Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 15/10 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 15/10 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 15/10 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 14/10 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
Центральная Азия

В Казахстане начался процесс над защитником прав этнических казахов в Китае

media  
Серикжан Билаш, лидер незарегистрированного объединения «Атажұрт еріктілері» © RFI/Emmanuel Damien

В Нур-Султане 29 июля состоялись предварительные слушания по громкому делу Серикжана Билаша, лидера незарегистрированного объединения «Атажұрт еріктілері». Уроженец Китая Серикжан Билаш в Казахстане активно отстаивал права этнических казахов в Синьцзяне. Он неоднократно проводил пресс-конференции, на которых в открытую рассказывал о притеснениях национальных меньшинств китайскими властями. 10 марта 2019 года его задержала полиция в одной из гостиниц Алматы, где он решил укрыться в целях безопасности.

В Казахстане начался процесс над защитником прав этнических казахов в Китае 30/07/2019 - Анастасия Солнцева (Казахстан) Слушать

Серикжану Билашу было предъявлено обвинение в разжигании социальной и национальной розни. Эта статья предусматривает наказание в виде лишения или ограничения свободы сроком от двух до семи лет. Его поместили под домашний арест в Нур-Султане. Правозащитники настаивают на том, что дело сфабриковано, а арест Билаша показывает, насколько казахстанские власти опасаются Китая. Сам обвиняемый уже заявил, что его дело «политически мотивировано».

Поддержать Серикжана Билаша на предварительных слушаниях в Нур-Султане пришли десятки людей. Многие из них держали плакаты с лозунгами, призывающими освободить подсудимого, и выкрикивали «Бостандык!» («Свобода!»). Билаш во время перерыва заявил, что его судят за распространение информации «о тяжелых условиях проживания этнических меньшинств на северо-западе Китая». Его адвокат Айман Умарова в своем ходатайстве заявила о передаче дела на рассмотрение в суд Алматы, поскольку преступление, в котором обвиняют ее подзащитного, было совершено именно там. Судья ходатайство удовлетворил, однако меру пресечения оставил без изменений — Серикжан Билаш по-прежнему будет находиться под домашним арестом, но только теперь в Алматы. Пока дата следующего судебного заседания неизвестна. Айман Умарова в интервью RFI рассказала о состоянии своего подзащитного на данный момент.

Айман Умарова: «Конечно, ему нехорошо. Он даже не понимает, почему это случилось. Во всем мире говорят о дискриминации людей в Китае. Серикжан действительно говорил о том, что надо против этого бороться. Он конкретизировал, что это должен быть информационный джихад. Это не значит брать гранату или автомат. Поэтому мы не понимаем, почему борьба против дискриминации людей является преступлением. Он чувствует себя очень плохо, потому что это морально тяжело. Второй момент — он перенес две операции на сердце. Это все-таки влияет на его состояние. А третье — это то, что все это время он находился под домашним арестом в чужом доме в Нур-Султане, там было сыро, мыши, были невыносимые условия, люди, которые его приняли, сами снимали это жилье. Все это время мы говорили о том, что это незаконное помещение, но нас никто не слушал».

Айман Умарова сообщила также о том, что Серикжана Билаша принудительно записали на видео, где он выступает против лидера незарегистрированного в Казахстане движения «ДВК» («Демократический выбор Казахстана») Мухтара Аблязова. «На самом деле это смешно, потому что он никогда не был замешан (в делах) с Аблязовым, он его никогда не поддерживал и не общался с ним. Мы это расцениваем как попытку силовиков заявить о том, что они поймали еще одного „ДВК-шника“, и потом продемонстрировать, что он отказывается от этого», — заявила Умарова. Также она добавила, что все последующие видео, на которых Серикжан якобы признает свою вину, отказывается от претензий к Китаю и от услуг своего адвоката, силовики обнародовать не рискнули, так как Билаш успел сообщить ей о принудительном характере записи этих видео.

Айман Умарова рассказала и о том, как сложилась судьба еще одной ее (теперь уже бывшей) подзащитной — Сайрагуль Сауытбай, этнической казашки, которая вместе с семьей бежала из Китая. За незаконное пересечение казахстанско-китайской границы в августе прошлого года она получила шесть месяцев условно в Казахстане. В получении политического убежища Сайрагуль было отказано, поэтому отбыв срок, женщина уехала в Швецию.

Айман Умарова: «Я была недавно у Сайрагуль в Швеции. Она прекрасно там живет, учит шведский язык, благодарит Швецию за то, что приняли ее. Мы снимались для шведского телевидения. Она наконец-то начала спокойно спать, потому что здесь невозможно было это делать, ее травили, ситуация была сложная. У нее есть вид на жительство в Швеции. А дальше будет видно».

Объединение «Атажұрт еріктілері» под руководством Серикжана Билаша заявило о себе в Казахстане в 2017 году. Его филиалы есть в Алматы, Нур-Султане и Усть-Каменогорске. Неоднократно организация пыталась получить регистрацию в министерстве юстиции, однако ведомство всякий раз отказывало им, аргументируя в том числе и тем, что в уставе не прописан предмет деятельности. Это, по словам Айман Умаровой, является ложью, так как соответствующий документ был предоставлен в Минюст. Сам Серикжан Билаш утверждал, что «Атажұрт еріктілері» — это скорее не общественное объединение, а группа волонтеров, которые оказывают юридическую помощь оралманам (каз. «возвращенец» — этнические казахи-репатрианты) из Китая, чьи родственники сидят в «лагерях политического перевоспитания». Парадокс ситуации заключается в том, что за отсутствие регистрации, которую, как оказалось на практике, получить невозможно, Билаша оштрафовали. В феврале 2019 года суд вынес решение о выплате в казну государства 240 тысяч 500 тенге (562 евро).

Тогда же на суде руководитель «Атажұрт» четко обозначил границы своей деятельности. По его словам, задача группы — вовсе не прививать ненависть к Китаю, а научить родственников пострадавших юридически решать свои проблемы. То есть грамотно составлять заявления и обращения в прокуратуру и другие уполномоченные органы. Кроме того, волонтеры, как заявлял ответчик на суде, оказывают всяческое содействие в возвращении «узников китайских лагерей».

Примечательно, что еще в январе 2019 года Серикжан Билаш в одном из своих интервью утверждал, что препятствий для деятельности в Казахстане у него нет. Но очевидно, что уже через месяц ситуация изменилась. В конце января против членов объединения выступили представители «творческой интеллигенции». Активисты опубликовали в СМИ открытое письмо, в котором говорится о том, что такие группы, как «Атажұрт», предоставляют «недостоверную информацию о судьбе казахов в Китае и подливают масло в огонь». Общественные деятели также предположили в своем письме, что «среди таких волонтеров есть люди, работающие в секретных учреждениях Китая, и их целью является дестабилизация и нарушение внутреннего покоя страны (Казахстана — RFI)». В числе подписавшихся — политолог Расул Жумалы, общественный деятель Мухтар Тайжан, поэт Мухтар Шаханов и другие.

Ситуацию с Серикжаном Билашем RFI прокомментировал казахстанский политолог Досым Сатпаев.

Досым Сатпаев: «Это письмо немного „попахивает“ Советским Союзом. Когда советская интеллигенция писала письма с какими-либо требованиями касательно осуждения кого-то или чего-то. Появление этого письма выглядит, мягко говоря, странно. С учетом того, что это напоминает попытку определенной части национал-патриотического поля Казахстана дискредитировать это движение и Серикжана Билаша. Прецедент появления такого письма является тревожным настораживающим трендом, когда часть общественности вместо того, чтобы сплотиться и вместе решать какие-то проблемы, вносит определенный раскол. Плюс того, что сделал Серикжан, заключается в том, что он это сделал открыто, публично, довольно жестко, что и заставило обратить внимание международной и казахстанской общественности.

Что касается Казахстана, то понятно, что руководство страны попало в сложную ситуацию. Буквально недавно на официальном уровне было заявлено, что Китай является важным партнером для Казахстана в сфере экономики, политики, инвестиций. Но, с другой стороны, если взять общественное мнение, то здесь мы видим рост антикитайских настроений, которые имеют очень древние корни. Здесь они масштабны, с исторической точки зрения долгие. Эта волна не уменьшается, она будет увеличиваться.

Сейчас мы видим две проблемы. Первая заключается в том, что Казахстан вошел в сферу серьезного китайского влияния, и уже тяжело выбраться из этой сферы. С другой стороны, мы видим антикитайские настроения в обществе. Эти два измерения уже сталкиваются. И в казахстанском обществе стали подозревать, что власти не хотят активно обсуждать тему с ущемлением прав этнических казахов в Синьцзяне. Всеми силами власти Казахстана демонстрируют нежелание обидеть Китай. Хотя вместе с тем, что они не дают политического убежища Сайрагуль Сауытбай, Казахстан воздерживается в коллективном письме Совету ООН (письмо написали 37 стран, которые поддержали проводимую Пекином политику, и в их числе Россия, Беларусь, Таджикистан, Туркменистан, Саудовская Аравия — RFI). Возможно, руководство страны, особенно в транзитный период, стало понимать, что неправильные шаги по отношению к Китаю, демонстрация слишком большой лояльности к Пекину внутри казахстанского общества могут вызвать очередную волну социального напряжения».

Первые сообщения о том, что в Китае появились так называемые лагеря политического перевоспитания, стали поступать с 2017 года. По данным правозащитной организации Human Rights Watch, в синьцзянских лагерях находятся около миллиона человек. В основном это этнические казахи, уйгуры, киргизы. По информации HRW, здесь с помощью проб ДНК, отпечатков пальцев и сканирования лица власти собирают биометрические данные людей. Существование таких учреждений китайские власти поначалу отрицали, однако позже все же признали, что они есть, но это не лагеря, а «образовательные центры, созданные для противодействия экстремизму и терроризму». В Казахстане на официальном уровне заявляли, что все происходящее в Китае — «внутреннее дело страны». Дипломаты заверили, что сотни этнических казахов все же были возвращены на историческую родину, в связи с тем, что они имели два гражданства или нарушали китайское миграционное законодательство.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.