Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 17/06 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 17/06 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 17/06 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 17/06 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ

«Ислам Каримов как привычка», — Надежда Атаева о выборах в Узбекистане

media Президентские выборы в Узбекистане REUTERS/Stringer

В Узбекистане в воскресенье проходят президентские выборы. Уже в четвертый раз на пост главы государства выдвигается бессменный лидер страны с начала независимости Ислам Каримов. Победа действующего президента ни у кого не вызывает сомнений. Агитация проводилась практически в пользу одного кандидата, независимых СМИ и оппозиции в Узбекистане практически не существует. Как в таких условиях международное сообщество может влиять на ситуацию с правами человека в Узбекистане в интервью RFI рассказала правозащитница, глава ассоциации «Права человека в Центральной Азии» Надежда Атаева.

Надежда Атаева о выборах в Узбекистане 29/03/2015 - Сергей Дмитриев Слушать

Надежда Атаева: Я наблюдаю демонстрацию полного бесправия и отсутствие возможности выражать свое политическое мнение участием в реальных выборах. По большому счету, в стране уже многие понимают, что от их голоса ничего не зависит. Решение уже принято: Ислам Каримов сохраняет свою власть. Тем самым, мы просто наблюдаем такое наглое и демонстративное нарушение основного закона страны, где говорится (в 90-й статье), что больше двух сроков подряд человек не может занимать пост президента страны. И это меня, как гражданку Узбекистана, глубоко беспокоит, и я очень надеюсь на реакцию демократического сообщества.

RFI: Зачем в таких условиях в принципе Каримову нужно проводить эти выборы?

Мы сегодня с вами рассуждаем, пытаемся дать реальную оценку ситуации в Узбекистане. А Каримов живет в своем мире. Он ведь не зря говорит «Если есть рай на Земле, то — это Узбекистан». Нормальный трезвомыслящий человек не может такое вообще говорить, потому что в стране основная часть населения — это нищие. Люди пассивны и понимают, что от них ничего не зависит. Каримову… для него крах вообще остаться без этого статуса (президента — RFI.), потому что он понимает, что тогда его ждет Гаага. Ему нужно сохранять этот статус, потому что он обеспечивает ему безопасность. Весь бюджет страны, вся армия страны сегодня удерживает его в этом статусе. Я не знаю в мире диктатора, который думал бы о благополучии населения. Диктатор всегда боится свободы. Он боится реакции Запада. Представляете, десять лет человек (президент страны, каковым он себя считает, хотя конечно наша организация с 2008 года считает, что в Узбекистане происходит антиконституционное правление Каримова) не может никуда выехать, потому что ни одна из стран демократического сообщества к себе его не приглашает. Официальный визит в Евросоюз, после андижанских событий, был в Литву, в Брюссель он приезжал по приглашению НАТО.

И понятное дело, что в стране, где 12 тысяч политических заключенных, где в хлопковом секторе используется принудительный труд, в том числе, и детский. Как бы сейчас ни говорили о том, что детей не привлекают к хлопку. Основная часть не привлекается, но все равно дети не учатся в этот сезон, потому что учителя на хлопке. И вот в такой ситуации Ислам Каримов, конечно, во всем мире считается нарушителем прав человека. Узбекистан вошел в небольшую группу стран, где практика пыток является просто недостижимо высокой. Ни один из тематических спецдокладчиков ООН уже больше 11 лет не может посетить страну. Поэтому, безусловно, Каримов понимает, что никакого рейтинга положительных результатов он заслужить не смог, но статус обеспечивает ему безопасность. Поэтому он будет к этому стремиться, и это прогнозировалось еще до начала выборов.

Президентские выборы в Узбекистане Alexei Volossevitch

И в таких условиях какое давление еще может оказать международное сообщество?

Не подавать ему руку. Не подавать руку диктатору. Понимаете, со стороны правительства США звучали слова о том, что все-таки идут позитивные изменения в области прав человека. Но нет. Они не происходят. Меняется методика, усиливается давление. С 1999 года рост политических репрессий только усиливается, и это ведет к радикализации общества. Это ведет к росту беженцев, как индикатора соблюдения прав человека в стране. В последние два-три года и Франция приглашает тайно делегации из Узбекистана: представителей Минюста и так далее. И ни у кого из представителей гражданского общества, да и журналистов французских не было возможности прийти на пресс-конференцию и задать представителям узбекской власти вопросы, которые действительно волнуют общество, в том числе, я думаю, и французское. Потому что во Франции за последние годы усилился рост беженцев из Узбекистана.

Я думаю, что для поддержки развития гражданского общества в Узбекистане, самое главное — это адекватная реакция. Самое главное — это проявлять озабоченность по поводу состояния здоровья и добиваться освобождения политических заключенных. Это бывший депутат парламента Узбекистана Мурод Жураев. Это редактор первой оппозиционной газеты одноименной партии «Эрк» Мухаммад Бекжонов, он был в 2013 году удостоен высокой премии «Журналист-2013», присужденной «Репортерами без границ». Это известные правозащитники из организации «Общество прав человека Узбекистана», например, Азам Фармонов, который находится, по сути, в колонии, которую можно сравнить только с концлагерем. По месту нахождения которой ранее проводились испытания биологического оружия.

Президентские выборы в Узбекистане Alexei Volossevitch

Чем вы объясняете такую позицию западных стран? Те примеры, что вы приводили: США, Франция…

Я только могу догадываться, что, скорее всего, пытаются через объявленный диалог о правах человека, добиваться реформ в этой стране. Но, понимаете, если начинаешь вести диалог с диктатором, ты всегда ему уступаешь по-крупному. Если правительство не допускает аккредитации Human Rights Watch, не дает возможности журналистам посещать страну, общаться с простыми гражданами, иметь возможность получать альтернативную информацию, как можно доверять этому правительству? И я думаю, что тот диалог, который, по сути, просто придуман в головах европейских и узбекских чиновников, он не приносит никакого эффекта. Я думаю, что на самом деле, нужно исходить от реального и нужно быть абсолютно адекватными к тем событиям и тем процессам, которые сегодня мы наблюдаем в Узбекистане.

Каримову уже 77 лет. Очевидно, он править будет не вечно. Что потом? Готовит ли он какую-то преемственность, и могут ли к власти прийти какие-то независимые оппозиционные силы?

Я всегда сохраняю надежду на лучшее — это дает мне энергию продолжать нашу деятельность. Я понимаю, что уход Каримова не может обеспечить начало больших демократических преобразований в Узбекистане, скорее всего, это будет выглядеть как смена власти. Но при политическом давлении демократических авторитетных стран, правительств и организаций в Узбекистане обязательно начнутся реформы. Кто бы ни пришел после Каримова, он будет вынужден начинать реформы. От позиции демократического сообщества обязательно будет зависеть будущее страны.

И поэтому мы сейчас стараемся делать все возможное, чтобы документировать все факты, связанные с нарушением прав человека. По спецпроцедурам ООН использовать любые механизмы для того, чтобы привлекать к ответственности людей, причастных к практике пыток в Узбекистане. Использовать репутационные риски для людей, которые сейчас находятся во власти. Я думаю, что если эта работа будет вестись системно, планомерно, то мы обязательно добьемся того, чтобы в Узбекистане была демократия, и мы все сможем вернуться в страну. И думаю, это будет очень важно для стран, которые сейчас нас поддерживают. 

Президентские выборы в Узбекистане REUTERS/Stringer

Когда люди объясняют, почему они голосуют за Каримова, то большинство таким образом выбирает мир и стабильность. Насколько вам кажется это оправданным, и насколько видится реальной угроза прихода радикальных исламистов после Каримова?

С одной стороны репрессивная политика Ислама Каримова, она ведет к радикализации общества и, конечно, росту религиозных настроений. Этот факт очень сложно отрицать. Я думаю, те люди, которые связывают стабильность в Узбекистане с именем Ислама Каримова, я думаю, у них ошибочное представление. Если бы Каримов дал возможность обществу почувствовать какую-то свободу, хоть какое-то право выбора, а не выживание, то, конечно, не было бы такого роста радикализации в обществе.

Сейчас мы пришли к тому, что возникает угроза со стороны Исламского государства, и люди просто разуверились. Они перестали верить в демократию. Многие люди, среди наших заявителей, разочаровавшиеся уезжают в Турцию. В Турции не могут получить статус беженца, в тюрьмах умирают их родственники. Посмотрите, в тех же рядах вооруженной оппозиции оказались именно те, кто в 1995-м, 1996-м, 1998-м был вынужден покинуть Узбекистан, спасаясь от репрессий. Ислам Каримов — это как та привычка. При его режиме растет уже второе поколение. Люди не знают другого. У людей нет возможности сравнить с условиями жизни людей в свободном обществе, поэтому они и связывают свое представление о стабильности с диктатором Каримовым. Я думаю, это лишь поэтому.

Президентские выборы в Узбекистане. Афиша Проекта «Арт и права человека» Ассоциации «Права человека в Центральной Азии»

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.