Слушать Скачать Подкаст
  • 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 27/03 15h00 GMT
  • 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 26/03 15h10 GMT
  • 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 26/03 18h00 GMT
  • 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 26/03 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
В мире

«Половинки»: как живут на Кубе потомки советских эмигрантов

media  
REUTERS/Edgard Garrido

25 ноября скончался лидер кубинской революции Фидель Кастро, полвека после победы революции остававшийся у власти. Последние годы Фидель уже практически не управлял страной, передав все полномочия своему брату — Раулю. Специальный корреспондент RFI Сергей Дмитриев отправился на Кубу, чтобы узнать, как живет одна из последних коммунистических стран мира, какое наследство осталось от советско-кубинской дружбы, и за что местные жители так любят Кастро.

Часть 2

«Нас называют „половинки“. Почти всегда мама — русская, а папа — кубинец, и нас таких тут много. Все говорят по-русски, мы научились ему дома. Это тоже наш родной язык», — рассказывает о себе 28-летний школьный учитель из Гаваны Эрнесто. Русских на Кубе осталось мало: по разным данным, от пяти до десяти тысяч человек, приехавших на остров еще 30–40 лет назад. Живут они в основном в Гаване и ее окрестностях.

Половинки 28/01/2017 - Сергей Дмитриев Слушать

В 1970–1980-е годы Советский Союз посылал на Кубу военных специалистов, инженеров, персонал для обслуживания военной базы, которая изначально существовала неофициально, под прикрытием учебного центра для кубинских военных. Владимир попал на Кубу солдатом в 1978 году: «Мы отправлялись туда служить с документами, выданными, допустим, на специалистов по сельскому хозяйству  — под видом простых работяг, в гражданской форме. Так осенью 1978 года я попал в предместье Гаваны. И только через год, осенью 1979 года, советская бригада была представлена мировой общественности: что есть на Кубе такая бригада и занимается обучением кубинских военных».

Владимир был простым солдатом в Лурдесе, небольшом городке, в 18 километрах от Гаваны. «Лурдес — это в основном разведцентр, а задачей нашей бригады было охранять. Сама группа советских военных специалистов на Кубе что-то особенное собой не представляла. Это были обыкновенные, рядовые объекты, и наше присутствие на них было больше символическим, политическим, чем военным. Ну что одна бригада может сделать? Конечно, ничего», — вспоминает отставной военный.

О Фиделе бывший советский солдат Владимир рассказывает с большой теплотой и вспоминает о личной встрече с ним: «Конечно, будут те, кто выступает против, но лично мне этот человек очень понравился своей простотой. Однажды так получилось, что нам еще с утра сказали, что он [Фидель] должен приехать, и мы уже подготовились к его приезду, долго ждали, но его все не было. Поэтому дежурный по гарнизону ушел проверять столовую. Вдруг я замечаю, что заезжает автомобиль Фиделя. Мне пришлось подойти к нему и доложить, как положено в подобных случаях. Он мне подал руку, и крепко пожал. Это рукопожатие до сих пор в моей памяти. Конечно, я горжусь этим. В жизни у меня так получилось, что я часто вращался среди руководителей страны Советов в то время — и никто из них никогда не подал мне руку, а Фидель Кастро это сделал».

Не только российские военные ехали в советские годы на Кубу, но и наоборот: кубинцы получали военное и инженерное образование в СССР. Александр Пенья-Безруков обязан своему появлению на свет как раз такому обмену. Отец Александра — бывший кубинский военнослужащий. Он получил инженерное образование в Советском Союзе, где и познакомился с матерью Александра: «В конце 60-х, в 70-80-е годы был большой обмен студентами. Конечно, он был больше односторонним — кубинцы ехали в Россию учиться, потому что там были русские специалисты. Если вы посылаете молодых людей куда-то жить на пять лет, естественно, что они где-то что-то…». Сам Александр родился на Кубе, но опять же благодаря работе отца, которого уже после распада СССР, в 1990-е отправили в посольство в Москву, провел шесть лет в России.

Александр работает в ресторане русской кухни «На здоровье», который расположен в самом центре города, на набережной Малекон и издалека привлекает внимание туристов большим красным флагом с серпом и молотом. Все сотрудники ресторана тоже «половинки». Русскоязычная молодежь Кубы старается поддерживать контакты друг с другом, чтобы не забывать язык. «Молодежь собирается, может быть, раз в месяц, но только по праздникам — организуют праздники для тех, кто „половина“, — рассказывает Александр. — Хотя русскоязычная община, я считаю, большая — конечно, не 100 тысяч, как в Портленде, или два миллиона, как в Нью-Йорке, но, может быть, 3–4 тысячи».

RFI/Sergey DMITRIEV

Есть еще русский православный храм. Он появился совсем недавно. На сайте «Православие и мир» в подробностях рассказывается о многочисленных письмах от русских кубинцев, которые просили Московский патриархат открыть хоть маленькую русскую церковь на Кубе. После неоднократных запросов (бывшего в ту эпоху еще митрополитом Смоленским) Кирилла передать в ведение РПЦ МП бывшую греческую православную церковь святых Константина и Елены, ставшую после революции молодежным театром, Фидель Кастро пообещал в 2004 году построить новый православный храм. Церковь Казанской иконы Божией Матери была возведена в самом центре старой Гаваны на берегу бухты и освещена Кириллом в 2008 году. При храме действует воскресная школа и библиотека, где проходят курсы русского языка.

Однако писавшие письма в Москву кубинские православные в новую церковь ходить не стали. По воскресеньям тут бывает от силы 10 прихожан, рассказывает служащая при храме Светлана. «Русская церковь могла бы быть поменьше, — соглашается Александр Пенья-Безруков. — Она очень большая для православных нужд кубинцев. Там не так много прихожан. Приехать в эту церковь сложно — с транспортом проблемы. Людям уже пожилым трудновато при такой жаре двигаться. Так что туда практически никто не ходит. Те, кто писал письма 10–15 лет назад, были на 10–15 лет моложе и могли передвигаться по городу. Например, моей маме уже под 70. Скажите человеку под 70, чтобы он в воскресенье поехал в церковь по такой жаре. Даже мне самому тяжело поехать в воскресенье в церковь с женой и дочерью на общественном транспорте — мне 20 км туда ехать».

Но дело не только в расстояниях. Совсем рядом с большим храмом Русской православной церкви находится крошечная греческая церковь Святителя Николая, Константинопольского патриархата. Ольга, работающая в церкви бухгалтером, рассказывает, что в эту церковь ходят не только греческие и кубинские православные, но и большинство местных русских: «Церковь была построена 11 лет назад. Это подарок команданте патриарху Варфоломею. Здесь на Кубе всего три греческих церкви. Прихожан много — около 600 человек, в основном, все — кубинцы. Есть еще греки и русские. Среди кубинцев сейчас много верующих. Раньше было меньше, но, наверное, просто не говорили об этом. А теперь можно открыто об этом говорить».

Кроме церкви и ресторана специальных «русских» мест на Кубе почти не осталось. Одно время Куба стала популярным направлением для российских туристов, и многие местные русскоязычные переквалифицировались в гидов для россиян. Например, Эрнесто, бывший школьный учитель: «У меня высшее образование, я преподаватель искусства и художник — работал в той же школе, что и учился. Я должен был там работать, чтобы закончить обучение, если бы я оставил работу, меня бы выгнали из школы. После окончания учебы, я ушел из школы, потому что зарплата была совсем низкая. Теперь работаю как гид для русскоязычных туристов».

Однако после кризиса 2014 поток туристов из России заметно сократился. А поддержки из Москвы, кроме как от туристов, на Кубе не ждут. Если еще недавно говорили о возможности восстановить военную базу, то сейчас, кажется, все про это забыли. Во-первых, дорого, во-вторых — бессмысленно, объясняет бывший военный Владимир: «Я думаю, что возвращение на Кубу уже российских войск — момент абсолютно неоправданный. Разве что в отместку американцам, которые размещают свои базы в Европе у границ России, только из-за этого. Современное вооружение российской армии позволяет иметь разведданные и достать какого-нибудь обидчика на всей территории земного шара. Так что необходимость тратить деньги на аренду базы на Кубе, на мой взгляд, отсутствует».

RFI/Sergey DMITRIEV

Впрочем, о власти на Кубе положено говорить либо хорошо, либо никак. «Мы — русские в этой стране уважаем местные законы. А закон в отношении иностранцев таков, что живи тихо и не выступай, а то дадут тебе 24 часа на то, чтобы покинуть остров навсегда, — рассказывает жительница Гаваны Ольга. — А у меня, между прочим — вся жизнь здесь прошла, в России нет ничего — некуда возвращаться. У меня на Кубе мать парализована после инсульта — ее тоже не бросишь. Вот и получается, что на темы политики я, конечно, общаться не буду. Возможно, вы найдете людей которые захотят ответить на некоторые ваши вопросы. Но то, что это будет не откровенная беседа — я вам гарантирую. Никто на Кубе никогда вам не скажет реально то, что он думает. Здесь привыкли так жить — и местные, и мы, иностранцы».

«Вы не застали советские времена, но те, кто жил тогда, помнят — если к вам на улице подходит зарубежный корреспондент — такое редко случалось, но случалось иногда — и начинает расспрашивать об отношении к политической системе, о том, хватает ему чего-то или не хватает, как жизнь, никто не будет об этом говорить», — объясняет мне уже из Москвы советский диссидент Александр Подрабинек, хорошо знакомый с политической ситуацией на Кубе. — «Естественно, они будут избегать политических тем, обобщений, будут избегать говорить о национальных лидерах, потому что это опасно — Куба остается коммунистической страной, там можно угодить за решетку. Поэтому говорят, как у нас это называлось, об отдельных недостатках: нет интернета или он дорогой, не хватает продуктов — такие маленькие недостатки, о которых можно высказываться, не боясь, что за это можно пострадать».

REUTERS/Stringer

Действительно, и управляющий сменой в ресторане русской кухни «На здоровье» Александр, и гид Эрнесто на вопросы о политике только пожимают плечами, тем более, что практически у всех «половинок» на Кубе двойное гражданство. Но в целом, своей жизнью на острове Александр доволен: «То, что для вас или для других стран цели на всю жизнь, у нас уже есть — например, медицинское обслуживание, учеба для детей. Мы здесь живем с гарантиями — дома собственные, учителя и школы есть, медицина есть. Все. А если дом собственный, медицина и образование для ребенка бесплатное, то за что еще платить? Вы во Франции или в других странах работаете целый год, чтобы на 15 дней поехать куда-нибудь отдохнуть. Мы здесь работаем всю неделю и гуляем два дня — получается, в году 52 недели, и мы гуляем 100 дней, потому что других нужд нет».

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.