Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 19/09 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 18/09 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 19/09 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 19/09 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ

Human Rights Watch о чудовищных пытках заключенных в Узбекистане

media  
Стив Свердлоу директор бывшего ташкентского офиса HRW http://www.hrw.org/en/news/2011/02/12/what-will-uzbeks-say-about

13 декабря международная правозащитная организация Human Rights Watch опубликовала доклад о пытках над заключенными в Узбекистане.
107-страничный доклад содержит редкие свидетельства о нарушениях прав человека в Узбекистане: с 2009 по 2011 годы, то есть, до закрытия бюро Human Rights Watch в Ташкенте, члены организации опросили более 100 свидетелей: самих заключенных, подвергавшихся пыткам, или их родственников.
 

В докладе говорится о случаях, когда задержанных обливали на допросе кипятком, избивали резиновыми дубинками и пластиковыми бутылками с водой, подвешивали за запястья и лодыжки, насиловали или душили, надевая на головы пластиковые пакеты.

Доклад также подвергает критике западные правительства, которые закрывают глаза на чудовищные факты пыток в Узбекистане. Более того, недавно европейские государства приветствовали «прогресс» в области реформ узбекского законодательства, хотя, как указывает Human Rights Watch, все реформы остаются в этой стране только на бумаге.

А между тем, факты пыток в Узбекистане известны уже давно. Еще в 2002 году международное сообщество всколыхнул случай смерти узбекского заключенного от пыток: как заключили тогда эксперты, обвиняемый в религиозном экстремизме заключенный умер от того, что его поместили в кипящую воду. С тех пор экспертов ООН, да и других международных организаций не пускают в Узбекистан…

С нами на проводе исследователь по Узбекистану и руководитель бывшего бюро Human Rights Watch в Ташкенте Стив Свердлоу.

RFI: Как вы готовили этот доклад?

Стив Свердлоу: В течение почти 4 лет мы проводили исследования и «в поле», и вне страны. Мы провели больше 100 интервью с жертвами пыток, с их родственниками, с адвокатами, которые их представляли, с другими местными правозащитниками в стране встречались. И даже с несколькими представителями узбекских властей. Мы исследовали проблему пыток, которую мы изучаем в течение более 10 лет в Узбекистане, но также в этот раз мы уделили много внимания так называемым «реформам», которые приняло узбекское правительство в течение последних 3 лет.

RFI: В докладе описываются совершенно чудовищные примеры пыток. И дальше говорится, что за последние годы правительство Узбекистана сделало какие-то реформы в юридической области. Почему эти реформы никак не соблюдаются?

Стив Свердлоу: Ответ, я думаю, простой: политическая воля решить проблему пыток и, в общем, улучшить ситуацию с правами человека отсутствует на самом высоком уровне. Еще 10 лет назад посещал Узбекистан спецдокладчик по пыткам ООН, который тогда называл проблему пыток в стране систематической и распространенной, и тогда он призвал президента республики Узбекистан Ислама Каримова признать на самом высоком уровне и публично, что пытки являются серьезной проблемой. И мы видим: спустя 10 лет эта проблема остается. А что изменилось – это то, что Узбекистан стал почти закрытой страной и, как мы описывали, где даже адвокатура сейчас подвергается давлению и демонтажу.

RFI: В чем состоит это давление?

Стив Свердлоу: 1 января 2009 года был принят новый закон «Об адвокатуре» в Узбекистане. Этот закон передал много полномочий и ответственность за лицензирование адвокатов в министерство юстиции. То есть, фактически, независимые ассоциации юристов были разрушены, они стали нелегальными организациями, и вся их ответственность, все их полномочия были переданы в министерство юстиции. То есть, сейчас президент назначает министра юстиции, и сам министр юстиции назначает главу ассоциации юристов. Эта ассоциация сейчас называется «Палата адвокатов Узбекистана». И многие адвокаты в Узбекистане нам говорили, что эта «палата» похожа на министерство или квазиминистерство адвокатуры. То есть, адвокатура, как таковая, уже не является независимой в стране. И, конечно, абсурдно говорить о прогрессе с реформами, с принятием новых законов типа «habeas corpus», когда нет независимых адвокатов, которые могут отстаивать права своих подзащитных, которые могут взяться за самые уязвимые и политически чувствительные дела, связанные с пытками или политическими делами.

RFI: В презентации доклада говорится, что эксперты Организации Объединенных Наций не допускаются в Узбекистан. Правда ли это, и как такое возможно? Не является ли это нарушением международных норм?

Стив Свердлоу: Совершенно верно. К чему Human Rights Watch сейчас призывает ООН – создать специальную процедуру, создать специальный механизм, который будет посвящен этой уникальной проблеме. Нет такой большой группы стран в мире, которые в течение стольких лет не пускают экспертов ООН в свою страну. Узбекистан ждут, чтобы посетить страну, уже 10 разных экспертов ООН по правам человека, по разным темам. Например, спецдокладчик по пыткам, спецдокладчик по независимости судей и адвокатов – все они не могут даже посещать страну. Это говорит, опять-таки, об отсутствии политической воли серьезно подойти к этим проблемам. И, конечно, это делает Узбекистан уникальным случаем, поэтому Human Rights Watch считает, что международное сообщество должно сконцентрироваться на этой проблеме, собрать политическую волю, чтобы надавить на Ташкент, и серьезно обратить внимание на эту проблему.

RFI: А какие меры предлагает ваша организация для этого?

Стив Свердлоу: Что касается Франции, например, Франция является лидирующим государством Европейского Союза. Европейский Союз должен поставить Узбекистан на повестку дня. Даже не обсуждался Узбекистан за последний год на самом высоком уровне Европейского Союза. То есть, комитет по международным делам даже не обсуждал больше года все эти очень серьезные нарушения прав человека в Узбекистане. То есть, во-первых, Франция должна помочь поставить Узбекистан на повестку дня. И если Узбекистан не выполнит самые основные критерии и свои международные обязательства по предотвращению пыток, по регистрации негосударственных организаций, неправительственных организаций, по допущению в страну спецдокладчиков по пыткам, тогда нужно уже серьезно думать и публично говорить о возможности применения каких-то санкций, каких-то мер. Когда будут осознавать, что эта проблема не решается в течение многих лет, и должен быть какой-то ответ на эту критическую ситуацию. Мы так считаем.

RFI: Почему международное сообщество закрывает глаза на пытки в Узбекистане, как об этом сказано в вашем докладе?

Стив Свердлоу: Одним словом: Афганистан. Некоторые эксперты даже сравнивали президента Каримова и структуру его руководства, его правительства с руководством других авторитарных стран, где были революции в этом году, так называемая «арабская весна». Конечно, что отличает Узбекистан от этих государств – это то, что они не граничат с Афганистаном. Сейчас война в Афганистане идет бурно, и Запад, конечно, заинтересован в сотрудничестве со стороны узбекских властей, чтобы перевозить материалы и войска на юг, в Афганистан и потом, конечно, вывести их из Афганистана через узбекскую территорию. Они нуждаются в согласии Ташкента, чтобы провозить эти материалы, поэтому больше мы наблюдаем тенденцию, где они закрывают глаза на ситуацию с правами человека. Поэтому мы делаем вывод, что такая стратегия неразумна ни для будущего Узбекистана, ни для Запада, потому что только усугубятся эти правонарушения в Узбекистане, которые создадут очень нестабильную ситуацию в стране. Поэтому нужно смотреть вперед, думать о будущем, не только о нынешней проблеме Афганистана. И, собрав политическую волю, решить эту проблему.

RFI: Вы предпринимаете попытки снова открыть ваше бюро в Ташкенте? И, вообще, как с этим дела обстоят?

Стив Свердлоу: Мы надеемся, конечно, на дипломатическую поддержку, увлечение этой проблемой. Мы неоднократно запрашивали о встрече с Ташкентом по этому поводу, но они нас игнорируют. Дело остается при Европейском Союзе и при США, чтобы поднимать (этот вопрос – RFI) с самим Каримовым и вернуться к открытию страны. Не только Human Rights Watch остается за пределами страны, сейчас практически все международные организации и медиа, СМИ-организации тоже. И нам кажется, что фактор изоляции Узбекистана тоже помогает ситуации продолжаться. Нужно положить конец изоляции, чтобы решить эти проблемы. Поэтому мы очень надеемся, что мы вернемся, рано или поздно, в Ташкент.
 

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.