Гасан Гусейнов о словах и вещах
Морис Метерлинк о жизни чекистов
Морис Метерлинк в возрасте 40 лет
 
Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 18/07 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 18/07 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 17/07 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 17/07 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
В мире

Исторический прецедент: Франция вернет Узбекистану деньги Каримовой

media  
Гульнара Каримова. 2010 г. Photo by Yves Forestier / Getty Images

9 июля вступило в силу решение о конфискации имущества дочери экс-президента Узбекистана Гульнары Каримовой во Франции. Деньги от продажи трех объектов недвижимости (квартиры в Париже, виллы в районе Сен-Тропе и замка в парижском пригороде), «приобретенных незаконным путем», должны будут вернуться в узбекский бюджет. Подробности этого исторического решения — в материале RFI.

Главная героиня этого материала, 47-летняя Гульнара Каримова, старшая дочь экс-президента Узбекистана, сейчас в тюрьме под Ташкентом. Еще несколько лет назад Гульнара была на вершине: возглавляла фонды, устраивала показы мод собственной марки и вечеринки в престижнейших залах Европы, была послом Узбекистана при ООН и считалась преемницей, которая должна «унаследовать» пост президента страны.

Но в 2013-м Гульнара впала в немилость у отца, Ислама Каримова. Потом она куда-то надолго «исчезла». Позднее стало известно, что в Узбекистане против нее было возбуждено уголовное дело. Ее приговорили по коррупционным статьям (первоначальный приговор — 10 лет тюрьмы — был заменен на 5-летний домашний арест и обещание вернуть в казну деньги с заграничных счетов).

Параллельно правоохранительные органы Швейцарии начали расследование, фигурантами которого стали сама Гульнара Каримова и несколько человек из ее окружения. Затем швейцарская юстиция арестовала около 800 миллионов швейцарских франков, «добытых незаконным путем» и, предположительно, напрямую или косвенно принадлежащих Гульнаре Каримовой.

В основе нынешнего решения французских властей о конфискации «имущества Каримовой» лежит разбирательство, начатое в Швейцарии. Это швейцарские правоохранители обратились во Францию с запросом, на основании которого французская прокуратура в 2014-м возбудила дело по подозрению в «отмывании денег в составе преступного сообщества…». Дело было поручено Сержу Турнеру, следователю финансового отдела парижского суда.

5 сентября 2014 года следователь Турнер подписал постановления об аресте парижской «квартиры Каримовой», виллы в Гассене (около Сен-Тропе) и замка де Груссе, расположенного неподалеку от Версаля. Квартира, как сообщало французское деловое издание Challenges, была куплена за 31 миллион евро, замок, по данным Corse Matin, обошелся покупательнице в 28 миллионов, вилла стоила 2,4 млн.

Сегодня судебный следователь Серж Турнер и прокурор французской Национальной финансовой прокуратуры Николя Байето говорят о знаковой победе. В интервью журналисту RFI Франку Александру они отмечают, что нынешнее решение об «изъятии доходов, приобретенных незаконным путем», — первое подобное для Франции. 

Французское следствие пришло к выводу, что три объекта, оформленные на «компании по управлению недвижимостью» (Société civile immobilière — SCI), — это «плоды» коррупционных денег, полученных за доступ на телекоммуникационный рынок Узбекистана. Деньги получены от фирм, зарегистрированных в Швеции, России и Нидерландах.

По данным Турнера и Байето, «грязные деньги» осели в «десятке стран мира». Поэтому французским правоохранителям пришлось много поездить в загранкомандировки. «Сегодня некоторые в прокуратуре спрашивают, не было ли это просто поводом для того, чтобы попутешествовать», — смеется прокурор Байето. 

Как утверждает прокурор, окончательное решение Ташкента по поводу французской собственности Каримовой было принято в этом году. Для этого «понадобилось 18 месяцев» переговоров, — уточняет Байето, подчеркивая, что «решающим» стал их совместный с Сержем Турнером выезд в Ташкент в январе нынешнего года. Обсуждали, среди прочего, и то, какой юридический путь выбрать для возврата денег.

«Можно было пойти (гораздо более сложным) путем признания судебных решений, вынесенных в Узбекистане. А можно было сделать так, чтобы узбекское государство согласилось объявить себя (во Франции) потерпевшим и стать гражданским истцом. Именно эту процедуру и выбрали» узбекские власти, — рассказал RFI адвокат Стефан Секкальди, представляющий интересы Республики Узбекистан.

В итоге 26 июня представители «компаний по управлению недвижимостью», на которые были оформлены квартира, замок и вилла, пошли на сделку с правосудием по т.н. процедуре «явки с предварительным признанием вины» (CRPC).

Процедура, которая может быть проведена только по согласию генпрокурора Франции, избавляет фигурантов от судебного разбирательства. Срок апелляции по этой процедуре как раз и вышел во вторник, 9 июля. Это значит, что все три объекта недвижимости считаются конфискованными.

А так как, по словам адвоката Секкальди, «изъятые (во Франции) объекты недвижимости не передаются иностранному государству» в качестве возмещения, то Узбекистан получит средства от их продажи.

Такие торги проходят под контролем AGRASC (французского Агентства по возврату изъятых и конфискованных активов). К слову, парижская «квартира Каримовой» уже продана с аукциона нынешней весной — за 14 миллионов евро, то есть, в два с лишним раза ниже цены покупки.

Еще часть от конфискованных «средств Каримовой» — 2 миллиона евро — уйдет на компенсацию «следственных расходов». «Мы не хотели доходить в своей доброжелательности до глупости», — объясняет прокурор Николя Байето, подчеркивая, что, так как «нет никаких инструментов для измерения этих расходов, (мы) решили посчитать стоимость потраченного времени».

Гульнару Каримову в марте нынешнего года снова вернули в узбекскую тюрьму. Местные власти говорят о «нарушении условий домашнего ареста», но речь также идет об отказе продолжить выплату «компенсации» в бюджет Узбекистана.

1 июля швейцарское правосудие по апелляции Грегуара Манжа, адвоката госпожи Каримовой, приостановило процедуру «возврата» Узбекистану части денег — 550 миллионов швейцарских франков. «Важнейшая победа в швейцарском федеральном суде. (…) Больше не будет сотрудничества с Узбекистаном, пока эта страна не положит конец незаконному задержанию нашей клиентки», — заявил адвокат Манжа в твиттере и заверил: «На нее (оказывается) все больше и больше давления. Жизнь Каримовой в опасности».

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.