Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 21/04 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 21/04 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 21/04 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 21/04 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
В мире

Востоковед Леонид Исаев: Россия хочет стать главным медиатором в Сирии

media  
Президент России Владимир Путин и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган на совместной пресс-конференции в Стамбуле. 10 октября 2016 REUTERS/Osman Orsal

23 января турецкий лидер Реджеп Тайип Эрдоган встречается в Москве с российским президентом Владимиром Путиным. В Анкаре сообщили, что Эрдоган намерен обсудить вопросы координации военных действий в свете вывода американских войск из Сирии. О том, какое значение будут иметь эти переговоры для сирийских курдов и Дамаска, а также какое отношение к уходу американцев из Сирии у самих Путина и Эрдогана в интервью RFI рассказал востоковед, доцент Высшей школы экономики в Москве Леонид Исаев.

О чем именно пойдет речь на этих переговорах?

Речь пойдет о том, как будет осуществляться контроль прежде всего на тех территориях, которые сейчас контролируются курдами. И, безусловно, Эрдогана волнуют вопросы, связанные с северными территориями Сирии, как раз над теми самыми территориями, которые контролируются курдами. Это одна из ключевых задач, которые Турция перед собой ставит в Сирии. С этой точки зрения здесь действительно нужна координация с другими участниками сирийского урегулирования и прежде всего с Российской Федерацией, которая, безусловно, не заинтересована в том, чтобы тот вакуум, который будет создаваться после ухода американских войск, полностью заполнялся турками. Поэтому для того, чтобы избежать различного рода стычек на северных территориях Сирии, прежде всего, курдских территориях, конечно же, нужно координировать сейчас свои усилия для того, чтобы избежать конфликтов между Москвой и Анкарой.

Востоковед Леонид Исаев о предстоящих переговорах Путина и Эрдогана 22/01/2019 - Сергей Дмитриев Слушать

Что конкретно это может значить для сирийских курдов?

Для сирийских курдов эта ситуация, конечно же, не самая оптимистичная, потому что, безусловно, присутствие американцев на курдской территории было некой гарантией, залогом того, что курды будут и впредь не только сохранять некий автономный статус, но и иметь достаточно весомые рычаги и механизмы давления в переговорах с Дамаском за будущее государственное устройство Сирии, которое могло бы сулить им определенные преференции, скажем, в вопросах управления теми территориями, которые на сегодняшний день они контролируют.

Уход американцев для курдов — событие мало приятное, потому что, с одной стороны, у курдов возникают проблемы при будущих переговорах с сирийским центральным правительством. Во-вторых, у курдов действительно возникают проблемы с турками, которые достаточно открыто претендуют на контроль, по крайней мере, над частью контролируемых курдами территорий Сирии. С этой точки зрения, конечно же, главная задача для курдов — это попытаться, с одной стороны, эту территорию удержать, а с другой стороны — найти возможность для балансирования между турками с одной стороны и Москвой и Дамаском с другой.

Россия в принципе готова предоставить определенные гарантии того, что курды не будут подвергаться атакам со стороны турок, но все это может быть сделано только при условии того, что курды признают свою лояльность по отношению к Дамаску как раз на условиях, выгодных Дамаску.

Если говорить про Дамаск, там неоднократно заявляли, что хотят восстановить суверенитет над всей территорией страны. Кажется, это идет вразрез с планами Анкары, которая стремится создать буферную зону. Позиция России в чем заключается?

Позиция России заключается в том, чтобы упрочить прежде всего свои позиции как ключевого игрока в сирийском межпереговорном процессе и процессе, связанном с постконфликтным урегулированием в стране. Этот конфликт между курдами и турками Москва предлагает разрешить -тем способом, который, может быть, не полностью устраивает тех же самых курдов, равно как и, может быть, турок. Но, тем не менее, решение для этого конфликта мы предлагаем. Мы предлагаем курдам просто перейти под контроль сирийской правительственной армии и тем самым, с одной стороны, делаем шаг навстречу примирению, а с другой стороны — пытаемся сделать шаг навстречу Турции, говоря о том, что, если курды переходят под контроль сирийской правительственной армии, то в таком случае они якобы для турок уже не представляют никакой угрозы.

Второе, какой интерес преследует Москва, — она пытается показать, что она гораздо более удачный и надежный партнер, нежели, скажем, Соединенные Штаты Америки, которые находятся там ситуативно, на что сейчас и делает акцент российское руководство в контексте вывода американских войск из Сирии и предлагает курдам некую альтернативу, говоря о том, что если вы готовы сотрудничать с Российской Федерацией, с российскими вооруженными силами, то это гарантирует вам, в отличие от сотрудничества с США, долгосрочную и надежную защиту от ваших внешних врагов в лице турецкого руководства и гарантирует вам то, что мы готовы, условно говоря, хлопотать перед Дамаском в будущих переговорах по вопросам децентрализации и предоставления определенных автономий курдам. Поэтому мне кажется, что Россия как раз преследует эти свои цели, связанные с основным медиатором в сирийском конфликте.

Если говорить про Соединенные Штаты, это заявление о выводе войск — все-таки для России подарок, как говорили критики Трампа в Америке, или, наоборот, новые, дополнительные проблемы?

Сложно сказать однозначно. С одной стороны, конечно, это не то чтобы подарок, но определенный шанс воспользоваться ситуацией, потому что уход американцев — это в любом случае своего рода военно-политический вакуум, который создается, и у России появляются шансы им воспользоваться.

С другой стороны, назвать это в полном смысле слова подарком нельзя, потому что шансом этим еще нужно уметь воспользоваться, особенно в тех условиях, которые сейчас существуют в Сирии. С этой точки зрения, для того, чтобы воспользоваться, нужно все-таки достаточно искусно балансировать между интересами Турции, курдов и сирийского правительства. Более того, то, что американцы вывели свои войска, то, что они нам шанс предоставили, это ведь еще приводит и к тому, что не воспользоваться этой ситуацией мы попросту не можем, то есть мы должны каким-то образом на нее обязательно реагировать, мы не можем сделать вид, что это нас не касается. Поэтому шанс — да, но он может привести как к укреплению позиций России, так может привести и к тому, что Россия может понести определенные потери с точки зрения влияния — по крайней мере, на севере Сирии. Но опять же все это будет зависеть от переговоров с турками, от того, насколько мы сможем убедить курдов быть более лояльными Дамаску — встает целый ряд вопросов, которые не так просто разрешить.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.