Слушать Скачать Подкаст
  • 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 27/03 15h00 GMT
  • 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 27/03 15h10 GMT
  • 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 26/03 18h00 GMT
  • 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 26/03 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
ЕВРОПА

«Сладкая жизнь»: как сирийские беженцы поднимают турецкую экономику

media  
Кондитерская сирийского беженца Ромо Фуада в Стамбуле RFI/ E.Servettaz

Специальный корреспондент RFI в Турции Елена Серветтаз выяснила, как некоторые сирийские беженцы, которым удалось скрыться от режима Башара Асада в Стамбуле, теперь работают на экономику Турции, укрепляя власть Реджепа Тайипа Эрдогана.

Когда Эрнест Хемингуэй ехал в Стамбул после реформ Мустафы Кемаля — упразднение халифата, предоставление женщинам права голоса (кстати, намного раньше, чем во Франции), принятие нового алфавита, — писатель хотел лично убедиться, как меняется облик города.

В Стамбуле снова появляется все больше и больше надписей на арабском. RFI/ E.Servettaz

«Сладкая жизнь»: как сирийские беженцы поднимают турецкую экономику 07/06/2016 - Елена Серветтаз Слушать

В последние четыре года из-за прибытия сирийских беженцев некоторые кварталы Стамбула снова поменялись, теперь в обратную сторону. В городе снова появляется все больше и больше надписей на арабском. В кварталах, где живут сирийские беженцы, женщины носят хиджабы и паранджу, тогда как турчанки одеваются так, как нравится им, и ходят на работу. Коренные жители помнят о слове laiklik, которое пришло в турецкий из французского (от laïc — светскость). Сирийские женщины этого слова не знают и даже в Турции остаются дома и воспитывают детей, пока мужчины зарабатывают.

С 2011 года число сирийских бизнесменов, открывающих дела в Турции, постоянно растет. Исследовательский центр в Анкаре, занимающийся вопросами экономической политики, посчитал, что только за прошлый год сирийцами здесь было открыто более полутора тысяч компаний. В мае 2016 года международное рейтинговое агентство Standard & Poor’s выяснило, что поток сирийских беженцев в Турцию повлек за собой рост ВВП страны, увеличение бюджета — за счет новых налоговых вливаний — и улучшение экономики в целом. Речь, конечно, идет не о тех беженцах, которые живут в лагерях на приграничных районах, а о тех, кто еще до войны в Сирии занимался бизнесом.

«Сладкая жизнь»

Три года назад сириец из Алеппо Рoмо Фуад открыл свою первую кондитерскую Saniora в Стамбуле. Самый популярный десерт — белая творожная масса с фисташковыми орехами. Только этих сладостей Фуад продает здесь по 200 кг в день.

Три года назад сириец из Алеппо Ромо Фуад открыл свою первую кондитерскую в Стамбуле. RFI/ E.Servettaz

Рoмо Фуад:  «В Сирии у меня сначала тоже был маленький магазин сладостей, у меня почти не было кондитерских машин и было мало подчиненных. Но потом, как водится, мы стали набирать вес, наши дела пошли в гору, и мы стали очень известной кондитерской в Сирии. Когда в Сирии началась война, мы переехали в Ливан, но и там из-за сложной ситуации нам не удалось развернуться. Поэтому мы снова переехали, на этот раз в Турцию и здесь дела наладились».

Дела пошли настолько хорошо, что помимо магазинов в Стамбуле этот 50-летний сирийский беженец отправляет заказы на восточные сладости в Германию, Швецию, Данию, Австрию. Здесь под его началом работает 70 сирийцев — в основном все те же, кто работал с Рoмо Фуадом в Алеппо до конфликта. Сегодня вместо отчислений в казну Башара Асада все они платят налоги турецкому правительству.

Сегодня под началом Ромо Фуада работает 70 сирийцев — в основном все те же, кто работал с ним в Алеппо до конфликта. RFI/ E.Servettaz

«Самым трудным для меня здесь в Турции, конечно, был язык. Мне поначалу всегда приходилось нанимать переводчика. Это было тяжело, потому что мне попался какой-то неблагонадежный тип, который меня обманывал», — рассказывает Ромо Фуад. У него четверо детей, его жена открыла сирийскую школу на дому, чтобы дети не забывали язык.

Рoмо Фуад: «Мы много работаем, потому что мы здесь с семьями, и мы должны обеспечить им примерно такой же образ жизни, что был у нас в Сирии до войны. Я отдал детей в местную школу, они учат турецкий язык. Но здесь все же не так сложно, как нам приходилось в Ливане или Египте, куда мы переехали сначала».

Магазины Ромо Фуада работают в Стамбуле до часа ночи. Останавливаясь на перекур в одной кондитерской, в своем смартфоне он просматривает видео с камер наблюдения в другой. Бизнес есть бизнес.

«Будь проклят, Башар!»

Мохамад Низар Битар, уезжая из Сирии в 2011 году, проклял сирийского президента Башара Асада и его сыновей. «Мы остановились на границе, я выкрикнул это в окно и поехал, больше не останавливаясь», — рассказывает он в интервью RFI. Сегодня он ресторатор в Турции, а до этого был владельцем нескольких фабрик по изготовлению промышленного оборудования.

Мохамад Низар Битар: «Говоря о бизнесе в 2003 году в доме турецкого посла в Дамаске на одном из приемов, я сказал: “Учитесь у Турции”. На том ужине тогда было много сирийцев, и они пожаловались на меня. Так я оказался в тюрьме на 24 дня».

Свой бизнес в Стамбуле — сеть ресторанов — Мохамад Низар Битар выстраивал так, чтобы ничто не напоминало ему о сирийском режиме. «У нас нет начальников, — говорит он. — Нас семеро, и у нас в деле полная демократия и свобода — то, чего не было у нас на родине». Низар прошел через сирийскую тюрьму, где его пытали за одно неосторожное высказывание.

Уезжая из Сирии, Мохамад Низар Битар проклял сирийского президента Башара Асада и его сыновей. RFI/ E.Servettaz

«Мы здесь все друзья и братья. Нам не нужны боссы. Я вместе с ними, к примеру, занимаюсь вечером уборкой и чищу даже туалеты. В этом нет ничего такого. Днем — я вместе со всеми готовлю еду. Так мы работаем», — объясняет он.

Мохамад Низар рассказывает, что принял решение уехать из Сирии после того, как двух членов его семьи убили бойцы армии Башара Асада, а сирийское правительство отняло у него бизнес, в результате чего Мохамад Битар потерял порядка 470 тысяч долларов. «В Сирии и через десять лет ничто не изменится, если Башар Асад останется у власти», — считает он.

Низар говорит на трех языках: арабском, английском и турецком. Для человека, который в 50 лет был вынужден начать все сначала, его дела в Турции идут не так уже и плохо — семь торговых точек только в Стамбуле, около трех сотен работников. Отец Низара умер, оставив помимо него самого еще восемь детей. «Мне рано пришлось зарабатывать деньги, чтобы помочь матери, — говорит он, — и новые трудности меня не смущают».

Новый рынок

В 2016 году крупнейшая турецкая энергетическая компания CLK Bogazici Elektrik провела исследование, из которого видно, что на турецком рынке электроэнергии прибавилось клиентов из Сирии. Глава CLK Bogazici Elektrik Октай Ханай в интервью RFI заявил, что благодаря беженцам из Сирии только в начале 2015 года сирийских компаний в европейской части Стамбула было всего 24, но за остаток года их стало в пять раз больше.

Глава CLK Bogazici Elektrik Октай Ханай RFI/ E.Servettaz

Октай Ханай:  «Мы провели это исследование для того, чтобы понять, что происходит на рынке недвижимости, кто наши клиенты. Мы хотели понять, что иностранцы, живущие здесь, думают о Стамбуле. Мы видим, что почти каждый день 35 иностранных семей заключают новый контракт с нашей компанией на поставку электричества, 35% от их числа — выходцы из ближневосточного региона. Наше исследование показало, что большинство из них — сирийцы из-за того, что Сирия сейчас находится в состоянии кризиса. Они работают в ресторанном бизнесе, открывают пекарни и т. д. Так что они уже часть нашего общества».

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.