Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 27/05 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 27/05 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 27/05 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 27/05 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
В мире

«Трамп открыл ящик Пандоры» — Сергей Алексашенко о пошлинах на сталь и алюминий

media  
Трамп подписал указ о введении импортных пошлин на сталь и алюминий в окружении рабочих, 8 марта 2018 г. REUTERS/Leah Millis

В минувший четверг президент США Дональд Трамп официально объявил о введении пошлин на импорт стали и алюминия: 25% и 10% соответственно. Исключение пока сделали только для Канады и Мексики, но освободить от пошлин в Вашингтоне готовы и другие страны — на определенных условиях. Это решение резко раскритиковали торговые партнеры США, в том числе Европейский союз. Старший научный сотрудник Брукинского института, экономист Сергей Алексашенко в интервью RFI объясняет, почему это может стать началом ревизии правил международной торговли, а в проигрыше может оказаться сама Америка.

Сергей Алексашенко svoboda.org

RFI: Дональд Трамп использовал оговорку в уставе ВТО, где говорится, что можно вводить пошлины в одностороннем порядке, если есть угроза национальной безопасности, и ввел пошлины на импорт стали и алюминия. К чему это может привести?

Сергей Алексашенко: В краткосрочной перспективе это, безусловно, приведет к обострению торговых отношений США с какими-то странами. До конца пока непонято — с какими. Крупнейшим поставщикам стали на американский рынок — Канаде и Мексике — Трамп дал исключение. Пообещал дать исключение тем странам, с которыми (у США) союзнические отношения (Евросоюз и Южная Корея). Остаются два крупнейших поставщика, которые входят в шестерку, — это Россия и Бразилия. С Бразилией Трамп, наверное, тоже сможет договориться. С Россией — вряд ли. Российские сталевары могут столкнуться с каким-то осложнениями, хотя объем поставок не очень большой. Россия вполне вероятно сможет ответить какими-то мерами. То есть такая мини-торговая война. С алюминием примерно то же самое, но здесь еще и Китай становится под удар, потому что он является одним из крупных поставщиков алюминия.

В долгосрочной и среднесрочной перспективе это приведет к тому, что на рынке стали и на рынке алюминия восстановится мощность американских компаний. В этих секторах и так переизбыток мощностей. Соответственно перезапуск американских предприятий приведет к тому, что цены начнут снижаться, и кто-то в этих войнах, безусловно, пострадает, потому что мировое потребление так быстро не будет расти.

Но это одна часть. Мне кажется, что есть еще более серьезная угроза. Эта оговорка (в уставе Всемирной торговой организации) о национальной безопасности подразумевает то, что речь идет о ситуации войны. Хотя впрямую практически никто эту оговорку не использовал. И то, что президент Трамп на нее сослался, — это открывает ящик Пандоры. Теперь многие страны при желании могут пойти по этому же пути. Если никто не подаст в суд ВТО или если Америка не проиграет, если кто-то все же подаст на нее в суд, это может стать началом масштабной ревизии и разрушения сложившегося торгового порядка в мире, правил и обычаев торговли, хозяйственных связей. Сейчас прогнозировать сложно — много развилок, и все надо пройти — но это сильный удар по глобализации, по работе крупных международных корпораций.

Когда у Трампа была предвыборная кампания, он часто говорил, что США становятся жертвой нечестной международной торговли. Получается, что Трамп действует в ключе своих предвыборных обещаний. Или же это какая-то неожиданная и беспрецедентная вещь?

В этом отношении Трамп (я понимаю все условности этого термина) — «порядочный» политик. Он пытается выполнять свои торговые обещания и обещания восстановить рабочие места в Америке. В первую очередь это то, что называется «ржавый пояс» — американцы Среднего Запада, где много сталелитейных, алюминиевых предприятий, которые в последние десятилетия действительно много потеряли. Это электоральная опора Трампа. Он им это обещание давал, и он его выполняет.

Эти меры спасут американские сталелитейные предприятия и их рабочих?

Введение пошлин означает повышение цен на импортируемую сталь и на импортируемый алюминий. В какой-то мере это приведет к повышению внутренних цен на сталь и алюминий, соответственно, производство стали и алюминия в Америке станет более рентабельным. Какие-то мощности могут открыться.

Другое дело, что более дорогая сталь и более дорогой алюминий — их на хлеб с маслом не намажешь. Они идут на потребление в других отраслях: в автомобилестроении, в приборостроении, в самолетостроении и так далее. Вполне может оказаться, что повышение цен, переданное по цепочке, сделает другие американские товары менее конкурентоспособными.

Предсказать точно, какой будет эффект, невозможно. Скорее всего, какое-то количество рабочих мест в сталелитейной и алюминиевой промышленности создастся. Но пока те экспертные оценки, которые я видел, говорят, что Америка больше потеряет рабочих мест в других секторах, где скажется повышение цен на сталь и алюминий. Примерно на 20–30% больше рабочих мест будет потеряно. Что окажется правдой — увидим.

Вы упомянули, что Трамп, наверное, будет договариваться с партнерами — с Евросоюзом, с Южной Кореей. Но сейчас складывается впечатление, что между ЕС и США идет настоящая торговая война — по крайней мере в плане коммуникации. Трамп грозит повысить пошлины на «европейские» автомобили. А Евросоюз грозит обложить пошлинами американские джинсы и арахисовое масло.

Как говорится, обещать — не значит жениться. Грозить друг другу введением пошлин — это не значит объявить торговую войну. Хотя Трамп сказал, что торговые войны полезны, и их легко выиграть, ответ президента Европейского совета Дональда Туска был обратный: в торговых войнах выиграть сложно, легко проиграть.

Я думаю, что ни Америка, ни Евросоюз, ни Китай, ни Южная Корея, ни Япония не заинтересованы в таких полномасштабных торговых войнах, потому что это приведет к потрясениям во многих секторах экономики. Например, стало широко известно, что китайцы создали очень высокопоставленную переговорную делегацию для того, чтобы обсуждать с Америкой те претензии, которые есть. И Трамп заявил, что он хочет снизить торговый дефицит с Китаем на 100 миллиардов долларов. Китайцы сказали, что эта сумма нереалистична, что можно снизить на 5, 10, 15, 20. Одним словом, уже заявлены стартовые позиции. И Трамп не просто хочет закрыть торговлю. Он говорит: давайте выравнивать торговый баланс. Китайцы готовы допускать американцев, например, в финансовый сектор, еще в какие-то сектора, куда они раньше их не пускали. Экономисты будут считать — компенсируется, не компенсируется. А китайцы будут заявлять: вы знаете, большая часть торгового дефицита — это те самые айфоны, которые вы у нас производите, но вообще-то айфон — это американская продукция.

Я думаю, что это скорее повод для начала таких полномасштабных торгово-экономических переговоров. Американская администрация попробует выторговать себе какие-то более приоритетные условия с точки зрения поддержки американских компаний на европейском, азиатском рынке — на основных своих рынках сбыта.

То есть это скорее торг, а не война?

Пока все, что говорится, я бы воспринимал как прелюдию к торгу. До объявления таких торговых военных действий дело еще не дошло.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.