Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 18/06 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 18/06 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 18/06 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 18/06 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ

Кыргызская активистка Толекан Исмаилова: «За нами ходят спецслужбы»

media  
Кыргызские правозащитницы Толекан Исмаилова («Бир Дуйно Кыргызстан») и Азиза Абдирасулова («Кылым шамы») DR

В Кыргызстане проходит беспрецедентный судебный процесс. После того, как президент страны Алмазбек Атамбаев представил в своей речи 14 мая глав правозащитного движения Толекан Исмаилову («Бир Дуйно Кыргызстан») и Азизу Абдирасулову («Кылым шамы») как «верно отрабатывающих свои зарубежные гранты», правозащитницы подали в суд на главу Кыргызской Республики. Они обвиняют президента в оскорблении их чести и достоинства. Русская служба RFI связалась с Толекан Исмаиловой, которая сообщила, что в четверг, 16 июня, первомайский районный суд Бишкека отказал им в исковом заявлении и что они намерены обратиться с жалобой в городской суд Бишкека.

В своей речи глава Кыргызстана также обвинил Толекан Исмаилову и Азизу Абдирасулову в дестабилизации государства при поддержке зарубежных фондов. Репутационный ущерб, нанесенный правозащитницам, был особенно силен, поскольку речь президента была произнесена на церемонии награждения многодетных женщин по случаю Дня матери, считает глава правозащитного движения «Бир Дуйно Кыргызстан» Толекан Исмаилова.

Толекан Исмаилова: 14 мая 2016 года у нас проходит официальный День матери, праздник, который считается святым днем. Автором этого праздника является сам президент Кыргызстана Алмазбек Шаршенович Атамбаев, который пришел к власти после 2010 года. Но почему-то 14 мая в своем выступлении, когда в резиденции президента было более 300 человек, он назвал пять фамилий людей, которые дестабилизируют ситуацию в Кыргызстане и получают гранты из разных источников. То есть, назвал людей, представляющих опасность для страны, и среди них были представительницы НКО Толекан Исмаилова и Азиза Абдирасулова. Он сказал, что их общая цель – любой ценой, незаконными путями прийти к власти.

Там шла речь о том, что мы служим каким-то хозяевам вне страны, что у нас за границей есть имущество, что мы можем в любое время убежать, и что мы занимаемся дестабилизацией, деструктивной деятельностью, чтобы усугубить ситуацию и добиться захвата власти.

Это был субботний день, и мы с Азизой решили поесть клубники, были у нее в саду. Мы были рады, что это День матери, и что как раз перед этим парламент не принял законопроект об «иностранных агентах». До этого мы с нашими коллегами проводили мирные акции возле «Белого дома», и мы были очень довольны, что 65 депутатов парламента Кыргызстана оказались привержены общечеловеческим фундаментальным ценностям. Мы сразу написали в пятницу письмо с поздравлениями, что заявленная парламентская система начала работать, что в Кыргызстане теперь не будет таких античеловечных проектов, как в России, что чиновники не будут заниматься клеветой против своих граждан, потому что получение грантов предусмотрено наше конституцией, и это международное обязательство Кыргызстана перед ООН, ОБСЕ и международными организациями.

Поэтому мы так были рады, когда сидели в тот день в саду у Азизы. Начали звонить журналисты, но и после звонков мы еще подумали: просто, наверное, как всегда, про нас говорят плохо, правозащитников не могут хвалить. И вдруг звонит дочь Азизы Абдирасуловой, плачет и говорит: «Мама, по всем телеканалам, на кыргызском и на русском, и на радио чернят именно двух правозащитниц, говорят, что есть хорошие матери, а есть такие, как Азиза и Толекан». Поэтому мы сразу написали протест и заявили, что занимались нашей правозащитной деятельностю – это наше дело, мониторить свободу ассоциаций, митинги, собрания и так далее. Заявив об этом редакции Kloop, которая очень популярна в нашей стране, я сказала, что господин президент, наверное, спутал, обвиняя нас, что мы участвуем в захвате власти, что у нас есть оружие и так далее.

На второй день мы решили выйти на мирный митинг возле «Белого дома». Наши коллеги, сотрудники были очень встревожены, потому что в тексте господин президент говорил о том, что хватит цацкаться с этими группами, которые дестабилизируют ситуацию, уже пора применить к ним силу и власть. Он там дает задание Генпрокуратуре, силовым структурам принять меры. У меня поднялось давление, потому что я гипертоник, Азиза тоже очень волновалась. Я уехала домой, но утром мы все-таки решили выйти, потому что звонили наши дети и спрашивали, не арестовывают ли нас. Некоторых членов «Народного парламента», на форуме которого мы присутствовали как правозащитники, уже закрыли без суда и следствия в здании ГТНБ, троих уже забрали. Мы написали обращение, попытались охватить большее количество СМИ, чтобы все дали информацию о том, что мы находились на форуме в качестве правозащитников.

На следующий день мы вышли к «Белому дому», и как раз проезжал президент. С нами были другие уязвимые группы – группа немых, глухих, страдающих людей, которые тоже пришли к Белому дому просить о справедливости. Мы смогли передать наш голос – к нам вышла одна из депутатов парламента. Мы сказали ей о нашей озабоченности, о том, что нарушаются презумпция невиновности, конституционные права граждан и такие нематериальные ценности, как честь и достоинство людей. Это же не простой человек с улицы ошибся, а глава государства, избранный народом – 65% избирателей проголосовали за президента. Это была официальная речь на всю страну, по всем официальным каналам. На следующий день глава отдела администрации президента по межэтническим, межрелигиозным и общественным вопросам Мира Карыбаева сказала, что надо было правозащитницам головой думать, прежде чем туда идти. И мы поняли, что это не просто так было сказано, это политика администрации президента.

RFI: Суд проходит в обстановке сужения пространства гражданского действия в Кыргызстане. Нарушения прав правозащитников зафиксированы в опубликованном и июне докладе Обсерватории по защите правозащитников (совместная программа FIDH-OMCT), который явился результатом работы в стране международной исследовательской миссии по вопросу о положении правозащитников. В докладе под названием «Кыргызстан на распутье: удастся ли сохранить пространство для правозащитной деятельности», в частности, представлены примеры увеличения давления на правозащитников в течение последних лет, как со стороны государственных чиновников, так и со стороны националистических группировок. Правозащитники подвергаются незаконным обыскам их офисов, слежке и запугиванию со стороны спецслужб, угрозам применения к ним уголовных статей по борьбе с экстремизмом, физическим нападениям и клеветническим кампаниям в средствах массовой информации.

Толекан Исмаилова: Ситуация с правами человека в стране ухудшается. Об этом говорит отчет ООН 2015 года, где Кыргызстан по индексу человеческого развития находится на 120 месте. Это значит — высокая материнская, детская смертность. Второй индекс – некачественное образование. У нас очень много маргинального, безработного населения, особенно молодежи. И третий индекс говорит о том, что особенно в регионах пожилые и уязвимые группы не имеют доступа к достойной пище, чистой воде и санитарным услугам.

Поэтому правозащитники – центр прав человека «Кылым Шамы» и «Бир Дуйно Кыргызстан» – мы занимаемся продвижением прав граждан. У нас проживает около 90 разных национальностей, мы этим очень гордимся. Это человеческий ресурс, человеческий капитал. Но, к сожалению, наше поле как свободной неправительственной организации с каждым днем сужается.

Три года тому назад – по аналогии с российской Госдумой – в Кыргызстане три депутата пятого созыва парламента инициировали такой же закон, то есть, закон об «иностранных агентах». Нам это непонятно. Кыргызстан – независимая, суверенная страна, и нам было непонятно, почему после двух революций – в 2005 и 2010 годах – некоторые депутаты инициируют такие законопроекты, копируя плохие российские законы и сужая пространство для гражданской активности.

Вы знаете, что в июне 2010 года произошла трагедия, когда очень много представителей национальных меньшинств находились под пытками и до сих пор, до сегодняшнего дня, мы не видели еще ни одного судебного процесса, чтобы в судах они добились справедливости. Некоторые погибли, некоторые потеряли своих родственников. Для нас, правозащитников, особенно важен случай правозащитника, этнического узбека, гражданина Кыргызстана нашего уважаемого и замечательного партнера по работе Азимжана Аскарова. Он был незаконно задержан 15 июня 2010 года, когда осуществлял мониторинг и проводил свою правозащитную деятельность на юге Кыргызстана в Базар-Коргоне. Его забрала местная милиция, местная прокуратура, его пытали. Мы были очень рады увидеть решение комитета ООН по правам человека, которое обязывало кыргызские власти заново рассмотреть дело правозащитника, осужденного пожизненно, и немедленно его освободить.

Для защиты ваших чести и достоинства вы подали в суд.

Мы подали в суд на президента страны Алмазбека Шаршеновича Атамбаева за то, что он в своей официальной речи допустил недоказанные факты, он безосновательно обвинил нас в тяжких преступлениях, что мы готовим насильственное свержение власти, что у нас есть оружие, что мы получаем гранты от каких-то хозяев, и что мы служим этим хозяевам. Поэтому вместе с Азизой Абдирасуловой мы подали иск о защите чести и достоинства. Первое заседание прошло 8 июня, потом 15 июня.

16 июня, вчера, суд отказал нам в исковом заявлении, сказав, что все те негативные факты, которые были упомянуты в речи президента, не относятся к нам. Ответчик, представитель президента Алмаз Османова сказала, что этот текст был неправильно нами истолкован, что в этом абзаце утверждалось, что мы с Азизой Абдирасуловой хорошо отрабатываем свои гранты и что те обвинения якобы относились не к нам.

Но текст целостный, поэтому мы доказывали, что статус правозащитника был опорочен. Наша честь, достоинство, деловая репутация была преподнесены в темном свете. Самое страшное – никто не думал о последствиях. Вышло более 40 статей, в социальных сетях люди говорили, что эти две женщины-правозащитницы так надоели Кыргызстану, что они враги народа, что они получают донорские деньги, защищают узбека Аскарова, что их надо повесить и так далее. Мы были со всех сторон атакованы, мы стали очень уязвимыми.

Самое главное обвинение было в том, что мы защищаем узбека правозащитника Аскарова. Второе обвинение было, что Исмаилова и Абдирасулова защищают права ЛГБТ. То есть очень много националистов и групп, которые не понимают ценности и свободы человека, были против нас, потому что мы действительно защищаем уязвимых, в том числе ЛГБТ.

Конечно, судья Алмазбек Колыбаев вел себя неадекватно. Мы пытались дать ему отвод, потому что он постоянно нас перебивал, говорил о том, что речь не идет о представительницах наших НПО, а просто о двух женщинах – Исмаиловой и Абдирасуловой. Многие документы, которые были у нас на руках, они не приняли к делу. Мы поняли, что судья спешит. Он так пытался все это за один день закончить. Он почти набрасывался на адвокатов и на нас. Ему сказали, что он нарушает принцип равенства сторон. Ответчица со стороны президента постоянно говорила о том, что гранты – это хорошо, что президент, наоборот, хотел нас похвалить. То есть это двойная политика.

Заключение кандидата медицинских наук – специальное учреждение исследовало состояние здоровья Азизы с момента речи президента с 14 мая по сегодняшний день – показывало, что состояние здоровья и ее психическое состояние очень ухудшилось, что она находится в депрессии. Мне вызывали «скорую», независимые врачи зафиксировали, что у меня было давление170 на 100. Мы просили отложить суд, чтобы иметь возможность в нормальной форме защищаться. Все это было отклонено. Они ускоряли процесс.

Что вы намереваетесь делать сейчас?

Мы подаем апелляционную жалобу в городской суд на следующей неделе, потом будем идти до Верховного суда, потом будем отправлять в комитет ООН по правам человека, потому что в Кыргызстане сузилось пространство для гражданской активности, для НКО.

Вступление Кыргызстана в ЕАЭС привело к тому, что, как и в России, они хотят законодательно сократить это пространство. Сейчас очень много тревоги, потому что за нами ходят спецслужбы и даже на суде сидел сотрудник спецслужб. Коллега моя получила сообщение, что она может быть приглашена в формате уголовного дела. До этого меня вызывали тоже, я сказала: «Не вызывайте меня, давайте повестку». И до сих пор от них нет ответа.

 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.