Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 15/10 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 15/10 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 15/10 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 14/10 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
В мире

Алексей Малашенко об отношениях России и Турции после убийства посла

media Министр иностранных дел Сергей Лавров (справа) и его турецкий коллега Мевлют Чавушоглу, Москва, 20 декабря 2016. REUTERS/Maxim Shemetov

В понедельник, 19 декабря, в Анкаре был убит посол России в Турции Андрей Карлов. Нападавший был застрелен во время задержания, следствие только началось, но политики уже называют случившееся провокацией и терактом, целью которого было испортить российско-турецкие отношения. Политолог, эксперт московского центра Карнеги Алексей Малашенко рассказал в эфире русской службы RFI, чем российский посол отличается от сбитого год назад российского летчика и как теракт в действительности скажется на отношениях между двумя странами.

Алексей Малашенко: Я думаю, что это никак не повлияет, во всяком случае, существенным образом. Потому что уже были заявления: Россия не считает, что в этом виновата Турция, в России говорят, что наш общий враг это сделал. Во всяком случае, то, что произошло, никак не соотносится с турецкой политикой. Сами турки обвиняют Гюлена — я сомневаюсь и в этом, потому что это не почерк гюленистов. Но так или иначе, даже если представить себе на секунду, что это была сознательная попытка испортить российско-турецкие отношения, я думаю, что в результате этого они могут только окрепнуть. Потому что есть общий противник, все страдают от терроризма.

RFI: Насколько вероятным вам кажется такой сценарий — что это была попытка испортить отношения? Сейчас об этом много говорят, но кому это могло бы быть выгодно?

Это много кому могло быть выгодно — и в Сирии, и еще кому-то… Но надо посмотреть на то, как это делалось. Это, в общем, пока что одиночка. То, что он выкрикивал «месть за Алеппо, месть за Сирию», ни и о чем не говорит, потому что ответственность никто не взял. А все остальные комментарии — это домыслы и не больше. И потом, если исходить из того, что кто-то умный хотел таким образом испортить отношения между Турцией и Россией, то он совершил большую глупость. Я думаю, что скорее всего отношения только окрепнут. Поэтому я не верю ни в какие замыслы и далеко идущие планы. Все-таки это больше похоже на террориста-одиночку, возможно, какая-то группировка за ним стоит, но не больше.

А почему вам кажется, что отношения могут окрепнуть? Все-таки российского дипломата убили на территории Турции…

Во-первых, он в общем-то вел себя достаточно неосторожно. Во-вторых, в Турции такое количество террористов и такое количество терактов, что — одним больше, одним меньше — всех не спасти. А предъявлять претензии к турецкому правительству или к президенту, по-моему, невозможно.

Если говорить более конкретно, на взаимодействие по сирийскому вопросу может ли это как-то повлиять?

Я думаю, что нет. Я думаю, что переговоры, которые уже начались, будут очень непростыми. Но так или иначе, министры обороны — это военные люди, они встречаются не для того, чтобы ругаться, а для того, чтобы каким-то образом наладить взаимодействие и решить какие-то острые проблемы. А посол наш… Бедняга. Кстати, был очень талантливый человек. Но я думаю, что его убийство не повлияет (на переговоры по сирийскому вопросу — RFI).

Можно ли как-то сравнивать ситуацию в отношениях между Россией и Турцией сейчас и год назад, когда сбили российский Су-24? Как можно объяснить такую разницу в реакции?

Я думаю, что все просто. Дело даже не в самолете, который сбили. Осенью прошлого года Путин и Эрдоган встречались в Москве, это было на открытии московской соборной мечети, и тогда тоже обсуждался вопрос о Сирии — о Башаре Асаде. Но тогда ни к какому согласию не пришли, скорее разругались. Самолет — это был повод для ухудшения отношений, для давления на турок. Но потом линия взаимодействия вернулась, и если той зимой отношения только ухудшались, то сейчас, наоборот, обе стороны ищут возможности каким-то образом прийти к консенсусу. Совсем другой тренд.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.