Слушать Скачать Подкаст
  • 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 19/10 15h00 GMT
  • 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 19/10 15h10 GMT
  • 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 19/10 18h00 GMT
  • 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 19/10 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
Украина

Чем накроется Чернобыль — репортаж с самой опасной стройки XXI века

media ЧАЭС, 23 марта 2016 год REUTERS/Gleb Garanich

26 апреля исполняется 30 лет со дня аварии на Чернобыльской АЭС. С 2007 года французская компания Novarka строит новое защитное укрытие для четвертого энергоблока. Его планировалось завершить к тридцатой годовщине трагедии. Однако сроки несколько раз сдвигались. Теперь обещают завершить проект к 2017 году. Специальный корреспондент RFI побывала на самой опасной стройке XXI века, чтобы выяснить, в чем уникальность этого сооружения и как Украина будет его обслуживать.

Инженерное чудо XXI века

Вот уже восемь лет, как в Украине строится самая большая в мире подвижная конструкция весом 30 000 тонн. Она в три раза тяжелее Эйфелевой башни, а по площади равна четырем футбольным полям. «Это инженерное чудо XXI века», — говорят проектировщики. Объект предназначен для укрытия аварийного энергоблока ЧАЭС, где в 1986 году произошел мощный взрыв. Конструкция старого саркофага, построенная сразу после катастрофы, уже нестабильная. Любая трещина может привести к росту радиационного загрязнения.

Чтобы уменьшить уровень облучения персонала, новое укрытие строится в
180 метрах от поврежденного реактора. Над строительством работают 2500 иностранных и украинских специалистов. Объект планируется завершить уже в 2017 году, но скептики говорят, что «его, похоже, никогда не закончат строить».

Проектировщики нового укрытия для четвертого энергоблока называют арку «инженерным чудом XXI века». REUTERS/Gleb Garanich/Files

Сроки сдачи проекта в эксплуатацию сдвигаются постоянно. Еще два года
назад обещали, что вот-вот проект будет готов. Заместителю директора ЧАЭС по технической безопасности Александру Новикову слово «постоянно» не нравится:

«Сдвиг сроков определялся в основном техническими сложностями. Это не связано с желанием людей затянуть проект. Я вообще не верил, что такое сооружение может существовать. У нас было двое сумасшедших на станции — главный инженер проекта Владимир Каштанов и генеральный директор Игорь Грамоткин. На их вере, мне кажется, эта арка и поднялась».

Во французской компании Novarka, которая в 2007 году выиграла контракт, называют несколько причин затягивания проекта. Первая действительно связана с техническими затруднениями. Ведь подобного рода сооружение в таких условиях строится впервые.

«Проблемы появлялись по ходу дела. Когда мы готовились строить 4-метровый бетонный фундамент, то при установке свай под землей было обнаружено столько всего: начиная от бульдозеров, заканчивая велосипедами. Видимо, хоронили все зараженное. А нам пришлось разбирать. На это ушло время», — говорит один из работников Novarka.

На сроки повлияла и непростая ситуация в Украине. Источники в компании говорят, что во время Майдана руководство даже решило на пару недель эвакуировать семьи французских работников по соображениям безопасности. А их здесь более сотни. А из украинцев, работающих в компании, шестеро попали под мобилизацию, уехали воевать в Донбасс.

Впрочем, основную ответственность за сдвиг сроков Novarka возлагает на Украину: очень долго проект утверждался местными инстанциями.

Проект подорожал в два раза

Прошло 15 лет после объявления конкурса, прежде чем подписали контракт. За годы строительства его стоимость увеличилась вдвое. В компании объясняют это тем, что проект был запущен «вслепую», когда были сделаны еще только предварительные расчеты. Сегодня в Novarka называют цифру полтора миллиарда евро. Деньги на проект выделили международные доноры, среди которых девять стран и Еврокомиссия. Финансовый администратор — Европейский банк реконструкции и развития.

Чтобы уменьшить уровень облучения персонала, новое укрытие строится в 180 метрах от поврежденного реактора. REUTERS/Gleb Garanich

Первые годы у компании было много субподрядчиков: местных и зарубежных. Металлическую структуру строили в Италии, подъемный кран в виде моста — в США, обшивку делала турецкая компания. Руководитель проекта Николя Кай говорит, что теперь предпочитают многое делать сами. «С подрядчиками нужно вести переговоры, подписывать контракты, а на это уходит время, у нас его нет», — объясняет он.

Похоже, что не хватает не только времени, но и денег. Работающие с первых дней в компании украинские сотрудники условиями труда довольны, а тем, кто пришел позже, уже предлагалиcь меньшие зарплаты. «Мне при собеседовании обещали одну зарплату (4000 гривен), а когда я пришел домой, перезвонили, сказали: 3500. Я остался там недолго. В компании безумная текучка кадров», — говорит 26-летний Антон, работающий теперь на ЧАЭС. Правда, эта проблема существует только для местных, французы получают те же 4000…Но в евро, а по сегодняшнему курсу это почти в сорок раз больше.

«Лучше бы уже завод построили… На эти деньги можно было бы соорудить уже несколько таких арок», — возмущается работник ЧАЭС Александр, показывая на проезжающие по улице французские «Рено». Каждое утро из Славутича бесплатная электричка отвозит работников на ЧАЭС, но иностранцы из Novarka предпочитают ездить на машинах.

Французское фиаско

Укрытие — далеко не единственный долгострой, который наряду с восхищением его уникальностью вызывает и резкую критику. За столько лет еще ни один международный проект в Чернобыле не был завершен. Крупный проект в рамках программы вывода из эксплуатации ЧАЭС проводит и американская компания Holtec International. В двух километрах от станции строится хранилище отработанного ядерного топлива. Точнее, американцы достраивают и проводят работу над ошибками своих предшественников.

Чернобыльская АЭС с 2000 года не генерирует электроэнергию, а для обслуживания арки нужно искать новые источники. REUTERS/Gleb Garanich

Дело в том, что изначально с 2000 года этот объект стоимостью 80 миллионов евро строила французская компания Areva, но, как выяснилось, плохо строила. Одни говорят, что украинская сторона предоставила неточные данные, другие — что компания неправильно спроектировала объект.

Через три года после начала строительства хранилища Украина объявила о прекращении проекта. Контракт был разорван, а стороны объявили о конфиденциальности условий его расторжения. Через несколько лет проект был передан американцам. В итоге он тоже подорожал как минимум вдвое.

Это не «Запорожец», а дорогой «Мерседес»

Сомнения у специалистов возникли и в связи со строительством укрытия, но, по словам замдиректора станции, с этим эпизодом они не связаны.

Замдиректора первого проекта «Укрытия» Артур Корнеев, принимавший участие в отборочной комиссии, говорит, что самое простое решение поступило от ленинградского института ВНИПИЭТ, который проектировал старый саркофаг. «Предлагали монолит. Верхнюю часть разобрать, залить легким или насыпным бетоном», — вспоминает инженер.

Артур Корнеев называет проект Novarka уникальным. Это не просто защитное сооружение, а целый инструмент для полного и безопасного вывода ЧАЭС из эксплуатации. Внутри объекта действует вентиляционная система, сооружены движущиеся мосты дистанционного управления.

«Но сейчас Украина находится в такой ситуации, что не потянет затраты на
эксплуатацию такого сооружения. Это не „Запорожец”, а дорогой „Мерседес”. Его нужно обслуживать, а у станции таких денег нет. Она сама еле выживает»
, — утверждает Артур Корнеев.

С тех пор, как в 2000 году решили остановить работу всех реакторов, из
12 000 работников на ЧАЭС осталось меньше трети. Бывший замдиректор
первого объекта «Укрытия» считает, что станция могла бы еще долго
служить, ведь были проведены работы по модернизации третьего блока, строительство пятого было почти завершено. Но Украина взяла на себя
обязательство перед международным сообществом станцию закрыть. Артур Корнеев с грустью говорит, что за все эти годы ЧАЭС разворовали: генераторы, трубопроводы, медь, шины… Металлолом шел полным ходом.

на плечи Украины лягут и работы по демонтажу первого саркофага. Предстоит также извлечь топливносодержащие радиоактивные отходы и разобрать саму станцию. REUTERS/Gleb Garanich

Между тем работникам сокращали выплаты. Урезали надбавки за вредность даже тем, кто работает на четвертом блоке. «Раньше 24% была вредность. А сейчас — 4%. Что в административном корпусе сидеть, что в блоке, одно и то же. Спрашиваю моих бывших дозиметристов, как обстановка в помещении, они говорят, что никуда не ходят. Раньше велись наблюдения за топливом, а теперь и того нет. А оно со временем становится хрупким, может быть пылеобразование, выбросы радиоактивных веществ», — предостерегает инженер.

Артур Корнеев опасается, что объект укрытия ждет та же участь, что и станцию: «Начнут разворовывать электронику, краны все растащат, потом на металлолом все пойдет, останется одна коробка».

Между тем, в какую сумму Украине будет обходится в год это инженерное чудо XXI века, не могут ответить ни в компании, ни на ЧАЭС. «Объект еще не завершен, поэтому информации об эксплуатационных расходах нет. Но то, что Украине понадобится помощь, это однозначно», — говорит специалист по координации строительства Петр Британ.

Чернобыльская АЭС с 2000 года не генерирует электроэнергию, а для обслуживания арки нужно искать новые источники. «Мы хотим на базе нашей котельной сделать электростанцию на древесной щепе. Но нам нужно понять регуляторную базу — как использовать лес зоны отчуждения, что потом делать с золой. Не продумав эту цепочку, строить электростанцию — это неразумно», — объясняет Александр Новиков.

Кроме обслуживания укрытия, на плечи Украины лягут и работы по демонтажу первого саркофага. Предстоит также извлечь топливносодержащие радиоактивные отходы и разобрать саму станцию. Но такая технология еще нигде в мире не разработана. Замдиректора станции говорит, что у ученых есть целый век, чтобы ее найти — таков срок гарантии нового укрытия. «Но когда живешь в 48 километрах, ждать сто лет не хочется. Французы, построив проект, уйдут с этой территории, а мы здесь будем жить».

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.