Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 24/04 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 24/04 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 24/04 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 24/04 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ

Французский эксперт об уходе Назарбаева: это поворот, но очень плавный

media  
Уходящий президент Казахстана Нурсултан Назарбаев (слева) и его преемник Кысым-Жомарт Токаев. 20 марта 2019 г. Kazakh Presidential Press Service/Handout via REUTERS

В Казахстане в среду, 20 марта, прошла торжественная передача власти от уходящего президента Нурсултана Назарбаева к председателю Сената Касыму-Жомарту Токаеву, который будет исполнять президентские обязанности до очередных выборов главы государства. Первой инициативой нового президента стало переименовать столицу страны Астану в Нур-Султан. За Назарбаевым при этом остается статус «Лидера нации». Стоит ли говорить о реальной смене власти в Казахстане, почему решение принято именно сейчас и стоит ли ждать от нового президента либерализации, в интервью Русской службе RFI рассказал французский эксперт по Центральной Азии, профессор университета Пари-Сюд Адриан Фов.

Французский эксперт об уходе Назарбаева: это поворот, но очень плавный 21/03/2019 - Сергей Дмитриев Слушать

RFI: Адриан, поскольку вы сейчас находитесь в Алматы, расскажите, как новость об отставке Назарбаева восприняли в Казахстане?

Адриан Фов: Объявление [об отставке Назарбаева] вчера вечером многих удивило. Можно было почувствовать, что местных жителей это очень волнует. Но в тоже время ощущалось какое-то спокойствие, как будто все так и должно быть. Это, видимо, объясняется тем, что президент уже в возрасте. Но также фигура, которая была выбрана для переходного периода, по Конституции — это глава Сената господин Токаев, всем показалась приемлемой. Так что атмосфера здесь немного странная: с одной стороны, есть вопросы о будущем, с другой стороны — уверенность и спокойствие. Это можно наблюдать в разговорах с людьми на улицах, в кафе и ресторанах. В университете, где я сейчас провожу основное время, студенты кажутся растерянными и возбужденными. Им интересно, как все будет развиваться, но нет ни страха, ни желания бунтовать. Есть ощущение преемственности. И есть, конечно, веселая реакция по поводу того, как обставлен уход первого президента Назарбаева: это решение переименовать столицу, переименовать главные проспекты, здесь, в Алматы, уже давно существует проспект Назарбаева. Так что это, конечно, поворот, но очень плавный.

Да, и Назрабаев сохранил свой статус Елбасы (каз: «Лидер нации»). Что это означает на практике и насколько Назрабаев в действительности готов оставить власть?

Это хорошее замечание. На самом деле, с 2010-х гг. было внесено несколько поправок в Конституцию, которые дали этому человеку совершенно особый статус, с некоторыми узаконенными гарантиями, которые должны защитить его после ухода с президентского поста, а также защитить его семью. Эти конституционные приготовления мы увидели уже в день его 70-летия, 6 июля 2010 года, когда были введены понятия «Елбасы» и «первый президент Республики Казахстан». В последующие годы были приняты и другие законодательные предосторожности, которые предусматривали, что если он будет вынужден покинуть пост президента, то все равно пожизненно останется членом нескольких важных органов государственной власти, в частности Совета безопасности, где он почетный член. Так что это все свидетельствует о том, что отказываться от власти на 100% он не намерен.

По-вашему, почему именно сейчас Назарбаев решил покинуть свой пост? Это какой-то стратегический момент?

Очень тяжело ответить на этот вопрос. Есть сразу несколько причин. Во-первых, как минимум на протяжении последних 15 лет ведутся постоянные дискуссии о переходе власти, о том, кто может прийти ему на смену. Каждый раз эти разговоры усиливаются в момент очередных выборов или смены власти в соседних странах. Прежде всего в Кыргызстане, когда была революция и выборы, которые не признавала оппозиция, а также в Узбекистане, когда умер Керимов, и, конечно, в России. Каждый раз, когда где-то по соседству происходят политические потрясения, здесь, в Казахстане, также задаются вопросом.

Во-вторых, когда появляются новости о частной жизни или состоянии здоровья президента, тоже всегда начинаются споры о разных людях, которые могут унаследовать власть. Поэтому всегда повышенное внимание к тем или иным перестановкам в государственной власти, которые провоцируют предположения, что тот или иной человек может быть выбран как наследник. Речь шла о его старшей дочери или о муже этой старшей дочери. Все это длилось последние 15 лет. В итоге, я думаю, что поучительным стал пример Узбекистана. Смерть Керимова и приход к власти Мирзиёева, при том, что там также у президента были дочери в особом статусе.

К тому же Назарбаев стал одним из президентов-рекордсменов в мире по продолжительности правления. Я думаю, он вошел в первую тройку по этому показателю. В общем, фактор возраста и приближающихся в скором времени выборов определили, что момент настал. Момент для того, чтобы уйти через парадную дверь со всеми почестями, добровольно и не провоцируя кризисную ситуацию.

Раз уж вы заговорили о кризисе, то что можно сказать о нынешнем положении дел в Казахстане в том, что касается экономики и общества? Совсем недавно Назарбаев отправил в отставку правительство, потому что оно «не справлялось с обязанностями». Что можно об этом сказать?

Действительно, эта отставка правительства привлекла внимание многих наблюдателей, потому что это редкое для Казахстана событие. Оно последовало за серией социальных протестов, связанных с экономической ситуацией, повышением пенсионного возраста, митингами многодетных матерей… Все эти разные социальные вопросы обострились, и президент лично пытался выразить поддержку и урегулировать их. Это был уже первый сигнал.

Что касается экономики, то все здесь наблюдали за тем, упадет ли курс национальной валюты, тенге, в связи со сменой власти. Но нет, курс пока практически не изменился. Хотя мы видели, что вчера в Алматы некоторые устремились к банкоматам и обменным пунктам. Но об особых банковских проблемах я пока не слышал.

Кажется, что личность нового и.о. президента Токаева вызывает доверие и среди иностранных инвесторов. Будем наблюдать, какую экономическую и бюджетную политику он будет вести. Но пока что проблем не чувствуется.

И поскольку мы заговорили о новом президенте Токаеве, это бывший дипломат, в 2011 году его даже назначили заместителем генсека ООН, можем ли мы ожидать от него какой-то либерализации режима?

На это пока очень сложно ответить. Можем, конечно, предположить, что будет что-то по примеру Узбекистана, где смена власти привела к определенным внутриполитическим изменениям. Но пока что я не вижу таких сигналов. О чем можно сказать с уверенностью, так это о том, что Токаев — человек с большим политическим опытом. Он принадлежит к поколению, которое выросло и работало в советскую эпоху. Он не относится к новой экономической и политической элите, представители которой учились за границей, — все новое поколение, которое получало стипендии «Болашак», чтобы учиться в Северной Америке, Азии, в Европе и на Ближнем Востоке. Токаев совсем не из этой среды. Он скорее демонстрирует преемственность с элитой позднесоветской эпохи и эпохи начала независимости. У него большой внутриполитический и внешнеполитический опыт, в том числе в ООН. Все это дает ему определенный вес, как внутри страны, так и за ее пределами. Важно иметь это в виду.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.