очевиднее будут искать альтернативного лидера, тем чаще будут вспоминать про кого? Не про Зюганова же! Про Навального будут вспоминать, потому что в возраст будет входить новое поколение, молодое, и для них, конечно, Навальный — игрок. Раньше говорили: «Если не Путин, то кто?» Потом переделали эту фразу в «если не Путин, то кот». А сейчас уже вполне понятно, что «если не Путин, то Навальный».

При этом, с моей точки зрения, Навальный — человек весьма опасный. Это человек со склонностью к авторитаризму, за ним надо очень внимательно следить, рядом с ним обязательно должно быть уравновешивающее его Законодательное собрание, независимый суд и другие институты, которые он будет пытаться уничтожить, потому что он единоличник, он лидер, он авторитарист. Тем не менее, он очень популярен, очень талантлив и ярок.

Получается, что в лице Навального мы получили альтернативу Путину, но теперь у нас нет альтернатив самому Навальному.

Это-то и пугает. Моя личная претензия к Путину как раз и заключается в том, что вместо того, чтобы создать и укрепить набор институций типа честных выборов с доброкачественным подсчетом голосов, независимого суда, СМИ, которые не то чтобы независимы, но зависимы от разных источников финансирования, Владимир Путин все забрал на себя, лишил возможности переизбрать себя с помощью честных выборов, и поэтому в конце концов пришел к тому, что страна должна выбирать: или Путин, или Навальный. Или плохой царь, или хороший, но в любом случае — царь, а нам бы нужна была структурная перемена.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.