Слушать Скачать Подкаст
  • Новости 16h00 - 16h10 GMT
    Выпуск новостей 17/11 16h00 GMT
  • *Эфир RFI 16h10 - 17h00 GMT
    Дневная программа 16/11 16h10 GMT
  • Новости 19h00 - 19h10 GMT
    Выпуск новостей 16/11 19h00 GMT
  • *Эфир RFI 19h10 - 20h00 GMT
    Дневная программа 16/11 19h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
Украина

«Кадры, снятые дрожащими руками», — режиссер украинского фильма «Домашние игры»

media  
«Домашние игры» – это история о 20-летней футболистке Алине Шиловой. IDFA

Британское издание The Guardian разместило на своем сайте украинский документальный фильм под названием «Домашние игры». В нем рассказывается о жизни 20-летней девушки Алины Шиловой. Она профессиональный футболист. Жизнь бросает ей вызов: умирает ее мать, страдавшая от алкогольной зависимости, и на попечении девушки остаются ее младшие брат и сестра. Перед Алиной стоит выбор: играть в футбол или спасать семью. Сценарий этого фильма режиссер Алиса Коваленко представила на фестивале документального кино о правах человека Docudays UA и победила в одной из конкурсных программ под названием «The Guardian направляется в Украину». Режиссер продолжает работу над полнометражной версией фильма, выход которой планируется в начале следующего года.

Для женщин игра в футбол  это борьба за жизнь

RFI: Почему вы заинтересовались именно темой женского футбола в Украине?

Алиса Коваленко: Когда распался Советский Союз, женский футбол пришел в упадок и очень мало комментировался. Меня поразило, что, несмотря на это, эти девочки, который получают совсем маленькие зарплаты или совершенно их не получают, играют в футбол. И для них это не борьба за миллионы, как, например, для игроков в финале мужского футбола, а это борьба за жизнь. Поле я представляю как некую метафору борьбы — как бороться, когда ты вырос в очень бедной семье, и как ты борешься за жизнь. Так началось мое восхищение этими девочками-футболистками в Украине. Потом я пришла на тренировку единственного в Киеве клуба «Атекс», и там уже тренер команды рассказала мне про Алину. Меня ее история поразила, и я сразу поняла, что сниму об этом фильм.

Что именно заставило вас увидеть в Алине вашего героя? Что именно через ее жизнь вы сможете раскрыть ту тему, к которой обратились?

Тренер Алла Васильевна мне рассказала, что Алина выросла в приюте, что с пяти лет она играла в футбол во дворе и играла даже лучше, чем мальчики. За свою жизнь она боролась не только в футболе, она боролась в принципе за выживание. Меня очень тронула история. Даже когда я еще не знала истории Алины, а просто снимала этот клуб, меня она очень заинтересовала тем, что в ней была какая-то внутренняя энергия. Когда снимаешь документальное кино, камера чувствует, что этот герой кинематографичен и что в нем что-то есть. Я это почувствовала на каком-то подсознательном уровне. Даже когда я просто снимала тренировку, я случайно снимала именно эту девочку, про которую уже потом мне рассказала тренер. Есть такое понятие, как «камера любит героя». И вот камера ее полюбила. Дальше, когда я уже начала снимать и когда в ее жизни начали происходить трагичные события, я уже знала, что это будет полнометражный фильм, потому что это уникальная история. Это не просто сильный герой, но когда с героем происходят такие трагичные события, ты просто идешь за ним, и тебе интересно, как он будет бороться и как он будет преодолевать эти препятствия.

Алина попала в объектив не случайно

Вы сказали, что в объектив вашей камеры она попала не случайно. В ваш объектив также попали трагические кадры из ее жизни. Когда она теряет свою мать, это документально зафиксировано. Это очень трогательно, и зритель вместе с Алиной переживает эти сложные моменты ее жизни, где она должна выбрать между своей семьей и футболом. Ей как-то удается продолжать играть в футбол — как средство борьбы за выживание, и одновременно заботиться о своих младших брате и сестре. Какими были ваши чувства во время съемки этих кадров?

Это было очень сложно. Я только начала снимать, и все это произошло настолько неожиданно… Мы просто поехали в больницу — мама Алины попала в реанимацию, и мы еще надеялись, я даже думала собирать деньги на операцию. Буквально на следующий день — я была у нее дома — стало известно о смерти… Я увидела, как вся семья узнала о смерти. Мне было очень страшно, я очень переживала за Алину и за ее семью. Мне было морально очень тяжело включить камеру и снимать. Поэтому те немногие кадры, которые есть, они сняты дрожащими руками. Мне просто хотелось ее обнять, чтобы поддержать. Вообще дистанция в документальном кино меня очень озадачивает, потому что очень сложно найти правильный внутренний баланс, когда ты можешь и отстраненно наблюдать за происходящим, и одновременно сопереживать герою, которого ты снимаешь. Это очень сложный внутренний конфликт. Иногда в тебе побеждает просто человек, а иногда — режиссер, и ты постоянно маневрируешь между этими двумя состояниями.

Как сама Алина переживала присутствие камеры в эти, пожалуй, самые сложные моменты в ее жизни?

Алина уникальна тем, что она очень настоящая перед камерой. Я никогда не чувствовала, что она играет. Конечно, я понимала, что в какие-то моменты я не могу включить камеру — просто внутренне чувствуешь, когда ты можешь это сделать, а когда нет. Мы никогда с ней не обсуждали, что можно, а чего нельзя. Но у нас так получилось, что я чувствовала, что нельзя снимать, и я выключала камеру, когда считала, что это уже слишком, что я перехожу какую-то грань.

Вы уже закончили съемки для полнометражной версии?

В принципе, да. Мы сейчас заканчиваем черновой монтаж фильма. Может быть, там могут быть совершенно маленькие досъемки. Но в принципе, я считаю, что закончила. Уже есть финал фильма.

Happy end?

Да, но я не буду раскрывать историю, потому что я надеюсь, что зрители сами все увидят. Там очень, очень хороший конец.

Как вы считаете, ваш фильм и вообще присутствие вашей камеры в жизни Алины поменяли или меняют как-то ее жизнь к лучшему?

Вообще, да. Когда направляешь камеру на любого человека, ты уже меняешь (его жизнь) каким-то образом. Иногда это происходит на микроуровне, иногда — на макроуровне, если это большое кино, то есть ты целую жизнь проводишь с героем. Я думаю, что фильм что-то поменял. Для нее ведь это тоже поддержка, потому что я в нее очень верила, и даже в период после смерти мамы, когда она долго не играла, не занималась, я ее очень поддерживала, и мне хотелось, чтобы она вернулась футбол. Я думаю, что она чувствовала мою веру в нее. Мне кажется, что это помогло ей вернуться.

Фильм, вернувший режиссера в реальность

Ваш фильм не только о футболе и не только об Алине. Это также фильм о социальных проблемах в Украине вообще. Какие проблемы, которые мы видим в вашем фильме, вы бы выделили?

У нас на уровне государства очень слабо поддерживаются такие семьи. Это очень большая проблема, потому что даже когда Алина была в приюте, ей там тоже было очень сложно. Социальные службы, которые должны реагировать на такие сложные ситуации в семьях и больше поддерживать… Для меня стало новостью, что такой поддержки нет, даже на юридическом уровне. У них там и долги за квартиру, и вообще им очень сложно финансово выживать. Помимо этого, у нас все очень сложно с поддержкой женского футбола и женского спорта. Да, у нас мужчины-футболисты получают огромные зарплаты, а женский футбол никто не поддерживает даже на уроне министерства молодежи и спорта, которое должно, мне кажется, как-то помогать девочкам, тем более, что очень многие в футбол приходят из неблагополучных (семей), и для них это возможность реализовать себя.

Вы собираетесь показывать фильм на различных фестивалях и пока у вас в планах нет показывать его на каком-то телеканале. На какие фестивали вы хотите отправить вашу документальную картину?

Два ближайших фестиваля, о которых мы думаем, это «Сандэнс» и Берлинский кинофестиваль, секция «Панорама». Поскольку мы заканчиваем еще одну версию чернового монтажа, то пока мы планируем эти два фестиваля. Дальше будем смотреть, отправлять и говорить непосредственно с фестивалями, потому что мы не знаем, куда нас возьмут.

Ваш предыдущий фильм был о войне в Донбасе. Сложно было после этого переходить на другую тему?

В феврале 2018-го будет два года. Когда я закончила фильм о войне, через полгода я уже начала снимать фильм про Алину. Вообще, когда ты заканчиваешь фильм, очень сложно долгое время не снимать. Я была очень рада, когда нашла Алину, потому что после войны было очень тяжело возвращаться в реальность, и этот фильм помог вернуться в реальность мне самой.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.