Слушать Скачать Подкаст
  • 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 22/10 15h00 GMT
  • 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 22/10 15h10 GMT
  • 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 22/10 18h00 GMT
  • 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 22/10 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
В мире

Турция: война на три фронта

media  
Турецкий полицейский во время прокурдской манифестации в Диярбакыре, 31 декабря 2015 года. REUTERS/Sertac Kayar

Чуть больше чем за полгода в Турции произошли три крупных теракта (в Суруче, Анкаре и Стамбуле). Во всех трех атаках власти обвиняют «Исламское государство». Однако сама радикальная группировка ни за одну из них не взяла на себя ответственность. До сих пор в провозглашенной турецкими властями этим летом «войне против терроризма» главным врагом была не ИГ, а запрещенная в Турции Рабочая партия Курдистана (РПК). Однако курдские боевики в Ираке и Сирии, в том числе близкие к РПК, помогают международной коалиции в борьбе против ИГ, к которой с августа прошлого года присоединилась и сама Турция. Держит ли Анкара ситуацию под контролем и пересмотрит ли свои приоритеты в этой войне после теракта в Стамбуле?

Турция: война на три фронта 15/01/2016 - Елена Габриелян Слушать

Страница с подкастом этого выпуска передачи для экспорта RSS и скачивания находится здесь.

С самого начала сирийского кризиса Турция играла неоднозначную роль. В 2012 году, после безуспешных попыток посредничества в процессе урегулирования конфликта, Анкара, выступавшая за уход Башара Асада, начала поддерживать сирийскую оппозицию. При этом Турция не особо разделяла вооющие против режима Асада силы на радикальные и умеренные. Анкара оказывала финансовую поддержку, осуществляла поставки вооружения и помогала в логистике. Союзники Турции обвинили ее в пособничестве джихадистам, однако турецкие власти категорически это опровергают.

Тем не менее, события в Кобани, на севере Сирии, стали ярким примером двойственной игры Анкары. В конце 2014 года когда в городе шли ожесточенные бои между курдами и джихадистами, Турция, несмотря на давление со стороны союзников, отказалась прийти на помощь курдам. Реджеп Тайип Эрдоган объяснял это тем, что его вмешательство может привести к усилению режима Асада. Он, в частности, дал понять, что ни за что не пойдет на сотрудничество с курдскими повстанцами в Сирии.

Поворотным для Турции моментом стал теракт 20 июля 2015 года в городе Суруч на границе с Сирией. Его жертвами стали 27 человек, в основном курды. РПК обвинила Анкару, которая в свою очередь приписала ответственность за теракт ИГ, в том, что та не оказывает защиту курдскому населению. Два дня спустя боевики РПК убили двух полицейских. Этот инцидент послужил поводом для начала «войны против терроризма». Официально она направлена против ИГ, но до недавнего времени большая часть авиаударов турецких ВВС приходилась на позиции курдских боевиков. Турция присоединилась к международной коалиции лишь в августе прошлого года. Под давлением Запада Анкара также усилила контроль на турецко-сирийской границе, где уже давно действует целая логистика по ее пересечению исламистами. Вашингтон настаивает на полном закрытии отрезка границы, длинной 100 км, которую с сирийской стороны контролирует ИГ.

Однако пока Турция не приняла подобные меры. Теракт в Суруче был далеко не последним. В октябре прошлого года двойной взрыв прогремел в Анкаре у центрального вокзала. Он стал самым крупным терактом в истории современной Турции. Его жертвами стали более сотни человек, которые собрались на акции прокурдской Народно-демократической партии (HDP). Как и в случае с предыдущей атакой, в этом теракте власти также обвинили ИГ, но никто за нее не взял ответственность.

Последний теракт в Стамбуле был совершен в историческом центре города. Его жертвами стали десять человек, девять из них — туристы. Большинство из них граждане Германии, где в свою очередь проживает самая большая в Европе турецкая община. Власти Турции сообщают, что террорист-смертник предположительно был гражданином Сирии, по происхождению саудовцем. Если подтвердится, что за терактом стоит действительно ИГ, как утверждает Анкара, это будет означать смену стратегии радикальной группировки. Отметим, что жертвами двух первых терактов стали в основном курды, на этот раз — иностранные туристы.

Турция недооценила угрозу ИГ и до сих пор играла в опасную игру. После терактов Анкара активизировала удары по позициям радикальной группировки в Ираке и Сирии. «Нет курдского вопроса, есть только проблема терроризма», — продолжает повторять президент Турции, хотя очевидно, что Анкару курдский вопрос волнует, как никогда. Для международной коалиции, которая борется с ИГ пока что только с помощью авиации, курдские боевики являются единственными, кто наряду с сирийскими повстанцами проводят наземные операции на территории Сирии. Такой расклад, конечно же, усиливает позиции курдов, в том числе и РПК, которую за сорок лет конфликта Анкаре так и не удалось уничтожить.

Последние события в Турции показали, что, несмотря на победу партии власти на последних парламентских выборах, Реджеп Тайип Эрдоган ослаблен и теряет контроль над ситуацией. Он вынужден вести войну на три фронта, — говорит в студии France 24 специалист Турции журналист Ариан Бонзоно.

Ариан Бонзоно:  «На первом фронте — курды, на втором теперь уже — ИГ, и не нужно забывать, что для Эрдогана есть еще и третий фронт, так называемое „параллельное государство“, которое представлено движение Гюлена. Оно очень сильное в частности среди полицейских. В свое время, будучи еще премьер-министром, Эрдоган устроил чистки в рядах правоохранителей. Это отчасти может объяснить трудности, с которыми сталкиваются в своей работе полиция и разведка».

С трудностями сталкиваются и журналисты. Вместе с «войной против терроризма» турецкие власти, похоже, объявили войну и оппозиционным СМИ, где проводят массовые проверки и аресты. В конце ноября главный редактор влиятельной газеты Cumhuriyet Джан Дюндар и представитель анкарского отделения газеты Эрдем Гюль были задержаны по подозрению в членстве в террористической группировке, шпионаже и передаче конфиденциальных документов. В июне газета на своей первой полосе опубликовала фотографии оружия, перевозимого в грузовиках Национального разведывательного управления Турции (MIT). Власти опровергают эту информацию, утверждая, что там гуманитарная помощь, предназначенная туркменам в Сирии.

Анкара ужесточила политику по отношению к СМИ и в ходе терактов. Во время всех трех нападений в Суруче, Анкаре и Стамбуле власти приняли постановление, запрещающее журналистам освещать эти события. Советник турецкого посла в Париже Али Онанер в студии France 24 заявил, что этот запрет является инструментом в борьбе против терроризма.

Али Онанер:  «Это временный запрет, который был принят с целью создания условий для быстрого ведения следствия в строжайшей секретности. Мы имеем полное право критиковать этот закон, у нас в стране есть свобода слова, тем не менее он был принят в соответствии с теми международными обязательствами, которые наша страна взяла на себя. Вторая цель, которую мы преследовали, принимая этот закон, заключалась в том, чтобы не дать возможность террористам воспользоваться СМИ для осуществления своей пропаганды».

На днях репрессии начались и в отношении интеллигенции. Прокуратура провинции Коджаэли санкционировала арест 21 ученого, которые среди тысячи других подписали обращение к властям с призывом прекратить насилие против курдов на юго-востоке страны. 14 человек уже задержаны. Прокуратура обвиняет их в публичном унижении турецкого народа, государства и пропаганде террористической организации. Эти действия властей вызвали волну критики в обществе. Анкару обвиняют в посягательстве на свободу слова и право граждан на информацию. Главный редактор французской версии газеты Zaman Эмре Демир, комментируя для Le Figaro сложившуюся в Турции ситуацию, говорит, что «после трагедии в Стамбуле Анкара, пытаясь установить контроль над прессой, на самом деле хочет скрыть реальное присутствие на территории Турции ИГ, а также свои проколы в обеспечением безопасности своих граждан».

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.