Слушать Скачать Подкаст
  • 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 19/10 15h00 GMT
  • 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 19/10 15h10 GMT
  • 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 19/10 18h00 GMT
  • 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 19/10 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
В мире

«Бедная дорогая Куба»: страна двух валют и ретро-автомобилей

media  
REUTERS/Ivan Alvarado

25 ноября скончался лидер кубинской революции Фидель Кастро, полвека после победы революции остававшийся у власти. Последние годы Фидель практически не управлял страной, передав все полномочия своему брату — Раулю. Специальный корреспондент RFI Сергей Дмитриев отправился на Кубу, чтобы узнать, как живет одна из последних коммунистических стран мира, какое наследство осталось от советско-кубинской дружбы, и за что местные жители так любят Фиделя Кастро.

Часть 1

Бедная дорогая Куба 28/01/2017 - Сергей Дмитриев Слушать

Небольшая площадь на углу Капитолия между Центральным парком, Большим театром и гостиницей «Инглатерра» запружена старинными автомобилями середины прошлого века. «Есть Chevrolet, Ford, Mercury, Buick… Есть и Cadillac’и, но они дорогие, поэтому их тут меньше, — проводит мне экскурсию по Гаване — самому большому в мире «музею ретро-автомобилей под открытым небом» — местный житель Роберто. — У нас такие машины называют альмендромами, из-за их округлой формы, как у миндального ореха. Самые новые из американских машин тут — 1960 года, а после — только советские: "Жигули", "Москвичи", "УАЗики", "Волги"».

Запрет на свободную продажу и покупку автомобилей на Кубе сняли всего несколько лет назад. Но это мало отразилось на жизни простых кубинцев — машины на острове главный дефицит, и цена на них порой превышает стоимость квартир. «Красивые ретро-автомобили продаются за 40 тысяч куков, а простая машина может стоить 8–9 тысяч куков», — объясняет Роберто. По буквам на номерах можно различить принадлежность машин: «Т» — туризм, «K» — церковные, а «P» — частные, у большинства — синяя отметка на номере — государственные.

«Куками» (СUC — кубинское конвертируемое песо — примерно один евро) на Кубе называют одну из двух официальных национальных денежных единиц. Местным жителям государство выплачивает зарплаты в кубинских песо, а куки были введены для иностранцев. Сейчас власти пытаются упразднить вторую валюту и постепенно переводят все расчеты на куки. «Один кук — это примерно 25 кубинских песо, — объясняет особенности национальной валютной системы Роберто. — Раньше в супермаркетах можно было делать покупки только на куки, а все зарплаты выплачивались в кубинских песо. Сейчас есть магазины, где можно что-то купить на кубинские песо».

Иметь собственный автомобиль на Кубе — не только большая роскошь, но и гарантированный способ хорошего заработка. Государственных такси на острове немного, и они стоят в основном у аэропорта или гостиниц для иностранцев. А за услугами частного извозчика можно обратиться к любому автомобилисту на улице. Если перед «Инглатеррой» стоят только желтые государственные такси и шикарные американские ретро-автомобили для обзорных экскурсий, то достаточно свернуть в первую подворотню, как сразу же наткнешься на измазанного моторным маслом кубинца, копающегося в двигателе старого «Москвича» или «Бьюика», который больше напоминает груду металлолома, чем средство передвижения. Услышав о возможности потаксовать, крышка капота захлопывается и мотор заводится с полоборота.

Меркез купил свой «Бьюик» начала 1950-х годов (в полуразобранном состоянии и без внутренних комплектующих) за баснословные деньги:

— 17 300 куков. Были и подешевле, но там еще больше ремонта требовалось. Теперь надо сделать ее красивой, чтобы возить иностранцев. Но пока еще не хватает много деталей: часов, ламп. Одни часы — это 120 долларов.

— А где найти запчасти для таких старых машин, ведь их больше не производят?

— Очень много запчастей можно найти здесь, на Кубе. Конечно не в магазинах, но есть перекупщики, которые воруют и перепродают. Какие-то небольшие запчасти — часы, лампа, руль — можно заказать оригинальные в Штатах. А большие запчасти, двигатели, например, или коробки передач — уже ставим от других, более современных машин.

Официальные государственные такси конкуренции с «частниками» не боятся. Для них частные автовладельцы служат хорошим способом подработки за счет перепродажи топлива. «Бензин, если покупать у государства, стоит один кук. Но водители государственных машин  каждый месяц карточки получают на заправку бензином или дизелем. Обычно им удается экономить и половину от своей нормы перепродавать на черном рынке, — делится секретами подпольного кубинского бизнеса водитель Меркез. — Я стараюсь обычно покупать на черном рынке. Раньше он стоил 10 песо, сейчас 15 песо. Но все равно гораздо дешевле, чем у государства. Правда сейчас из-за кризиса в Венесуэле эти карточки урезали в два раза».

Из-за дефицита машин на острове привычные такси, как государственные, так и частные, пока остаются для простых кубинцев непозволительной роскошью и работают прежде всего на иностранцев. А местные пользуются так называемыми «коллективными такси». Старые (неотреставрированные) американские «Бьюики» и «Шевроле» служат чем-то вроде маршруток. В их просторные салоны помещается по шесть-семь пассажиров. Либо пользуются услугами велорикш — недорогого и очень распространенного в кубинской столице вида общественного транспорта. Хосе-Луи, водитель велотакси в Гаване жалуется, что уже несколько лет не может получить лицензию от властей, но чтобы прокормить семью вынужден работать нелегально:

— В среднем, одна поездка стоит один кук или двадцать кубинских песо. В день удается заработать семь-восемь куков. Это хорошая зарплата, но хватает только на еду. Потому что из этих семи куков — два я должен отдать хозяину велосипеда, три четыре уходит на еду. Остается один-два кука — на семью.

— Нужно ли для этого какое-то специальное разрешение от властей?

— У меня нет лицензии, но вообще нужно. Просто государство с 2006 года вообще не выдают лицензии. Им гораздо выгоднее штрафовать, потому что лицензия стоит 300 песо в месяц. А если полицейский обнаружит, что я работаю без лицензии, то он может отобрать мое велотакси и выписать 1500 песо штрафа.

Семь-восемь куков в день, которые удается заработать Хосе-Луи (половина из этой суммы уходит на аренду велосипеда и питание), все же неплохой, по местным меркам, заработок. Средняя зарплата работников государственных предприятий на Кубе — 15–20 куков в месяц, при том, что цены в магазинах мало чем отличаются от европейских.

Роберто раньше работал заместителем директора в школе и вынужден был подрабатывать в той же школе ночным сторожем. За эти две ставки он получал ежемесячно зарплату в 18 куков. «Понимаете, когда у тебя зарплата 18 куков, ты ее всю отдаешь, потому что у тебя очень много долгов — и чтобы поесть, и чтобы одеться, а одежда у нас очень дорогая, — перечисляет свои ежемесячные траты Роберто. — Можете посмотреть: в магазинах простые китайские джинсы стоят больше 30 куков. Получается, что надо копить два месяца, ничего не тратя, чтобы купить джинсы. Ботинки тоже 40-60-70 куков, а в некоторых бутиках их цена и 100 куков».

При таком соотношении заработных плат и цен в магазинах, единственное, что хоть как-то спасает от голода — это государственные талоны на питание. «У всех кубинцев есть талоны, на которые можно покупать продукты каждый месяц в специальных магазинах. По талону все мои продукты стоят 10 кубинских песо — это меньше чем полкука, но этого не хватает», — объясняет Роберто. Месячная норма — это «пять яиц, куриная ножка, два с половиной кило риса, белый и коричневый сахар, фасоль. Этого не хватает, но помогает. У всех кубинцев есть такой талон. А покупать продукты на наличные получается дорого».

REUTERS/Stringer

Всему виной американская блокада, уверен Мануэль, чиновник из Министерства внешней торговли Кубы. Он часто ездит по работе в Европу и, услышав у соседа по дому иностранную речь, спускается попрактиковать свой французский и объяснить в чем же «главные проблемы» экономических трудностей его страны: «Жизнь здесь была бы совсем другой, лучшей для кубинцев, если бы у нас по-другому сложились отношения с Соединенными Штатами. Блокада — это не просто один закон или резолюция, это целая система законов, постановлений, декретов, которая направлена на то, чтобы сделать инвестиции на Кубу как можно менее привлекательными. Попытка задушить кубинскую власть оборачивается страданиями для всего народа. Последствия блокады — это нехватка медикаментов, продовольствия, медицинской техники и сырья. Я уверен, что экономическое положение Кубы было бы несравнимо лучше, если бы не существовало американской блокады».

Как блокада виновата в том, что до недавнего времени на Кубе было фактически запрещено любое частное предпринимательство, чиновник из министерства внешней торговли объяснять не берется. Только в последние несколько лет кубинские власти разрешили не только частную торговлю и услуги такси, но и, например, покупку квартир: «Раньше нельзя было ни продавать, ни покупать квартиры, поэтому кубинцы привыкли, что в одном доме могут жить вместе два-три поколения — почти все живут с родителями, дедушками-бабушками», — рассказывает Роберто.

«Да, мы здесь небогаты, но наши дети не спят на улице, — возражает чиновник из Министерства внешней торговли Мануэль. — По работе я ездил во многие страны. Однажды, в 2011 году, когда я был в Швейцарии, у меня случился инсульт. Потребовалось заплатить 19 тысяч швейцарских франков только за 12 дней госпитализации. Здесь на Кубе — медицина абсолютно бесплатная. Пересадить почку, сделать операцию на сердце — все лечение, лекарства и обслуживание полностью бесплатны. Мне кажется для человека это самые главные вещи. Много наших врачей работает за границей, они едут в самые труднодоступные и проблемные места, чтобы помочь самым беспомощным категориям граждан».

Сейчас рынок недвижимости легализован и молодые люди стараются обзавестись хоть и маленьким, но своим жильем. Самое дешевое жилье стоит 5–7 тысяч куков. «Конечно, на эти деньги купишь только одну комнату, и то с плохими условиями», — рассказывает Роберто. Недавно он сам вместе с девушкой купил такую скромную жилплощадь на окраине Гаваны. Оставив работу в школе, он стал гидом: «Вообще, работа с иностранцами считается очень хорошей на Кубе. Есть те, кто занимается бизнесом — они живут в центре — продают сигары, ром, многие преподают сальсу для иностранцев».

После экономической либерализации последних лет власти больше не преследуют кубинцев за индивидуальное предпринимательство. И местные жители пытаются заработать кто как может — такси, аренда квартир… Те, у кого совсем ничего нет, с удовольствием предложат показать вам «дом, где жил Че Гевара». Шофер Меркез еще не до конца отремонтировал свой «Бьюик» и не может пока зарабатывать частным извозом, поэтому его основной заработок — это перепродажа валюты на черном рынке:

— Я зарабатываю на том, что меняю деньги. Многим нужны доллары, чтобы покупать запчасти в других странах. Я меняю доллары у иностранцев по выгодному курсу. Государство за 100 долларов дает 87 куков, а я даю 95, а потом продаю кубинцам. Деньги не огромные, но на жизнь хватает. Все зависит от сезона. Например, сейчас в декабре очень много кубинцев получают деньги из Штатов. И мой бизнес идет вниз.

— И нет проблем с государством?

— Если поймают, то это для меня будет уже не первый раз, так что посадят в тюрьму. Но я стараюсь осторожно.

«Много молодежи, мое поколение, говорят, что больше не будут работать для государства, — задумчиво пожимает плечами Роберто. — Куба — бедная, но дорогая страна, поэтому тут либо трудятся на нескольких работах, либо делают, как было раньше в СССР, когда можно что-то взять от работы — конечно, нелегально. Но, говорят, [хочешь жить] — умей вертеться, и кубинцы хорошо научились вертеться».

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.