Гасан Гусейнов о словах и вещах
Морис Метерлинк о жизни чекистов
Морис Метерлинк в возрасте 40 лет
 
Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 16/07 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 15/07 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 15/07 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 15/07 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
Украина

Светлана Подпалая: «Если одесситы будут вместе искать правду, то неизбежно помирятся»

media Возложение цветов в память о погибших в Одессе 2 мая 2014 года REUTERS/Yevgeny Volokin

В Одессе 2 мая вспоминают погибших год назад в столкновениях демонстрантов на Куликовом поле и в Доме профсоюзов. Независимое расследование трагедии в Одессе проводит инициативная гражданская организация «Группа 2 мая». В нее вошли одесские журналисты, эксперты по токсикологии, баллистике и химии, бывшие милиционеры. О результатах деятельности группы и об отношении к произошедшему в Одессе, год спустя в интервью RFI рассказала представитель Комиссия экспертов и журналистов «Группы 2 мая» Светлана Подпалая.

Одесский журналист Светлана Подпала о ходе расследования событий 2 мая 2014 года 02/05/2015 - Сергей Дмитриев Слушать

Светлана Подпалая: Группа была создана сразу же после трагедии. Ее официальная дата начала работы — это 8 мая 2014 года. Но на самом деле, те люди, которые вошли в группу, они начали работать раньше. Потому что половина из них журналисты, и они принимали участие в событиях как журналисты. То есть, они находились при начале событий на Соборной площади, вели «стримы», фотографировали, то есть, уже была начата работа.

Потом тот человек, который у нас химик, его зовут Владислав Балинский, когда был открыт доступ в Дом профсоюзом, 4 мая прошлого года, он сразу же туда пошел и все задокументировал, взял на анализ материалы и сделал динамическую карту пожара.

Наш губернатор Игорь Палица — он был официальный инициатор нашей экспертно-журналистской группы. И когда он объявил, то многие люди стали приходить и предлагать свою помощь. Сильной стороной нашей группы является наличие в ней экспертов. То есть, людей, которые имеют большой опыт работы в таких специальных сферах, но уже не работают на официальных постах.

RFI: В целом, если говорить о причинах этой трагедии, к каким выводам пришли ваши эксперты?

Важно понимать, что события второго мая разделены на две части. Во-первых, события на Греческой [улице], которые длились около четырех часов. И потом, события возле Дома профсоюзов. Это две части. Делать общие выводы достаточно сложно, и поэтому мы используем хронологический принцип в работе нашей группы. То есть, для нас очень важно восстановить хронологию и первой части и второй части. И в общих чертах мы уже это сделали.

Мы провели очень большую работу и в нашем блоге прошлым летом мы опубликовали первую часть хронологии событий на Греческой, и совсем недавно, примерно неделю назад, [опубликовали хронологию] по Дому профсоюзов. Это были беспрецедентные беспорядки для Украины и, вполне возможно, для Европы и для всего мира тоже. Я не знаю, где такое было: там участвовало несколько тысяч человек, которые совершили множество правонарушений. Причины этого были разные. Мы стараемся оценивать по направлениям. И отдельно мы рассматривали деятельность милиции. Отдельно давали оценку действиям медиков, спасательных служб. Также мы анализируем те общественные группы, которые участвовали в этих событиях.

Параллельно идет официальное расследование, которое ведет Главное следственное управление МВД Украины, Генеральная прокуратура и Служба безопасности Украины. Вы с ними взаимодействуете? Выводы их, официального, расследования и вашего, гражданского, они совпадают?

Нет, конечно, не совпадают. Собственно говоря, мы действительно ведем параллельное расследование. Мы сначала думали, что мы работаем, чтобы воссоздать общую картину, потому что мы понимали, что следователи этого делать не будут. Наше законодательство препятствует тому, чтобы следователи были открыты. У нас следствие любое, не только по делу 2 мая, очень закрытое, и они [следователи] стараются минимум информации давать. Но я могу сказать, что мы взаимодействуем, мы знакомы, мы общаемся, но не на официальном уровне.

Если обобщать, существует три основных версии причин произошедшего: провокация со стороны российских спецслужб; потом, со стороны России, наоборот, утверждают, что виноваты во всем украинские националисты-экстремисты; и, наконец, бездействие милиции, которая позволила демонстрантам с двух сторон столкнуться, и допустила такое кровопролитие…

Бездействие милиции — это не версия, это один из элементов того, что было. И, конечно, понимание того, почему так происходило, это очень важный вопрос, мы с ним разбираемся до сих пор, потратили на это много времени. Мы делали очень много запросов, потому что милиция на момент начала массовых беспорядков должна была ввести оперативный план массовых мероприятий под названием «Волна» или «Хвиля». И этот план был подписан главой милиции, но по факту он не был введен. Кто его затормозил: чья-то халатность или преступное намерение, или чьи-то договоры — мы пока не выяснили.

Что касается первой версии, что это полностью было спланировано российскими спецслужбами — нет, конечно. Конечно, Россия имеет тут большие интересы. Они много очень тратили времени, чтобы осуществить постепенное раскачивание гражданского противостояния в Одессе. Когда мы изучали предысторию второго мая, мы выявили такие системные факты взаимодействия этих идеологических противников — Евромайдана и Антимайдана. Они все время взаимодействовали, они все время были в контакте, общались, согласовывали свои действия. И, в общем-то, перед вторым мая, они договаривались о каких-то совместных действиях.

Каково сейчас, год спустя, в Одессе отношение к этим событиям? В городе проходило две памятные акции, то есть, до сих пор этот раскол существует?

Я не могу сказать, что эти акции проходили отдельно. Я была и там, и там. И у нас многие люди утром приходили на Греческую [улицу] и на Дерибасовскую [улицу], оставляли цветы на Соборной площади, там была минута молчания, молебен, и все время говорили о том, что «мы хотим почтить память всех погибших». И потом эти люди не митингом, а по своей инициативе шли на Куликово поле тоже с цветами. То есть основная идея — это то, что у нас будет гражданское примирение. Может, не завтра, но мы к этому идем. Мы все этого хотим. Я рассматриваю наше гражданское расследование как один из механизмов гражданского примирения в Одессе. Это, конечно, не основная цель расследования, но такой неизбежный положительный «побочный эффект».

Собственно говоря, я совсем забыла сказать, что у нас в комиссии есть люди с разными политическими взглядами. У нас там есть редактор абсолютно пророссийского издания «Таймер» Юрий Ткачев. Мы не разделяем его взглядов, но когда речь идет о выяснении правды, мы абсолютно нормально работаем вместе. Если одесситы будут вместе выяснять правду о событиях, то неизбежно они помирятся.

****

Во время гражданских столкновений 2 мая 2014 года в Одессе погибли 49 человек и более 200 пострадали. Официальное расследование событий проводит Главное следственное управление МВД Украины, Генеральная прокуратура и Служба безопасности Украины. Кроме того, созданы правительственная и депутатская комиссии по расследованию трагедии.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.