Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 23/09 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 23/09 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 22/09 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 22/09 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ

HRW призывает ЕС обсудить с Каримовым ситуацию с правами человека в Узбекистане

media Президент Узбекистана Ислам Каримов. Reuters

В преддверии визита президента Узбекистана Ислама Каримова в Брюссель 24 января правозащитная организация Human Rights Watch обратилась с письмом к председателю еврокомиссии Ж.М. Баррозу. Евросоюз должен выразить узбекскому президенту свою обеспокоенность "ужасающими" нарушениями прав человека в Узбекистане и четко дать понять Исламу Каримову, что сближение Ташкента и Брюсселя невозможно без выполнения критериев оценки правовой ситуации в Узбекистане, определенных Евросоюзом, считают в HRW.

В 2007 году Евросоюз сформулировал критерии оценки ситуации в области прав человека в Узбекистане, поставив достижение прогресса по каждому из пунктов в качестве условия дальнейшего развития двусторонних отношений. В числе этих критериев, утвержденных Европейским советом по международным отношениям в 2010 году, фигурировали требования освобождения всех заключенных правозащитников и узников совести, приведения выборного процесса в соответствие с международными стандартами, гарантии свободы слова. Несмотря на то, что в 2008 году Евросоюз отменил санкции, введенные против узбекского режима, никакого прогресса по требованиям, сформулированным ЕС не наблюдается. Визит Ислама Каримова для встречи с европейским руководством в Брюссель дает возможность Европе потребовать от Узбекистана конкретных результатов по улучшению правовой ситуации в стране, считают в HRW.

АУДИО

...Каждый день заключения может быть последним, каждый день может принести ужасы

Стив Свердлоу (HRW) о ситуации в Узбекистане

представитель ташкентского офиса HRW

26/01/2011 - Инга Домбровская Слушать

Об этом в преддверии визита Ислама Каримова в Брюссель рассказал в интервью нашей радиостанции представитель ташкентского офиса HRW, исследователь HRW по Узбекистану Стив Свердлоу.

Стив Свердлоу: Мы в Human Rights Watch, в принципе, не против этого визита, не против концепции сближения (по-английски engagement) с Узбекистаном. Для нас важно, чтобы это сближение согласовывалось с ожиданиями и требованиями конкретных результатов, конкретного прогресса в тех аспектах правозащитной ситуации, которые неоднократно Европейский Союз освещал в разных декларациях, в так называемых «заключениях Совета по международным отношениям» (Foreign affairs Council conclusions). Там есть пять или шесть основных критериев, где Европейский Союз призывает Узбекистан: для того, чтобы иметь полноценные отношения с ЕС Узбекистан должен показать какой-то прогресс в этих пяти аспектах. Это, во-первых, чтобы были освобождены правозащитники, которые находятся в заключении. Наша организация уже много лет следит за судьбой этих правозащитников и в данным момент, мы считаем, как минимум 13 человек все еще находятся в заключении, и они оказались там прямо в связи со своей профессиональной деятельностью, как правозащитники. Мы видим, что в период так называемого «сближения» за последние два года после снятия санкций, которые были внесены Европейским Союзом, один или два правозащитника всего были выпущены. Это очень мало, это нельзя называть прогрессом. И я должен добавить, что каждый день и очень часто начинаются новые преследования в отношении других правозащитников, которые находятся на свободе. Мы очень озабочены ситуацией вокруг тех, кто находится в заключении и также вокруг тех, кто остается на свободе. И этот год не был исключением в этой тенденции. Мы наблюдали несколько судебных процессов против журналистов, правозащитников. Это - первый критерий, который явно не был выполнен узбекским правительством.

RFI: В числе критериев, сформулированных ЕС для дальнейшего развития отношения с Узбекистаном, было и требование предоставления возможности работать в этой стране неправительственным правозащитным организациям. И тут прогресса не наблюдается: HRW знает это на собственном опыте: 27 декабря 2010 г. организации было отказано в аккредитации - т.е. фактически в разрешении на работу в Узбекистане.

Стив Свердлоу: Второй критерий - мы лично это чувствуем на себе - это то, что Узбекистан должен создавать условия, когда международные организации, негосударственные, неправительственные могут функционировать в стране без проблем. И когда смотришь на ситуацию сегодня в Узбекистане, практически нет ни одной независимой международной организации, которая присутствовала бы в Ташкенте или в стране, которая могла бы делать свою работу спокойно. Даже получить визу - это очень сложно, это почти невозможно. И если эта организация занимается правами человека, практически исключено, что эта организация может существовать (в Узбекистане). Human Rights Watch имеет свой представительский офис в Узбекистане с 1996 года, но мы видели, как нескольким подряд нашим представителям было отказано в так называемой аккредитации в связи с очень странными причинами. Через отказ в аккредитации узбекские власти тем самым исключают международные голоса из страны, они закрывают пространство, где наблюдатели могут дать свою независимую оценку ситуации с правами человека. Это тоже, я думаю, должно волновать дипломатов и политиков в Евросоюзе, потому что невозможно иметь прогресс и гражданское общество без присутствия независимых и узбекских, и международных организаций.

Третий критерий, например, - Узбекистан должен принять восемь разных спецдокладчиков ООН, которые неоднократно хотели посещать Узбекистан уже давно. Европейский Союз может «поймать» эту возможность, чтобы призвать Узбекистан выполнять этот критерий.

ПЫТКИ НА КАЖДОМ ЭТАПЕ СУДОПРОИЗВОДСТВА

RFI: Год назад, 23 января 2010 года, спецдокладчик ООН по пыткам Манфред Новак объявил о своей заявке на посещение Узбекистана для расследования случаев пыток Он заявил, что ООН располагает сообщениями о том, что узбекские милиционеры систематически насилуют и пытают задержанных. Разрешения на въезд Новак не получил. В последний раз спецдокладчик ООН посещал Узбекистан в 2003 году. А пытки в Узбекистане продолжают применяться на всех этапах судопроизводства, говорит представитель ташкентского офиса HRW.

Стив Свердлоу: Общая ситуация с правами человека вообще очень проблематична, а бы даже сказал, критическая. Пытки наблюдаются на каждом этапе системы судопроизводства. Очень часто наблюдаются пытки в отделениях милиции после задержания людей. Эта проблема очень давно волновала Европейский Союз. Сейчас пришло время - во время этого визита - это уникальная возможность, которая появится у президента Баррозу, - призвать Ташкент выполнять эти критерии и связывать улучшение отношений с действительным прогрессом в области прав человека. Иначе HRW боится, что ситуация может ухудшиться, потому что властям в Ташкенте передается негласный сигнал, что все, что там делается, все, что там происходит - это нас устраивает, мы будем вас принимать, и ничего не изменится. Поэтому мы не против этого визита, мы понимаем, что иногда нужно заниматься «негласной дипломатией», но нужно тоже связывать это с настоящей критикой. Когда критика заслужена, когда нет прогресса, когда нет сдвигов в области прав человека, нужно это отмечать и должны быть последствия.

RFI : Ваша организация обратилась к главе еврокомисси Баррозу с призывом оказать давление на Каримова, чтобы он дал какие-то доказательства соответствия тем требованиям ЕС, о которых вы говорили. Баррозу может его призвать, но будут ли последствия? Чего вы ожидаете от Европы и что может сделать Европа, чтобы были какие-то реальные сдвиги?

Стив Свердлоу: Мы не претендуем на то, что это задача легкая, мы понимаем, что улучшать правозащитную ситуацию в любой стране, в том числе и в Узбекистане, требует постоянного внимания, нужно прилагать постоянные усилия в разных областях. Мы думаем, что Европейский Союз уже определил самые приоритетные моменты, где нужно видеть какие-то шаги в правильную сторону. Очень важно, чтобы эти критерии, о которых мы говорили, были полностью интегрированы во все процессы сближения отношений. Сейчас два раза в год существует диалог между ЕС и Узбекистаном, где обсуждается ситуация с правами человека. Этот диалог пока не дал никаких результатов, очень мало, почти никаких правозащитников не освободили за эти два года сближения. Нужно интегрировать эти правозащитные критерии, заключения европейского совета международных отношений во все аспекты, во все подходы европейской политики к Узбекистану. И это можно очень легко сделать, потому что все государства ЕС подписали и утвердили эти критерии, то есть они являются уже официальным заявлением ЕС о своих ценностях. И сейчас очень важно просто отстаивать их выполнение.

ЗАКЛЮЧЕННЫЕ ПРАВОЗАЩИТНИКИ

RFI: В письме, которое HRW направила Баррозу упоминаются имена правозащитников, журналистов, деятелей культуры, которые находятся в тюрьмах. Это Агзам Тургунов, Солижон Абдурахманов, Гайбулло Джалилов, Алишер Караматов... У вас есть собственная информация о этих людях, расскажите о конкретных случаях, которые вам приходилось наблюдать в Узбекистане.

Стив Свердлоу: Мы регулярно в контакте с родственниками осужденных и заключенных правозащитников. У меня была возможность видеться с некоторыми из них в Узбекистане. Почти во всех случаях, которые вы перечислили, они обеспокоены состоянием здоровья своих мужей, сыновей, братьев, отцов. Мы знаем, что условия не только в печально знаменитой тюрьме Жаслык, но и в других тюрьмах ужасные, очень страшные. И очень часто плохое отношение применяется именно к тем людям, которых идентифицируют как правозащитников. Мы очень обеспокоены этими тенденциями. Информация, которая поступает к нам очень часто - это плохое обращение. Мы писали, что, например, был один случай с Юсуфом Джумаевым, которого заставили выйти на улицу во время очень холодной зимы, раздеться и там оставаться несколько часов, а он - пожилой человек. Есть целый ряд таких случаев, которые мы имели возможность документировать. Перед лицом такой жестокости мы очень хотим, чтобы не только Европейский Союз, но и США, и все партнеры международного сообщества не забывали о судьбах этих людей. Потому что для них каждый день заключения может быть последним, каждый день может принести ужасы. Мы свидетели этих ужасов. И мы очень надеемся, что их личные дела будут упомянуты и их имена будут произнесены во время встречи Каримова и Баррозу. Можно очень абстрактно говорить об улучшении ситуации с правами человека, можно говорить о судебной реформе, об общих изменениях и улучшениях в судебной системе Узбекистана, но на первом месте должны быть эти люди: правозащитники и журналисты, которые страдают в тюрьмах.

СУДЕБНАЯ РЕФОРМА РАБОТАЕТ НА БУМАГЕ

Стив Свердлоу: Европейский Союз должен обратить внимание на то, что процедура «хабеас корпус», о которой очень часто упоминают как знак прогресса в Узбекистане, тоже пока не принесла результатов, которые должна была принести. Хабеас корпус - это процедура, где судьи имеют власть, ответственность, полномочия, изучать законность того или иного задержания человека, и они имеют право, полномочия, ответственность, задать вопросы о применении пыток во время задержания, они имеют возможность остановить плохое обращение. Но пока мы и другие правозащитные организации наблюдаем, что хабеас корпус применяется только на бумаге. Пока уровень пыток в стране - мы не видим никаких фактов, которые говорили бы о том, что их стало меньше. Пока судьи почти что никогда не накладывают санкций на задержание человека. Это - один из главных моментов, о котором очень часто упоминают как знак прогресса, улучшения правозащитной ситуации в Узбекистане. И это нас очень тревожит, потому что очень легко не видеть реалий, а видеть только то, что удобно с точки зрения геополитики и каких-то стратегических целей.

ПОСОЛЬСТВО ЕС В ТАШКЕНТЕ: ДЛЯ ЧЕГО?

Стив Свердлоу: Мы не против того, чтобы в Ташкенте открылось посольство Европейского Союза. Мы слышали, что основная задача этого визита И.Каримова в Брюссель направлена на то, чтобы в Ташкенте открылось представительство ЕС. Это, конечно, может способствовать улучшению ситуацию, но только если помимо этой цели будет стратегия получить конкретные результаты, конкретные сдвиги в сторону улучшения.

RFI: Что сегодня вам дает надежду на то, что вообще что-то может измениться в Узбекистане? Вы продолжаете чего-то добиваться, но, может быть, всех все устраивает? Что дает вам надежду на то, что что-то может измениться?

Стив Свердлоу: Конечно, нам приносит надежду наша возможность общаться с очень мужественными членами гражданского общества в Узбекистане. Хотя это гражданское общество чувствует себя постоянно под прицелом. Я говорю не только о правозащитниках, но и о независимых адвокатах, журналистах, юристах, представителей интеллигенции, которые каждый день выходят из дома и пытаются участвовать в гражданском обществе и строят гражданское общество. Мы получаем надежду от них потому что они не останавливаются. Наша задача и задача, конечно, опять-таки, международного сообщества, их поддерживать, и рассказывать о реалиях происходящего в Узбекистане и не сдаваться. Я очень надеюсь, что мы получим возможность продолжать свою деятельность в Узбекистане и что другие международные организации, СМИ, Би-Би-Си, «Нью-Йорк Таймс» - все они имеют возможность участвовать в улучшении ситуации. Без этих организаций, без наблюдателей, без свидетелей, ситуация становится очень опасной. Но сам народ Узбекистана дает нам надежду, мы видим, несмотря на все трудности, активность и веру в будущее. Но они наедятся на содействие Европейского Союза. Они смотрят на этот визит (Каримова в Брюссель) и ожидают не только общих заявлений о сближении отношений, они ожидают адекватное описание ситуации с правами человека. Иначе, я боюсь, Европейский Союз может упасть в глазах тех деятелей гражданского общества, если они почувствуют, что об их судьбах забывают в интересах сближения в отношениях.

УЗБЕКИСТАН: СТРАНА В ИЗОЛЯЦИИ

RFI: А что может европейское гражданское общество? Что нужно делать, чтобы как-то улучшить ситуацию в Узбекистане, может быть СМИ должны больше об этом говорить?

Стив Свердлоу: Да, это важно. Я очень часто возвращаюсь к этой теме: не только собственно сами страшные нарушения прав человека осложняют нашу задачу, но и степень изоляции Узбекистана. Я думаю, что эта изоляция очень мешает и государствам и правительствам, и гражданским деятелям западных стран вступать в контакт с гражданским обществом в Узбекистане, мешает понимать ситуацию, изыскивать возможности помогать. Я думаю, в первую очередь надо всем настаивать на том, чтобы Узбекистан выполнял заключения европейского совета, чтобы международное гражданское сообщество могло бы вернуться в страну и помогать улучшению ситуации. Шокирует, конечно, степень полного исчезновения международных организаций в такой короткий срок: после Андижанских событий почти никого не осталось. Хьюман Райтс Уотч, Эмнести Интернешнл, Фридом Хаус - почти все они ушли, и это очень страшно. У каждого сектора есть своя роль, у дипломатов есть дипломатия, у гражданских деятелей есть гражданское общество. Эта изоляция очень мешает и развитию Узбекистана, и в экономическом плане, и в плане либерализации общества. Нужно прилагать усилия для того, чтобы эта изоляция как можно скорее перестала существовать. Это чувствуется, когда прибываешь в Ташкент: степень закрытости очень бросается в глаза. Общество хочет общаться с остальным миром, но пока это очень сложно. Мы в HRW очень часто пытаемся донести до правительств, что гражданское общество не обязательно работает против правительств, что гражданское общество приносит пользу тем, что всегда остается независимым голосом, они приносят свежие идеи, свежие инициативы, они могут вести мониторинг ситуации давать свою оценку и помогать даже тем деятелям правительства, которые пытаются иногда добросовестно делать свою работу. Не надо смотреть на гражданское общество как на врага, это очень отсталый взгляд на роль гражданского общества. Мы очень надеемся, что этот период закрытости скоро закончится.

ДЕТСКИЙ ТРУД НА ХЛОПКОВЫХ ПОЛЯХ

В своем письме председателю Баррозу HRW также напоминает Европейскому союзу, что один из критериев заключений ЕС требует, чтобы Узбекистан выполнил свои обязательства международной конвенции, которая касается детского труда, и чтобы Узбекистан принял миссию Международной Организации Труда и дал этой организации возможность вести свой независимый мониторинг ситуации на хлопковых полях. На данный момент эта миссия, к сожалению, не была допущена в Узбекистан.

RFI: Вы обращаетесь к Европейскому Союзу, но Узбекистан посещают теперь и американские дипломаты, недавно была с визитом Госсекретарь США Хилари Клинтон. Ее визит дал какие-то конкретные результаты?

Стив Свердлоу: Я не хотел бы, чтобы ваши слушатели остались совершенно без надежды на то, что дипломаты что-то могут изменить и что они вообще способны совмещать геополитические интересы с правами человека. Мы видели один из успешных случай смешивания этих двух целей во время визита Хилари Клинтон. После саммита ОБСЕ в Астане 2 или 3 декабря прошлого года посетила Ташкент. Она там пробыла всего четыре часа. Но уже в Астане она призвала Ташкент освободить правозащитников. И мы видели, что 1 декабря действительно освободили одного человека, его зовут Фархат Мухтаров. Очень часто дипломаты боятся, что Ташкент просто напросто порвет с ними отношения, если они поднимут тему прав человека. Но мы здесь видели, что эта дипломатическая встреча между Вашингтоном и Ташкентом прошла даже очень нормально, и что она сопровождалась напоминанием о необходимости улучшать ситуацию с правами человека Это один случай. Другой случай - когда Пан Ги Мун посещал Ташкент в апреле прошлого года, он тоже открыто призывал к улучшению ситуации с правами человека. Европейский Союз должен это учесть: эти публичные заявления тоже играют свою роль, что отношения не разорвутся, в связи с тем, что они тоже отстаивают значимость прав человека.
 

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.