Гасан Гусейнов о словах и вещах
Морис Метерлинк о жизни чекистов
Морис Метерлинк в возрасте 40 лет
 
Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 18/07 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 18/07 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 18/07 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 18/07 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ

Темур Варки о выборах в Таджикистане: «ЦИК рисует столько, сколько надо»

media  
Темур Варки, оппозиционный журналист, Таджикистан catoday.org

В Таджикистане в воскресенье, 1 марта, прошли парламентские выборы, в которых победила Народно-демократическая партия. На связи с RFI оппозиционный журналист Темур Варки.

RFI: Итак, Народно-демократическая партия (НДПТ), которую возглавляет президент страны Эмомали Рахмоном, набирает 65,2% голосов избирателей. Также в парламент проходит Социалистическая партия — у них 5,5%, Аграрная партия — 11,8% и Партия экономических реформ, у них 7,6% голосов избирателей. Насколько этот результат для вас удивительный, не удивительный, учитывая, что 87,7% избирателей пришли на избирательные участки?

Темур Варки, журналист: Вообще, все это очень удивительно. Хотя, конечно, не было никаких причин для иллюзий, тем не менее, была надежда, что сохранится какой-то статус-кво. В действующем парламенте, который заканчивает свое действие, были представлены две оппозиционные партии — условно оппозиционные партии такие, как Коммунистическая и Партия исламского возрождения (ПИВТ), которые подвергались критике со стороны гражданского общества, своих потенциальных сторонников за слишком лояльную и мягкую позицию по отношению к власти. Тем не менее, как мы видим, они не прошли в состав нового парламента, не проходят пока. Притом, что Народно-демократическая партия — это дочерняя партия, дочка Коммунистической партии Таджикистана — практически весь состав НДПТ — это бывшие коммунисты, которые либо зарыли свои партбилеты, либо просто закрыли их в тумбочку, может быть, для каких-то времен. Начиная с лидера этой партии, партии власти, президента Эмомали Рахмона, который прошел всю номенклатурную лестницу карьерного роста коммуниста. Собственно для коммунистов это, конечно, удар. У коммунистов в Таджикистане по-прежнему значительный электорат, в том числе, среди молодежи.

Среди тех, кто голосует за Компартию Таджикистана, вы говорите, есть молодежь. Когда люди ностальгируют по временам, в которых они жили и, видимо, забыли уже, как им жилось в этот период, это понятно более или менее. А как молодые люди приходят сегодня, в 2015 году, и голосуют за коммунистов?

Мало тех, кто проголосовал за коммунистов, на самом деле. Потому что более чем за 20 лет правления Эмомали Рахмона и этой партии все время идет ссылка на то, что у нас прошла гражданская война. Но 20 лет — это не такой уж маленький срок, за который нельзя было обеспечить людей буквально светом, газом, другими благами цивилизации. За эти 20 лет (Таджикистан — ред.) просто оказался в XIX веке. В школах нет света — свет подается нерегулярно даже в столице, других крупных городах, не говоря уже о райцентрах, не говоря уже просто о каких-то поселках и селах, где дети умирают от холода в роддомах, где во время операций отключается свет. Люди практически находятся в каком-то средневековье. Что касается исламской партии, то ПИВТ, наряду с коммунистами, — это вторая значительная электоральная сила в Таджикистане. Как они утверждают, у них около 40 000 сторонников. И исламская партия не проходит, хотя исламская партия вынудила Эмомали Рахмона в 1997 году подписать межтаджикский мир, контролировала половину территории Таджикистана. Это говорит о том, что (НРЗБРЧ) совершенно нереальный.

Глава  ЦИК Таджикистана заявил, что выборы прошли «свободно, демократично и в соответствии с местным законодательством». Коммунисты говорят, что-то, что произошло в минувшее воскресенье в Таджикистане — это политический фарс. Тем не менее, они не собираются оспаривать результаты выборов. В ситуации, когда один человек, Эмомали Рахмон, в течение 20 лет остается у власти, его партия НДПТ набирает 65% голосов избирателей, какими инструментами вообще могут воспользоваться депутаты в Таджикистане? Например, есть ли культура политических дебатов?

Они могут дебатировать на какие-нибудь отвлеченные темы, не касающиеся серьезных проблем, потому что и социалистическая партия, и аграрная партия, и партия экономических реформ — это кукольные карманные партии у партии власти. Это не системная оппозиция, это петрушки, которых достают по случаю.


Неужели в Таджикистане люди настолько политически активны, чтобы прийти на парламентские выборы в составе 87% от общего числа избирателей?

Это все рисуется где-то там, не то чтобы от фонаря, это просто плод фантазии. В администрации президента спускается разнарядка, и ЦИК рисует столько, сколько надо. За пределами Таджикистана, по данным ФМС России и по данным Центрального банка, который регулярно на сайте фиксирует объемы (денежных) переводов, находится около двух миллионов избирателей Таджикистана. Значит, два миллиона избирателей Таджикистана — это практически около 40% избирателей. В России открыли три избирательных участка. Вот, представьте: два миллиона на три избирательных участка — это значит, что за 14 часов работы они должны пропустить 600 с чем-то тысяч избирателей. Ни московская полиция, ни журналисты, ни просто жители — никто не заметил этих фантомов, 600 с чем-то тысяч таджикских избирателей, которые бы штурмовали и голосовали со скоростью десять секунд каждый.

 

 

 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.