Слушать Скачать Подкаст
  • 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 17/08 15h00 GMT
  • 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 17/08 15h10 GMT
  • 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 17/08 18h00 GMT
  • 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 17/08 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
КАВКАЗ

Кому нужна «единая Алания»

media Глава Южной Осетии Леонид Тибилов AFP/ MIKHAIL MORDASOV

— В Южной Осетии назначен референдум о переименовании республики. — Россия и Грузия почти договорились о торговле через территории Абхазии и Южной Осетии. — Беларусь и Грузия наводят мосты.

9 апреля в Южной Осетии состоятся президентские выборы. Глава республики Леонид Тибилов принял решение провести в день выборов еще и референдум о названии бывшей грузинской автономии, объявившей независимость от Грузии в начале 1990-х годов.

Гражданам Южной Осетии предлагается ответить на вопрос, согласны ли они, чтобы частично признанная республика отныне называлась «Южная Осетия — Алания», а топоним «Алания» считался бы равнозначным «Южной Осетии». Примечательно, что Северная Осетия, входящая в состав Российской Федерации, давно называется «Аланией». Полностью ее название пишется и произносится так: «Северная Осетия — Алания». Если большинство южных осетин ответит утвердительно на вопрос референдума, то республика будет называться «Южная Осетия — Алания».

По словам президента Тибилова, «республика должна носить имя тех, кто ее основал», то есть аланов — индоевропейских племен скифо-сарматского происхождения, некогда игравших важную роль в Приазовье и Предкавказье. В то же время Леонид Тибилов подчеркнул, что не следует забывать и о том, «под каким именем республика отстояла свою независимость». Именно поэтому «прежнее название будет сохранено и станет тождественно-равноценно новому».

Таким образом, на Кавказе появятся сразу две республики, в названии которых фигурирует «Алания». По мнению большинства наблюдателей, переименование Южной Осетии — это шаг к объединению двух республик в единый субъект Российской Федерации «Алания», без деления на «южную» и «северную» части.

На протяжении последней четверти века лидеры движения Южной Осетии за независимость от Грузии неоднократно говорили, что их конечная цель — объединение «Осетии — Алании» в составе России. Несколько лет назад спикер югоосетинского парламента, председатель партии «Единая Осетия» Анатолий Бибилов выступил с инициативой проведения референдума об объединении Южной и Северной Осетии, но Москва дала понять, что пока не поддерживает такую идею. Тогда южноосетинские лидеры решили действовать методом «малых шагов», приближающих к заветной цели, и появление в названии бывшей автономии Грузии топонима «Алания» — явно один из них.

В Тбилиси на решение о назначении референдума отреагировали предсказуемо остро. Президент Грузии Георгий Маргвелашвили выступил с жестким заявлением, вновь назвав Южную Осетию «оккупированной территорией». По мнению главы грузинского государства, «любая попытка изменить название региона Грузии без согласия центрального руководства является посягательством на суверенитет и территориальную целостность нашей страны».

«Призываем международное сообщество противостоять посягательству, любой попытке легитимации так называемых выборов и плебисцитов», — говорится в заявлении президента Маргвелашвили. При этом грузинский лидер ссылается на то, что из Южной Осетии, по его утверждению, «изгнано большинство грузинского населения», а «единственной силой, контролирующей этот регион, остается Российская Федерация» и ее «оккупационные войска».

Впрочем, вряд ли подобные заявления изменят реальное положение вещей и текущие планы осетинских властей. Тем более, что в ходе недавнего визита в Цхинвали помощник президента России Владислав Сурков выразил полную поддержку «главному кандидату в президенты» — нынешнему президенту республики Леониду Тибилову. Судя по заявлениям одного из самых влиятельных кремлевских чиновников, цель его визита в Южную Осетию — выразить негативное отношение к возможному возвращению во власть бывшего президента Южной Осетии Эдуарда Кокойты, возглавлявшего республику в ходе «пятидневной войны» 2008 года.

Грузия и Россия строят «торговые коридоры»

Решение о проведении в Южной Осетии референдума совпало с важной договоренностью, достигнутой в Праге в ходе очередного раунда российско-грузинских переговоров. В них традиционно участвовали замминистра иностранных дел РФ Григорий Карасин и спецпредставитель премьер-министра Грузии по отношениям с Россией, бывший посол в Москве Зураб Абашидзе.
Дипломаты договорились начать осуществление в некотором смысле уникального соглашения, оформленного еще в 2011 году, «О механизме таможенного администрирования и мониторинга торговли товарами».

В переводе с «сухого» дипломатического языка, суть документа в том, что поскольку Россия и Грузия не могут договориться и вряд ли в ближайшее время договорятся по вопросу о статусе Абхазии и Южной Осетии, то для развития торгово-экономических отношений между двумя странами, а также транспортных связей между Россией и Закавказьем создаются так называемые «торговые коридоры» через территории Абхазии и Южной Осетии. Контролировать товарообмен между Россией и Грузией через эти «коридоры» будет нейтральная швейцарская компания, представители которой в ближайшее время посетят Москву и Тбилиси.

Один из «торговых коридоров» из Грузии в Россию начнется на границе Грузии с Южной Осетией и завершится на российско-южноосетинской границе. Второй, соответственно, на грузино-абхазской границе — до реки Псоу, разделяющей Абхазию и Россию.

Швейцарские наблюдатели будут физически присутствовать на КПП, оснащать грузы электронными датчиками и передавать информацию Всемирной торговой организации. Собственно, соглашение 2011 года стало продуктом сложнейшего компромисса по вопросу вступления России в ВТО: Грузия к тому моменту оставалась единственной страной в мире, препятствующей вступлению России в универсальную торговую организацию, ссылаясь на неопределенность статуса Абхазии и Южной Осетии. Однако при посредничестве администрации президента США Барака Обамы сторонам все-таки удалось договориться.

Важную роль в прорыве, который был достигнут на прошлой неделе, сыграла заинтересованность соседней Армении. Как известно, Военно-Грузинская дорога пока остается единственной автомагистралью, связывающей Армению с Россией. Но она часто закрывается не только в зимний, но и летний период из-за схода лавин и селевых потоков. В отличии от нее автодорога Гори-Цхинвали-Владикавказ гораздо более удобна и надежна. А на маршруте Зугдиди-Сухуми-Сочи вообще нет каких-либо природно-климатических или географических проблем.

Естественно, представители Армении активно работали в Москве и Тбилиси, чтобы найти альтернативные пути сообщения с Россией. Но до последнего времени процесс все время натыкался на, казалось бы, непреодолимое политическое препятствие: вопрос о местонахождении грузинской таможни. Тбилиси не мог согласиться с тем, чтобы все формальности с грузами производились на границах с Абхазией и Южной Осетией, поскольку это было бы воспринято как признание независимости этих территорий. Но соглашение, подписанное в 2011 году, то есть еще при прежних властях, дает возможность «мягко обойти» это препятствие, как бы не затрагивая «взрывоопасную проблему» статуса Абхазии и Южной Осетии.

Ведь и с другой стороны, если Россия соглашается допустить швейцарских наблюдателей на свою границу с Абхазией и Южной Осетией для мониторинга торговли с Грузией, тем самым Москва тоже дает повод для различных интерпретаций.

Заинтересованность Тбилиси в дальнейшем развитии бурно растущих торгово-экономических связей с Россией, а также интерес Москвы в оказании помощи своему стратегическому союзнику — Армении, сыграли позитивную роль, и обе стороны пошли на компромисс.

Впрочем, грузинская оппозиция уже дала понять, что намерена «дать бой» властям по этому поводу, и правительству Георгия Квирикашвили наверняка придется выслушать немало обвинений в «сдаче интересов страны», если соглашение 2011 года будет действительно воплощаться в жизнь.

Минск наводит мосты с Тбилиси

Вместе с тем в процессе сложного и неоднозначного взаимодействия с Россией у Грузии появился еще один, в какой-то степени неожиданный, союзник: на минувшей неделе заместитель министра промышленности Республики Беларусь Александр Огородников после встречи в Тбилиси с вице-премьером грузинского правительства Дмитрием Кумсишвили сказал, что Беларусь «заинтересована участвовать в проектах, реализуемых в Грузии».

Визит белорусского чиновника стал очередным проявлением важного «тренда» во взаимоотношениях Грузии со страной, считающейся наиболее близким союзником России на всем постсоветском пространстве.

Как известно, после «пятидневной войны» 2008 года Минск, несмотря на настойчивые требования Москвы, не признал независимость Абхазии и Южной Осетии. В 2015 году, в ходе первого визита в Тбилиси, президент Беларуси Александр Лукашенко назвал Грузию «легендарной страной». Все эти годы жители Грузии, не сумевшие получить российскую визу, попадали в Москву именно через «прозрачную границу» Беларуси и России. Посольство Беларуси в Тбилиси открылось лишь в конце 2016 года — четверть века спустя после объявления независимости двух бывших «союзных республик».

Попытки Беларуси активизировать контакты с Грузией наверняка являются одним из проявлений сложной политической игры, которую руководство этой страны ведет с Россией, тем более на фоне последних осложнений во взаимоотношениях между Москвой и Минском. Однако для Грузии эта тенденция стала подтверждением важности сотрудничества со страной, во всех отношениях близкой с Россией и способной в определенной степени влиять на российскую политику в ее «ближнем зарубежье».

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.