Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 23/09 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 23/09 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 22/09 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 22/09 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
Украина

«Мы расплатились всем»: переселенцы Донбасса о новой жизни у фронта

media  
Сегодня у Натальи Логозинской помимо киоска есть и другой проект – она арендует небольшое кафе, в котором проводит для детей мастер-классы по изготовлению панини и гонконгских вафель RFI/ E.Gabrielian

За пять лет боевых действий на востоке Украины более полутора миллионов граждан стали внутренними переселенцами. Больше половины из них переехали в прифронтовые регионы. В прошлом году Мариуполь, расположенный в 20 км от фронта, первым получил статус «города солидарности» за эффективную интеграцию переселенцев, в которых город, по оценкам ООН, увидел не проблему, а перспективу. О тех, кто все потерял, но сумел начать новую жизнь — материал специального корреспондента RFI в Мариуполе.

Продавали хлеб под обстрелами

Война выселяет не сразу. Когда родной дом оказывается под обстрелами, сначала кажется, что все еще обойдется. Но вскоре приходится прятаться в подвалах, а потом уже и бежать, оставляя за собой все нажитое. До начала боевых действий Наталья Логозинская вместе с мужем и двумя сыновьями жила на берегу моря, в поселке Широкино под Мариуполем. У нее был продуктовый магазин, а у мужа — станция техобслуживания. Старший сын учился в Донецком государственном университете, а младший — в одной из школ мариупольского микрорайона «Восточный». Когда началась война, семья перевела старшего сына из Донецка в университет Тернополя, а Наталья с мужем остались в Широкино. 4 сентября 2014 года поселок подвергся первым ударам. С тех пор выстрелы слышны постоянно. Наталья вспоминает, как 25 января 2015 года утром начался массированный обстрел пригородов Мариуполя.

«Мы расплатились всем»: переселенцы Донбасса о новой жизни у фронта 11/04/2019 - Елена Габриелян Слушать

«Это было в субботу утром. Я помню, как сегодня. Мы продавали хлеб под обстрелами. Удары были настолько сильными, что у меня с верхних полок падали банки, — вспоминает Наталья. — Ребенок у меня в „Восточном“. Я давай звонить знакомым, а связи нет. Увидела рядом со зданием аптеки пожарную лестницу. Взобралась на нее, поймала связь и дозвонилась до знакомых. Спрашиваю, долетают ли до них снаряды. А она сказала, что все в дыму, все горит. И мы понимаем, что „Восточный“ попал под обстрел», — вспоминает Наталья.

Широкино 29 июня 2015 года AFP / ANATOLII STEPANOV

Буквально через пару недель после этой трагедии, унесшей жизни более 30 человек, накрыло «Градами» Широкино. Шесть снарядов попали во двор Натальи Логозинской. Разрушился дом, подвал, в котором семья пряталась, остался без дверей. Тогда Наталья с мужем решили бежать в Мариуполь. «Мы сели в машину и выехали из Широкино, попали в две минуты тишины. За нами разрывались снаряды. Не было страха. Был шок. Ехали и молились», — вспоминает Наталья.

Австрия сломала больше, чем война

В Мариуполе знакомые помогли жильем, одеждой и деньгами. Некоторое время спустя средств на существование больше не осталось, и Наталья с мужем решили оставить младшего сына у знакомых, а сами одолжили денег и уехали на заработки в Австрию. О полевых работах вспоминают, как о страшном сне. «Мы не знали ни языка, ни законов. Попали в трудовое пекло. Меня Австрия сломала больше, чем война», — говорит Наталья.

Вернуться к нормальной жизни ей помогли стихи. Наталья начала публиковать свои произведения в фейсбуке, заводить знакомства как с местными, так и с переселенцами. Оказалось, что большинство жителей Широкино, как и она, переехали в Мариуполь. Наталья узнала о различных грантовых программах, представила проект и получила помощь от Международной организации по миграции. На полученные средства открыла киоск, где продает итальянские сэндвичи–панини. Наталья вспоминает, с каким трудом ей приходилось все оборудовать:

«Когда надо было покупать холодильники, я обратилась к военным, которые помогали вывозить из зоны боевых действий уцелевшее. Я написала заявление, нашла машину, и военные там все разгребли, сняли на видео. Оттуда привезли холодильник. Он был весь пробит пулями и осколками снарядов, но мотор уцелел. Мы его привели в порядок, теперь он работает у нас».

Наталье удалось не только запустить свой бизнес, но и обеспечить работой пять человек, четверо из которых — тоже переселенцы из Широкино.

Пока есть вера, хочется творить

Помимо киоска у Натальи есть и другой проект. Она арендует небольшое кафе возле рынка микрорайона «Восточный», где проводит для детей мастер-классы по изготовлению панини и гонконгских вафель. Сюда приходят не только местные школьники, но и дети переселенцев. «Когда вижу я, что люди нам верят, то мне еще больше хочется творить», — говорит Наталья.

На мастер-классы Натальи Логозинской приходят не только местные школьники, но и дети переселенцев RFI/ E.Gabrielian

Со временем она начала устраивать субботники в скверах района. Сначала собрались переселенцы, а потом и местные. По ее словам, широкинцы привыкли к земле, своему участку и не хотели вынуждено сидеть в квартирах, поэтому начали убирать территорию и сажать деревья. Здесь Наталья чувствует себя как дома.

«Может, потому, что Широкино совсем рядом, — говорит она. — Отсюда до Широкино 10 км. Это граница, которая остановила войну на Мариуполь. Мы расплатились всем. У нас ни у кого ничего не осталось. Там не осталось ничего живого. Бог забрал у нас материальные ценности, но окружил нас такими людьми… Только сейчас, отстрадавши так много, мы поняли, насколько важен этот человеческий фактор. Дай бог, нас пустят в Широкино, поверьте, каждый бы хотел разбирать свои кирпичи», — с грустью говорит Наталья.

Сегодня Широкино — один из самых разрушенных войной поселков. Из 1600 жителей там не осталось никого. Тысячи переселились в Мариуполе. После того, как четыре года назад Наталья покинула родной дом, вернуться туда она смогла всего один раз, когда открыли зеленый коридор. Правда, вместо объявленных нескольких часов затишье длилось 15 минут. Наталья с мужем доехали до дома, но из-за начавшейся стрельбы ничего не успели забрать, кроме половинки иконы, висевшей над кроватью. «Ровно через восемь месяцев после этого, когда военные поехали забирать уцелевшие вещи, они нашли на груде камней вторую половинку, — вспоминает Наталья. — Я плакала и говорила: если столько времени спустя нашлась вторая половинка поврежденной иконы, то точно все будет хорошо, я в это верю».

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.