Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 22/09 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 22/09 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 22/09 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 22/09 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ

FIDH в Бишкеке: «Женщины-мигранты и дети вдвойне уязвимы»

media Толекан Исмаилова DR

Международная федерация за права человека (FIDH) представила в среду, 14 сентября, в Бишкеке два доклада о правах и положении трудящихся-мигрантов из Средней Азии, в частности, из Кыргызстана. Один из докладов подробно рассказывает о положении женщин и детей Кыргызстана, затронутых миграцией («Женщины и дети из Кыргызстана, вовлеченные в миграцию»). В другом говорится о ситуации, сложившейся в Казахстане, который наряду с Россией является одной из основных стран направления («Трудовые мигранты в Казахстане: без статуса и прав»).

Вице-президент FIDH, правозащитница Толекан Исмаилова ответила на вопросы RFI. Она подчеркнула, что представление докладов состоялось менее чем через три недели после гибели в России 27 августа в результате пожара на рабочем месте семнадцати трудовых мигранток из Кыргызстана и что генеральная прокуратура Кыргызстана до сих пор не направила Российской Федерации запрос о погибших.

Толекан Исмаилова: Эти два доклада стали результатом исследования, проведенного нашими партнерскими в Кыргызстане, Казахстане, Таджикистане и Российской Федерации. В работе принимали участие из Международной федерации за права человека, специализирующиеся на вопросах миграции. Мы сегодня представляем два доклада: «Трудовые мигранты в Казахстане: без статуса и прав», в котором описано, что даже в рамках ЕвразЭС законы не работают, и люди, отправляющиеся в Казахстан на заработки, становятся жертвами трудовой и сексуальной эксплуатации. Законодательство Казахстана не соответствует Конвенции по правам трудящихся-мигрантов (Международная конвенция о защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей), которую Казахстан по сегодняшний день не подписывал.

Второй доклад называется «Женщины и дети из Кыргызстана, вовлеченные в миграцию», тоже очень интересный доклад, стратегически важный, потому что он опирается на интервью 34 женщин-мигрантов, которые вернулись на родину из России и Казахстана, некоторые из которых собираются уезжать снова. Это реальные истории, свидетельствующие о том, что самые уязвимые группы в Кыргызстане – это женщины и дети. Это связано с тем, что в нашем патриархальном обществе внутренние мигранты тоже подвержены таким явлениям, как домашнее насилие, зависимость от старших. Даже зарабатывая, они не могут пользоваться заработанным, сыновья отправляют деньги родителям, братьям и сестрам; даже если жена остается в семье, она тоже не видит этих денег, потому что таковы обычаи в Кыргызстане. Беременные часто страдают анемией, а медицинское обслуживание и образование в стране низкого качества, доступ к воде также есть далеко не у всех; по данным ООН, Кыргызстан занимает 120-е место в мире по качеству развития. Поэтому мы описываем вместе с нашими экспертами ситуацию, в которой не только вне страны, — в Казахстане или России, например, — но и у себя дома, в Кыргызстане, женщины страдают от дискриминации и нарушения их прав.

Мы ведем описательную и аналитическую работу, опираясь на реальные случаи. Также мы пишем о том, что Кыргызстан страдает от бедности и безработицы, и вся эта атмосфера вынуждает людей покидать дома. Часто они уезжают в Россию, и сегодня аналитики говорят, — что подтверждается и статистикой, — что миграция сегодня имеет все больше женское лицо. От этого страдают семьи, которые разрушаются, возникает «социальное сиротство», уличные дети, все это растет катастрофически: причиной тому — сильно выросшее количество уехавших женщин. Сейчас идет третья волна миграции, начавшаяся в последние пять лет, и в ней большинство уехавших — женщины. Часто женщины, уезжая, берут на себя ответственность за экономическое обеспечение семьи.

Даже когда они уезжают в Россию, женщины и дети становятся жертвами

AFP PHOTO/Aleksandr Kondratiuk

вдвойне, так как российское законодательство также не соответствует международным стандартам. Мы как раз описали тяжелую ситуацию мигрантов в России, когда женщины, занятые как домашние работники, масштабно подвергаются сексуальным домогательствам и насилию, часто у них забирают паспорта и иногда даже лишают возможности контактировать с родственниками. Мы говорим о том, что 27 августа 14 женщин-мигрантов из Кыргызстана, среди которых были и несовершеннолетние, погибли от пожара в Москве, и мы удивлены тем, что на вчерашнем парламентском заседании заместитель генерального прокурора, г-жа Усманова заявила, что на данный момент генпрокуратура не обращалась по этому вопросу к российским властям, по причине отсутствия соглашения со Следственным комитетом РФ. Так что речь идет о том, что бездействие и не очень профессиональная работа наших служб и государственных институтов подвергает наших граждан масштабной дискриминации в России, так как наши консульские учреждения в России тоже недостаточно оснащены для того, чтобы юридически и технически содействовать гражданам и быстро реагировать в случаях насилия в их отношении, жертвами которого в первую очередь становятся женщины и дети.

В докладе говорится о «людях, затронутых миграцией» — это означает, что речь идет не только о самих мигрантах, но и о семьях, оставшихся в Кыргызстане?

Да, мы как раз говорим, что «внутренние мигранты» — это семьи, оставшиеся в Кыргызстане, и как показывает анализ, часто идет речь о детях и подростках, это приводит к росту такого феномена как социальное сиротство, уличные дети — пожилые родственники зачастую не могут уследить за ними. Вторая проблема в этом отношении — некачественное образование, школы и органы местного самоуправления не уделяют достаточного внимания таким детям, а они нуждаются в помощи. Также мы описываем ситуации, в которых дети подвергаются сексуальному насилию со стороны родственников, это могут быть дядья, был случай, когда отец, вернувшись из тюрьмы, изнасиловал дочь, а недавно попал под амнистию. Возникает климат безнаказанности, «мужской солидарности», в том числе со стороны правоохранительных органов, бездействие органов судмедэкспертизы и прокуратуры приводит к тому, что дети, подвергшиеся сексуальному насилию, не имеют доступа к справедливому правосудию. Мы отмечаем, что в Кыргызстане не ведется статистики по этому вопросу, позволяющей анализировать эту ситуацию, обеспечивать оказание жертвам моральной и психологической помощи, что брошенные дети — отдельная проблема, над которой необходимо работать государственным структурам Кыргызстана.

Каковы ваши основные требования к властям Кыргызстана?

Это ряд требований, а также очень интересных рекомендаций и предложений. Мы надеемся, что они будут полезны властям и удостоены их вниманием. Мы с нашими экспертами работали с сотрудниками МИДа и консульского отдела МИД, встречались также с представителями МВД, Министерства юстиции, Министерства труда и социального развития, членами киргизского парламента, омбудсменом, и, конечно, Государственной службой миграции. Мы, в частности, говорили им о необходимости выполнения рекомендаций договорных органов ООН, сформулированных в том числе в заключениях Комитета по экономическим, социальным и культурным правам от июля 2015 года. Также, Комитет по защите прав трудящихся-мигрантов в апреле 2015 года дал очень хорошие рекомендации правительству Кыргызстана. Комитет по ликвидации дискриминаций в отношении женщин отмечал тот факт, что репродуктивные права часто нарушаются, как в отношении женщин, оставшихся в стране, так и находящихся в Казахстане или России. Например, беременные женщины зачастую не имеют доступа к достойной медицинской помощи, к этому существует множество препятствий. Также Комитет по правам ребенка рассматривал в июне 2014 года два доклада: государственный и альтернативный. Комитет по правам человека выпустил в марте 2014 года отчет, в котором дал рекомендации по большинству вопросов, поднятых в настоящем докладе, который Международная федерация за права человека выпустила вместе с партнерами.

Конечно, мы очень заинтересованы в том, чтобы страны ратифицировали конвенцию Международной организации Труда о трудящихся мигрантах от 1975 года, от чего страны уклоняются. Мы очень хотели бы, чтобы была ратифицирована конвенция о частных агентствах занятости (Конвенция МОТ №181 – прим. ред.), поскольку мигранты зачастую обращаются именно в такие агентства, так что их деятельность также требует внимания государственных структур. Наконец, конвенцию МОТ о достойном труде домашних работников было бы желательно принять, ратифицировать факультативный протокол к Международному пакту об экономических, социальных и культурных правах от 2013 года.

Мы считаем, что правозащитникам, активистам, представителям диаспор необходимо лоббировать ратификацию Конвенции о защите прав трудящихся-мигрантов и членов их семей принимающими странами, в том числе Российской Федерацией и Казахстаном, где находится основная масса мигрантов из нашей страны, включая женщин и детей в рамках процесса гармонизации законодательства ЕАЭС по трудящимся-мигрантам.

Сегодня Айна Шорманбаева из «Международной правовой инициативы» рассказывала о том, что когда кыргызстанцы пересекают границу, сотрудники пограничной службы вынуждают их писать в графе «цель поездки» не трудовую деятельность или поиск работы, а писать, что они едут в гости, к родственникам, например. В результате, пересекая границу подобным образом, они теряют статус трудящегося-мигранта и все те льготы и права, которым им должен по идее предоставить Казахстан в рамках Экономического союза. Поэтому помимо коррупции есть и такие явления, скрытое принуждение указывать другую цель поездки, в результате чего мигранты оказываются лишены полноценного статуса.

Также мы считаем, что Государственная служба миграции должна использовать государственные телеканалы, такие как ОТРК, ЛТР и другие для того, чтобы информировать граждан об их правах и обязанностях в качестве трудящихся-мигрантов. Конечно, новые правила пребывания и трудоустройства в странах назначения, вступившие в силу в связи со вступлением Кыргызстана в ЕАЭС, тоже требуют особого внимания со стороны госструктур. Но те работают скорее как пожарная команда, лишь реагируя на экстренные ситуации, в то время как системная работа не ведется.

Сами мигранты тоже не знают, что находясь в России или Казахстане могут пользоваться определенными правами, получать юридические консультации и защиту, в том числе от консульских служб Кыргызстана. Нас очень беспокоит, что риски, с которыми сталкиваются или могут столкнуться мигранты, не получают внимания со стороны государственных органов Кыргызстана, в частности не обращают внимания на проблему гендерной дискриминации, на связанные с ней злоупотребления и насилие. Не предпринимаются меры с тем, чтобы обеспечить доступ к социальным службам, здравоохранению и образованию, особенно детей, находящихся на территории Казахстана и России. Недостаточно обеспечивается доступ к правосудию, а также к услугам, оказываемым консульствами. Нам известно, что в России есть центры временного содержания мигрантов, и те, кто там побывал из опрошенных нами, опысывали невыносимые условия, в которых они там находились. Часто находящиеся там лица пытаются покончить с собой, об этом сообщали АДЦ «Мемориал» и «Бир Дуйно», обращаясь в Комитет (конвенции ООН) по правам мигрантов по поводу ситуации, сложившейся в РФ и Кахазахстане.

 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.