Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 14/10 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 14/10 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 14/10 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 13/10 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
В мире

Майкл Босиерки: Для родственников жертв MH17 правосудие важнее денег

media  
Презентация результатов расследования в Нидерландах, 19 июня 2019 год. REUTERS/Eva Plevier

Пять лет назад, 17 июля 2014 года, в небе над Донбассом был сбит малазийский «Боинг», на борту которого находились 298 пассажиров. Международный аналитик и бывший пресс-секретарь Специальной миссии наблюдателей ОБСЕ в Украине Майкл Босиерки в интервью RFI рассказал об ожиданиях родственников жертв катастрофы, о правосудии и возможности диалога с Россией, а также о том, почему мир не должен забывать об этой трагедии.

RFI: Вы сейчас находитесь в Нидерландах и имели возможность встретиться с родственниками жертв трагедии. По случаю годовщины власти Австралии сделали заявление, в котором отметили, что решительно настроены добиваться правосудия и вместе с Нидерландами участвуют в переговорах с Российской Федерацией о ее ответственности как государства за роль в крушении самолета. На ваш взгляд, какова вероятность того, что справедливость восторжествует?

Майкл Босиерки: Я имел возможность общаться с родственниками погибших, и многие сходятся во мнении, что до справедливости еще далеко. Как вы знаете, четырем подозреваемым — одному украинцу и трем гражданам РФ — предъявлены обвинения (со стороны прокуратуры Нидерландов — RFI). Широко известно, что их никогда не экстрадируют, поскольку этого не позволяет конституция ни Украины, ни России. Но представители Нидерландов вчера выразили свою убежденность в том, что процесс идет в правильном направлении, и в марте следующего года здесь состоится суд, в распоряжении которого есть множество свидетельств очевидцев и фактов. Я думаю, что это очень масштабное дело, и полагаю, что будут еще подозреваемые, но окажутся ли они за решеткой, пока не ясно.

После катастрофы многие страны вели переговоры с Россией относительно этого дела. В мае прошлого года в совместном заявлении Нидерланды и Австралия возложили ответственность за случившееся на Москву. Учитывая то, что в Кремле категорически отвергают причастность к сбитому «Боингу», насколько возможен и продуктивен диалог с РФ?

Большой неожиданностью для меня и для многих родственников жертв стало заявление австралийских и нидерландских официальных лиц, которые сообщили, что ведут переговоры с Россией на предмет государственной ответственности. У них уже был первый раунд переговоров, и второй должен состояться в ближайшее время. К чему это приведет, никто не знает, но это было сделано в полной секретности и без ведома родственников.

До сих пор Россия говорила о том, что никогда не возьмет на себя ответственность, и продолжает это делать, распространяя дезинформацию и фейк-новости относительно катастрофы. Но это уже никого не удивляет, просто выносить это все родственникам жертв невыносимо больно. Я думаю, что они не гонятся за денежными компенсациями, для них правосудие важнее денег, и им важно, чтобы все, кто причастен к запуску ракеты «Бук», сбившей самолет, предстали перед судом.

В международном сообществе и среди родственников жертв есть ли еще сомнения в том, что Россия причастна к этой трагедии? Может, вы встречали таких людей?

Я — нет, но в российских медиа, например, на RT и других государственных телеканалах, только это и слышим, что все это сфабриковано и ложно. Однако фактов и свидетельств очень много — и не только в распоряжении голландской следственной группы, в которую входят очень профессиональные следователи. Факты собрали и журналисты-расследователи из The Belingcat, которые установили траекторию перепещения «Бука» из России на неподконтрольные Киеву территории на Донбассе и обратно. Много фактов было собрано в зоне крушения лайнера, несмотря на то, что она является зоной активного конфликта. Мое главное опасение в том, что международное единство и непоколебимость в наказании России ослабевает. Причину я вижу еще и в том, что недавно Махатхир Мохамад, премьер-министр Малайзии, откуда самолет вылетел, усомнился в результатах международного расследования и спровоцировал замешательство. Он, в частности, заявил о том, что ничего еще не доказано и, может быть, к этому причастны не русские, а украинцы. Я считаю, что это не только безответственное поведение, но и предательское в отношении родственников жертв. Это очень странная реакция, которая не помогает прояснить ситуацию.

Некоторые активисты в Украине и Европе призывают свои страны и Европарламент усилить принятые уже ранее в связи с крушением самолета санкции в отношении России. Считаете ли вы это целесообразным и эффективным?

Ужесточение санкций может быть очень болезненным процессом для России. Я думаю, что они уже нанесли серьезный удар. Очевидными санкциями могут быть те, которые, например, создадут для граждан РФ трудности путешествовать или же для российских авиакомпаний летать в определенных направлениях. На борту этого лайнера были и граждане Великобритании. Почему Лондон не принимает более строгие меры, чтобы не допустить поступления в их страну грязных русских денег или же покупку русскими олигархами недвижимости в Великобритании? Этот вопрос тоже многие поднимают. Самой жесткой санкцией, я думаю, может стать отключение России от международной системы финансовых транзакций SWIFT. Я думаю, что российская экономика переживает трудный период и из-за ситуации в глобальной экономике, и из-за внутренних факторов, поэтому усиление санкций может оказать еще более серьезное воздействие.

Подытоживая, стоить напомнить, что инцидент в небе над Донбассом стал поворотной точкой в войне на востоке Украины. Как, на ваш взгляд, с тех пор, пять лет спустя, изменилось отношение мирового сообщества к тем событиям?

Важно, что мир об этом не забывает. Сегодня отмечается пятая годовщина этой трагедии. По многим причинам мир должен обращать внимание на это событие и помнить о том, что произошло. Мы в ОБСЕ, анализируя то, что произошло, думали тогда, что этот инцидент стал поворотным моментом и многое поменяет, что, может быть, даже американцы вмешаются в войну. Но  после этого было очень много политических заявлений и разговоров. Грустно то, что до сих пор конфликт продолжается, он становится замороженным. Более 13 000 человек погибли, 20 000 получили ранения и миллионы оказались беженцами и внутренними переселенцами, инфраструктурам было нанесено ущерба на миллиарды долларов, и конца этому не видно.

Но стоит отметить и то, что после избрания новый президент Украины Владимир Зеленский пообещал положить конец конфликту. Впервые после долгого перерыва украинский президент начал диалог с Владимиром Путиным. Я повторю то, что мне сказал на днях один голландский дипломат. Время проходит, лидеры меняются, однажды и в России вместо Путина придет к власти человек, который будет действовать по правилам международного правопорядка. Но поговорив со многими родственниками жертв этой катастрофы, я убедился, что у многих до сих пор нет чувства того, что дело доведено до конца. Никто за это не ответил. Они ждут суда, который должен состояться в марте следующего года.  

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.