Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 20/06 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 20/06 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 20/06 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 20/06 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
СТИЛЬ ЖИЗНИ

Французский эксперт по сельскому хозяйству: «Есть вещи пострашнее глифосата»

media  
Глифосат — один из наиболее распространенных в мире гербицидов, использующийся для борьбы с сорняками. PHILIPPE HUGUEN / AFP

На Сельскохозяйственном салоне, который открылся в Париже в субботу, 24 февраля, самым обсуждаемым вопросом стал отказ от химических пестицидов и гербицидов и переход к другим формам ведения сельского хозяйства. Как говорит Кристиан Уиг, научный директор по вопросам сельского хозяйства французского института INRA, «даже во время рождественского обеда в этом году все говорили о гербицидах». В своем интервью русской редакции RFI он рассматривает различные пути развития сельского хозяйства в XXI веке.

Первый вопрос коснулся плана действий по сокращению применения фитосанитарных средств в сельском хозяйстве, который должен быть представлен президенту Макрону в конце марта 2018.

Директор INRA по вопросам сельского хозяйства Кристиан Юиг DR

Кристиан Уиг: Наука размышляет над тем, каков должен быть план уменьшения зависимости от фитосанитарных средств в сельском хозяйстве. Встает вопрос: а зачем вообще это нужно? Нужно — потому что пестициды влияют на окружающую среду и на здоровье человека. В представленном плане как раз предлагается исследовать их реальное воздействие.

При этом нам нужно прекратить исследовать отдельно влияние фталатов, которые содержатся в пластиковых бутылках, отдельно влияние пестицидов, отдельно воздействие пыли. Необходим глобальный взгляд на все эти типы воздействия на человека, как в определенный момент, так и на протяжении долгого времени. Мы должны также научиться измерять влияние малых доз: все мы умеем измерить влияние в острые моменты, когда дозы особо велики, а вот малые дозы, да еще на протяжении продолжительного времени — нет. И мы очень плохо еще оцениваем влияние «коктейля» из пестицидов, а также типы взаимодействия различных агентов, например, пестицидов и пыли.

Нужно принимать во внимание и такие факторы, как место жительства подверженных этим влияниям людей — город не то же самое, что сельская местность. Или, например, возраст — мы реагируем по-разному в молодом возрасте и в пожилом. Есть, например, и такой вопрос: как отражается воздействие пестицидов на беременную женщину на ее ребенке. Нам известен ряд эпигенетических последствий, то есть таких, которые получены эмбрионом, на его собственное развитие, а, возможно, и на развитие его собственных детей. Эти воздействия не передаются через ДНК, и при этом они действуют через поколения.

RFI: Можно ли полностью отказаться от пестицидов и гербицидов?

Все это один блок вопросов, с которыми нужно работать. И есть второй блок. Вопрос о том, как избавиться от зависимости от пестицидов, не решается без предложения замены пестицидам. Сказать — давайте откажемся от пестицидов, а потом найдем какие-нибудь решение — поступок бессмысленный и не слишком ответственный. А кроме того, это приведет к такому росту цен на агропромышленную продукцию, что в итоге это выльется в социальную несправедливость. Во всяком случае, в отсутствие равного доступа к продуктам питания для всех. Не будем все же забывать, что доступ к дешевым продуктам является одним из главных завоеваний интенсификации сельского хозяйства. Сегодня мы можем быть уверены, что мы способны обеспечить биологически здоровую и безопасную продукцию. Если мы сейчас решим, что вся еда должна стать органической, цены взлетят. С точки зрения равного доступа к продуктам питания это недопустимо.
Иными словами, для новых решений нужны инновации.

Мы работаем над методами, которые позволят повысить резистентность растений, над эволюцией сельскохозяйственных систем, над таким средством, как биоконтроль. На сегодняшний день существуют две возможности, два горизонта. Нужно решить — хотим ли мы вовсе отказаться от искусственных пестицидов, или хотим снижать их употребление постепенно. Во втором случае мы будем постоянно наращивать эффективность нашей деятельности и способы замены пестицидов, но все остальное не изменится. Мы будем производить все то же самое, теми же способами и в тех же регионах.

Но если мы хотим прийти к полному отказу от пестицидов, нужно полностью все переосмыслить. То есть мы будем производить по-другому, другие культуры, в других местах. То есть один из главных вопросов, стоящих сегодня перед наукой — это вопрос горизонта. Куда мы идем? В зависимости от ответа мы должны будем выбрать тот или иной путь, и это будут разные пути.

Уменьшение пестицидов небольшими порциями не приведет нас к нулю. Вопрос этот пока не решен. Постепенное уменьшение приведет к большей эффективности и к небольшим замещениям пестицидов другими способами. Ведь когда меняешь понемножку, производителям легче приспособиться. Зато это похоже на дом, который стал тебе тесен, и в котором тебе явно нужна новая комната. Но ты ее не строишь, а бесконечно передвигаешь мебель, пытаясь выгадать место.

Каковы главные трудности, которые ждут общество, если оно захочет избавиться от химических средств в сельском хозяйстве?

Вопрос о выборе пути можно решить теоретически. Но как только мы сталкиваемся с такими сложными, комплексными системами, как здоровье и пестициды, то все гораздо сложнее. Тем более, что мы не можем думать в рамках только одной сельскохозяйственной культуры, например, зерновых. Мы обязаны думать одновременно о зерновых, о виноградниках, фруктах, овощах, цветах и так далее.

Некоторые культуры гораздо легче трансформировать, чем другие. Например, виноградники можно было бы уже сейчас освободить от пестицидов. Проблема заключается в том, что люди хотят пить то вино, к которому они привыкли. Вокруг Бордо виноградари хотят выращивать все те же мерло, каберне совиньон и каберне фран. Но мы знаем, что стоит им перейти к новым сортам, которые мы создаем, а также к механическому выпалыванию сорняков, и употреблять пестициды не ровным слоем, а только там, где это действительно необходимо, мы уменьшим использование фитосанитарных средств на 90 процентов. Потому что нам больше не нужны будут ни гербициды, ни средства против плесени — а это огромная часть всей применяемой химии.

Этот пример виноградников очень интересен, потому что он предполагает необходимость глубоких изменений, вплоть до изменения типа вина. Если мы выбираем горизонт «ноль пестицидов», то мы должны понимать, что это затронет не только фермеров. Люди должны будут примирить в себе гражданина и потребителя. Если гражданин не хочет пестицидов, а потребитель хочет продолжать пить то же вино, к которому привык, то это непоследовательно. Но мы уже давно знаем, что люди непоследовательны. Они хотят здоровой еды, но в супермаркете покупают самое дешевое. А это значит, что в этом вопросе необходимо просвещение. И в этом контексте существует новый элемент, с которым нужно обращаться очень осторожно. Это влияние пестицидов на здоровье человека. Потому что здесь начинается манипуляция страхом. А страх — очень плохой советчик, это всем известно. Мы, ученые, должны изучить и объяснить этот вопрос. Но он при этом затрагивает и политику, и гражданское общество.

А что все-таки необходимо предпринять в отношении глифосата?

Глифосат не является самым опасным пестицидом. Он стал предметом обсуждения гражданского общества. Даже на Рождество в каждой семье хоть раз за столом упомянули глифосат. Этому веществу чрезвычайно повредили два его качества: оно очень эффективно и крайне дешево, особенно после того, как в 2000 году окончилось эксклюзивное действие патента на него. И это объясняет его повсеместное распространение. Именно это широкое распространение привело к тому, что общество начало его отторгать. А ведь из всех веществ глифосат далеко не самое опасное. Оно считается «возможно канцерогенным», но есть и другие, гораздо более опасные.

Для меня проблема глифосата очень показательна. Она демонстрирует, до какой степени вопрос о пестицидах стал проблемой гражданского общества. Мы уже прошли стадию вопросов «это опасно или нет». Мы перешли к стадии «мы его не хотим». При этом садоводы-любители говорят: мы его не хотим, но зато мы хотим, чтобы у нас были участки без сорняков. Этот вопрос стал частью общей глобальной трансформации, через которую должно пройти сельское хозяйство. Наверное, глифосат исчезнет. Но в истории исчезали и другие вещи, которые мы употребляли и перестали употреблять. И ничего, мы с этим справились.

Какие же методы нужно принимать в ближайшее время?

Необходимо просвещение. Сейчас много говорят о просвещении в области здоровья и питания. Необходимо восстановить связь между тем, что мы производим, и тем, что мы едим. 80 процентов населения Европы живет в городах, эти люди оторваны от производства их же еды. Одни и те же люди хотят здоровой еды и покупают зимой помидоры. С социологической точки зрения очень интересны городские огороды. Всем ясно, что огороды, которые разбивают сейчас на парижских крышах, не накормят Париж. Хотя бы из-за ограниченности места. Но сам факт, что горожане могут встать перед лицом существования биологической необходимости, важен. То есть, если у тебя выросли помидоры 15 марта, пока тепло, а 1 апреля ударили холода, и все погибло, это биологическая обусловленность. И это очень важная часть понимания и изучения сельского хозяйства.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.