Слушать Скачать Подкаст
  • Новости 16h00 - 16h10 GMT
    Выпуск новостей 20/11 16h00 GMT
  • *Эфир RFI 16h10 - 17h00 GMT
    Дневная программа 20/11 16h10 GMT
  • Новости 19h00 - 19h10 GMT
    Выпуск новостей 21/11 19h00 GMT
  • *Эфир RFI 19h10 - 20h00 GMT
    Дневная программа 21/11 19h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
КУЛЬТУРА

По ту сторону звезд: в музее Орсе проходит выставка «Мистический пейзаж»

media Винсент Ван Гог. Звездная ночь над Роной. 1888. Музей Орсе © RMN-Grand Palais (musée d'Orsay) / Hervé Lewandowski

В парижском музее Орсе до 25 июня открыта выставка «По ту сторону звезд: мистический пейзаж от Моне до Кандинского». В экспозицию вошло 90 живописных и 20 графических работ, представляющих 36 художников из 15 стран мира. Среди них — Клод Моне, Винсент Ван Гог, Поль Гоген, Густав Климт, Морис Дени, Эдвард Мунк, Эгон Шиле, Василий Кандинский. Это одна из самых значительных выставок сезона.

Выставка организована музеем Орсе в сотрудничестве с Художественной галереей Онтарио и готовилась в течение пяти лет. Картины для нее прислали британская галерея Тейт, национальные галереи Канады, Швеции, Чехии и Шотландии, музей Мунка и нью-йоркский МоМА. В экспозиции представлены настоящие шедевры, иногда приехавшие издалека: например, «Видение после проповеди» Поля Гогена представил музей Эдинбурга. Выставка уже прошла в Торонто. В Париже к ней прибавилось еще шестнадцать работ.

Клод Моне. Кувшинки. 1916-19. Музей Орсе © RMN-Grand Palais (musée d'Orsay) / Hervé Lewandowski

Выставка «Мистические пейзажи» интересна тем, что наряду с великими на ней представлены мало известные, а то и совсем неизвестные широкой публике имена — французский монах-францисканец Шарль-Мари Дюлак, бельгиец Фернан Кнопф, швед Эжен Янсон. Плохо знаком французский зритель и с работами Джорджии О’Кифф, без которых невозможно представить американское искусство ХХ века.

Участие в организации выставки канадской стороны объясняет присутствие в экспозиции скандинавских и канадских художников, практически не известных в Западной Европе. В Буффало в 1913 году состоялась выставка скандинавской живописи, которая оказала большое влияние на канадских художников. В 1920 году канадские пейзажисты, увлекавшиеся теософией, объединились в так называемую «Группу семи». Одно из открытий выставки — работы лидера группы Лоуренса Харриса.

Испанский философ Хосе Ортега-и-Гассет писал: «Закон великих переворотов в живописи на удивление прост: сперва изображались предметы, потом — ощущения, и, наконец, идеи». Переход от впечатлений Клода Моне к абстрактному искусству легко прослеживается в контексте выставки. Но сама ее тема гораздо шире. И гораздо интереснее. Название выставки определил шедевр Ван Гога «Звездная ночь», о котором он писал брату: «Я по-прежнему страшно нуждаюсь в религии. Потому я вышел ночью из дома и начал рисовать звезды».

«Мы назвали выставку „По ту сторону звезд: мистический пейзаж“, потому что в большинстве своем художники не ограничиваются интересом к земле, горам, морю и облакам, но обращаются к великой неизвестности, расположенной выше звезд. К последней тайне», — объясняет один из кураторов выставки Изабель Моран Лутрель. Но и любой зритель задумывался, что же там, за звездами, «над небом голубым» — Эдемский сад или космическая пыль?

Морис Дени. Процессия под деревьями. 1893. Музей Орсе © RMN-Grand Palais (musée d'Orsay) / Hervé Lewandowski

Сама по себе идея выставки на тему священного, сакрального или мистического в искусстве, не нова: например, в 2008 году в Центре Помпиду прошла выставка под названием «Следы священного». Но особенно интересно обращение к теме мистики в пейзаже. Поиски мистического в природе близки и понятны практически каждому. Нет на земле ни одного человека, который хотя бы раз не замер, встретившись с природой в ее «не каникулярном» виде. Молчаливый лес, таинство ночи, бездонное небо над морем или горами, все это «непонятное, страшное, шумящее — или молчащее, дующее в лицо — или приблизившееся и вставшее за спиною» вызывают у нас странное и даже пугающее чувство. «Звездное небо придет и ляжет; душе страшно от звездного неба», — пишет Татьяна Толстая в маленьком рассказе «На природу».

«Господь ложится травой под ногами, дует ветром, лает собакой, бьет волной о берег, бежит облаком, снится сном, льется вином. Остальное — тайна переговоров», — так заканчивается рассказ. Этой тайне переговоров между художником и чем-то высшим, неизвестным, непознанным и посвящена выставка «Мистический пейзаж».

«Тайна переговоров» определяет удивительно личную интонацию, с которой полотна выставки обращаются к зрителю. Даже образ Христа для Поля Гогена — автопортрет («Христос в Гефсиманском саду», 1889): «Я изобразил на ней себя… Но, кроме того, я хотел выразить боль низверженного кумира — боль настолько же бога, насколько и человека <…> на фоне пейзажа, такого же печального, как и его душа». Парижскому посетителю предоставлена редкая возможность увидеть эту работу — она приехала из галереи Нортон в Палм-Бич (США).

Поль Гоген. Христос в Гефсиманском саду (Моление о чаше). 1889. Галерея Нортон, Палм Бич, США Marie Maramzine/RFI

Экспозиция, хронологически охватывающая период первой трети ХХ века, оказывается удивительно созвучна сегодняшнему зрителю, вступившему в следующий век и испытывающему ту же растерянность перед лицом быстро меняющегося мира. Недаром выставку ежедневно посещают около пяти тысяч человек.

Зрители переходят от соборов и кувшинок Клода Моне к зачарованному лесу группы Наби, и все разговоры постепенно стихают. Впереди  — ночь во всех своих мистических проявлениях и северное безмолвие скандинавских и канадских пейзажей. Заканчивается экспозиция синим «космическим» залом, где молчание сменяется музыкой.

Что ждет нас «над небом голубым» — звездные россыпи Аугусто Джакометти, хрустальный дворец Венцеля Хаблика или тоннель нестерпимого света Тео Ван Дусбурга? «Каждому воздастся по вере его». Но притихшие зрители выходят с надеждой, что, как пел Мишель Польнарефф, «все мы отправимся в рай, даже я».

 

 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.