Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 24/06 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 24/06 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 24/06 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 24/06 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
В мире

Правозащитник: «В Кыргызстане нет стратегии предупреждения катастроф»

media  
Толекан Исмаилова, президент НПО «Бир-Дуйно Кыргызстан», вице-президент Международной федерации за права человека (FIDH) в Центральной Азии и Восточной Европе (©azattyk.org)

Грузовой Boeing 747 упал утром в понедельник, 16 января упал на дачный поселок вблизи международного аэропорта «Манас» в Кыргызстане. В результате катастрофы погибли 38 человек, в том числе 17 детей. Во вторник состоялись похороны погибших, многие пострадавшие, в том числе дети, по-прежнему находятся в больнице. В среду на месте катастрофы еще продолжались поиски выживших под руинами домов.

Толекан Исмаилова, Вице-президент Международной Федерации за права человека по Центральной Азии и Восточной Европе, глава правозащитной организации «Бир-Дуйно Кыргызстан», которая активно оказывает помощь пострадавшим, рассказала RFI о том, как организована помощь на местах и с какими проблемами приходится сталкиваться пострадавшим.

Толекан Исмаилова: Положение очень тяжелое, мы уже прошли через немало трагедий. Все началось 20 мая 1998, когда произошла трагедия в Кумторе, тогда в реку Барскаун упал грузовик, и две тонны цианида через реку попали в села. Еще тогда мы, гражданские активисты, поняли, что в постсоветских странах, особенно в Кыргызстане, нет стратегии и плана действий для предупреждения чрезвычайных ситуаций, действия во время этих ситуаций и после. Культура понимания людьми, что такое чрезвычайная ситуация, до сегодняшнего дня отсутствует.

Мы живем в опасном положении, когда рассчитывать на МЧС или Министерство здравоохранения не приходится. Они что-то делают, но в то же время, предпринимаемые ими действия непонятны и хаотичны как раз из-за отсутствия стратегии. Например, мы недавно были в гостинице, где были размещены пострадавшие, и там двум женщинам стало плохо, по словам врача — очень высокое давление, под 200. В такой ситуации надо класть человека на стационарное лечение, а чиновники отвечают — нет, здесь закрытый объект, за него отвечает Минобороны, мы тут всех кормим и предоставляем медицинское обслуживание, если нужно. Все это очень неэффективно. Мы, правозащитники "Бир Дуйно - Кыргызстан", считаем, что нам следует вести мониторинг и требовать по его итогам оказания эффективной помощи в условиях прозрачности.

Важен также вопрос компенсации пострадавшим. Это не должно быть 70 000 сом (1000 долл. США) , как считает премьер, или 100 000 сом (около 1400 долларов), как предлагает президент. Все-таки, это ужасная драма, люди остались без крова, среди них много детей. Большинство семей — внутренние мигранты из разных регионов, в большинстве своем из Баткенской области. Они жили там в ужасных условиях, правительству было известно, что они находились в опасной зоне возле аэропорта Манас, и до сегодняшнего дня не было предпринято ничего, чтобы в случае проблем можно было обеспечить их безопасность.

 — В чем состоит ваша деятельность на месте?

Толекан Исмаилова: Мы занимаемся мониторингом, а также оказываем адресную помощь жертвам, оставшимся без внимания. Например, в 3-й больнице находятся шесть детей — у них даже смены нижнего белья нет, их туда положили на лечение, уколы делают, но никакими предметами первой необходимости не обеспечили. Как их отвезли туда полуживыми, полуголыми, так они там и лежат. Мы узнали, что ими никто не занимался, и наши сотрудники обеспечили детям адресную помощь, а также их маме, которая сейчас находится в больнице. Другая семья, Джахшелыковы, мы также занимались ими, там бабушка в очень тяжелом состоянии… И вот такая адресная помощь, индивидуально каждой жертве, в том числе психиатрическая — ведь многие люди в шоке — ее власти никак не обеспечивают, она отсутствует.

Как охарактеризовать работу вице-премьера по социальным вопросам, я даже не знаю, наверное, можно только поставить «двойку». В морге врачи работают в ужасных условиях, там голод и холод, и в данный момент правозащитники возят туда бумагу, оргтехнику, заправляют автомобили. Таким образом, мы видим, что у институтов, которые должны выполнять определенную работу, отсутствуют самые необходимые вещи, организации находятся в нищете, так как власти их оставили на произвол судьбы, занимаясь только внутриполитической борьбой — выборы, референдумы и т.п.

Вот только вчера, ГКНБ возбудил против одной девушки уголовное дело, потому что она высказывает в интернете свое мнение, ставит «лайки» в Фейсбуке и т.д. — в то время, как свои прямые обязанности государство не выполняет. В холод, когда людям необходимо быть в тепле и безопасности и когда им нужна человеческая помощь — мы особой политической воли со стороны президента не наблюдаем. Власти совершенно не занимаются менеджментом, их интересует исключительно политическая борьба — это главная трагедия. А врачам, которые в таких условиях работают, скорой помощи, которая постоянно нуждается в бензине и других материалах — им помогают бизнесмены, а не государство. Нам не удается добиться от властей прозрачности и эффективности.

Кроме того, мы намерены в дальнейшем оказывать пострадавшим юридическую помощь, в вопросах компенсации и тому подобного, так и в формате проведения мониторинга работы государственных органов.

Сейчас много предпринимается различных гражданских инициатив, бизнес оказывает им поддержку, но нас печалит именно отношение государства — нежелание заботиться о людях, отсутствие политической воли и какой-либо стратегии помощи со стороны государства, краткосрочной или долгосрочной. Кыргызстан сегодня находится на 120 месте в Индексе человеческого развития ООН, и на 123 месте в рейтинге Трансперенси Интернешнл.

У нас происходит следующее: Администрация президента дублирует правительство, правительство формально подотчетно парламенту, но парламент сейчас «безликий», оттуда ушли такие люди, как Чолпон Джакупова, остались только "послушные" депутаты, в результате весь процесс принятия решений зависит от одного человека — президента, который пока хранит молчание.

 

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.