Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 24/06 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 24/06 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 24/06 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 23/06 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
СТИЛЬ ЖИЗНИ

Андрей Геласимов: «Я очень рад своему успеху именно во Франции»

media  
Писатель Андрей Геласимов на парижской книжной ярмарке 16 марта 2018 RFI/K.Gulia

На международной книжной ярмарке, которая прошла в Париже с 16 по 19 марта, писатель Андрей Геласимов представил французское издание своего романа «Степные боги». В интервью RFI один из самых популярных во Франции российских авторов предпочел говорить о литературе, кино, «своем Париже» и поэзии Бродского.

Интервью с писателем Андреем Геласимовым 19/03/2018 - Дмитрий Гусев Слушать

О политике, признался писатель, ему «сказать практически нечего». Такой ответ от Андрея Геласимова получали французские журналисты на вопросы, связанные с политикой.

Андрей Геласимов: Чаще всего спрашивают о выборах, но я не очень ангажирован в эти вопросы, поскольку и сам не очень интересуюсь политикой, и мои книги не о политике. Я пишу о людях, чья жизнь является результатом политики, о простых людях. Высокие сферы я редко затрагиваю, и они мне не очень интересны. Мне нравится говорить о том, как живет обычный, простой человек, как он любит, страдает — это и есть моя тема. Поэтому в разговорах о политике мне сказать практически нечего.

RFI: Должна быть у писателя гражданская позиция?

Гражданская позиция, по моим ощущениям, должна быть у каждого из нас по отношению к своим близким, семье, это ответственность перед детьми, перед родителями. Для меня государство — моя семья, близкие, мама, мои дети, уже внучка. Перед ними я исполняю весь свой гражданский долг. Помимо этого, я плачу налоги. К сожалению, не хожу голосовать, и никогда не голосовал, потому что моя жизнь очень частная. Но для многих людей в России этот вопрос очень серьезно стоит, и сейчас, в момент выборов президента Российской Федерации, гражданская активность высока. Я думаю, процент пришедших на выборы будет очень высок.

Нынешняя книжная ярмарка в Париже для вас далеко не первая. В 2005 году ваше французское издательство Actes Sud вручило вам на «Салоне книги» гран-при читательских симпатий, назвав самым (на тот момент) читаемым русским писателем во Франции. Тогда речь шла о триумфе вашей повести «Жажда», которая первой была опубликована здесь. Чем вы объясняете успех своего французского дебюта?

Тем, о чем я только что говорил: я думаю, что большинство читателей интересует личная, частная история, и в этой повести рассказано о последствиях чеченской кампании, войны на Северном Кавказе именно с позиций участника этих событий, простого солдата. Он получил приказ поехать на войну, он не выбирал этого, выполнял свой долг и потом вернулся. Но это частная история, и все, что с ним произошло, — это просто результат политики.

Вы один из самых популярных современных русских писателей во Франции, ваши повести и романы здесь издавались и переиздавались. Как вы воспринимаете собственную популярность во Франции? Или вам ближе англо-саксонская культура (как филологу по образованию, специалисту по английской литературе)? Вы больше англоман или франкофил?

Я думаю, что я глобальный «фил». Мне нравится и англо-саксонская культура, и французская. Мне очень приятно, что у меня такой успех именно во Франции, потому что у каждого русского человека есть своя маленькая любовь к Франции. У кого-то — большая любовь. Мы можем быть индифферентны к другим странам — таким, как Голландия или Швейцария, но Франция в любом русском сердце занимает особое место. Как и Германия, кстати. Но к Германии у нас амбивалентное отношение из-за военного прошлого, а с Францией все обстоит очень дружелюбно.

Писатель Андрей Геласимов (в центре) - встреча с читателями на парижской книжной ярмарке 16 марта 2018 RFI/D.Gusev

Я думаю, любой русский любит французскую культуру. Французскую кухню и вино невозможно не любить. Но прежде всего, культуру. Мы все воспитаны на Бальзаке, Флобере, Гюго. Поэтому я счастлив своему французскому успеху.

Какое место французская литература занимает в вашей писательской жизни?

Из французской классики большую роль для меня играют, прежде всего, Гюго и Бальзак. Наша русская классическая литература XIX века во многом опиралась на достижения французской литературы. Сам жанр психологического романа, мощного и большого эпического полотна, к нам пришел во многом из Франции.

Какие новые произведения вы представляете французскому читателю на нынешней книжной ярмарке в Париже?

В ноябре 2017 года вышел на французском языке мой роман «Степные боги» (издательство Actes Sud), который сегодня я представлю французской публике.

Вы — писатель, тесно связанный с кино. Ваши произведения много экранизировали: фильм «Жажда» Дмитрия Тюрина, за который в 2013 году на Фестивале русского кино во французском Онфлёре вы получили приз за лучший сценарий, телесериал «Дом на Озерной» по вашему роману, недавний фильм Сергея Соловьева «Ке-ды» (2016). Будущее литературы — это кино и сериал?

Нет, будущее литературы — это прежде всего литература. Кино — это просто визуализированная форма литературы. Литература — это прежде всего история и яркие персонажи, которым мы готовы сочувствовать и сострадать. Кино без литературы не сможет обойтись никогда, и первый человек в кинематографе — это все равно сценарист. Продюсер сначала идет к сценаристу с вопросом: какая у тебя есть история? И только потому ищут режиссера и артистов. Будущее литературы — это литература, а кино — это вторичная форма существования текста.

Стенд России на парижской книжной ярмарке 16 марта 2018 RFI/D.Gusev

Ваш Париж — какие это места и воспоминания?

Очень люблю и всегда бываю в Люксембургском саду. Это место для меня лично связанно с Иосифом Бродским, а этот человек для меня очень значим. Я всегда прихожу к статуе Марии Стюарт и все время читаю: «Мари, шотландцы все-таки скоты» (Двадцать сонетов К Марии Стюарт). И второе место, опят же из-за Бродского, — Place des Vosges (площадь Вогезов), «которая по-прежнему квадратна», как писал Иосиф Александрович.

Ваш Париж — это Париж Бродского?

Совершенно верно. Для меня во многом жизнь— это жизнь Бродского. Я очень ценю все, что он сделал, и для меня важны его ощущения в жизни. Если бываю в Петербурге, я обязательно иду на улицу Пестеля, стою у дома, где он жил, смотрю на балкон, курю и общаюсь с его духом.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.