Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 16h00 - 16h10 GMT
    Выпуск новостей 15/11 16h00 GMT
  • *Передача RFI 16h10 - 17h00 GMT
    Дневная программа 15/11 16h10 GMT
  • *Новости 19h00 - 19h10 GMT
    Выпуск новостей 15/11 19h00 GMT
  • *Передача RFI 19h10 - 20h00 GMT
    Дневная программа 15/11 19h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
Стиль жизни

В Париже создана симфония для «Большого оркестра животных»

media  
Manabu Miyazaki

А что, если музыку выдумал не человек, а животные? Во всяком случае, американский музыкант и биоакустик Берни Краузе в этом уверен. В начале 1980-х он начинал собирать звуки «дикой природы», все увереннее находя в полифонии животных корни человеческой музыки. Выставка, которая со 2 июля 2016 по 8 января 2017 проходит в Париже в Фонде Картье, объединяет эти записи, собранные за пятьдесят лет, в звучание огромного оркестра.

В Париже создана симфония для «Большого оркестра животных» 17/08/2016 - Гелия Певзнер Слушать

Страница с подкастом этого выпуска передачи для экспорта RSS и скачивания находится здесь.

Но звук, как доказывает Берни Краузе, можно не только услышать, но и увидеть. Мексиканские архитекторы Маурисио Рока и Габриела Карийо создали для выставки помещение, похожее на сцену, на которой расположился оркестр. На экранах в брачном параде шумно расправляют крылья райская птица и птица-лира, и даже беззвучный подводный мир обретает голос.

Берни Краузе Ramin Rahimian

Берни Краузе: «В 1971 году я работал над моим новым альбомом, и подумал, что хорошо было бы включить в него музыку американских индейцев. Тогда я познакомился с одним человеком, хорошо знавшим племя не-персе. Он мне сказал, что их песни и истории никто никогда не записывал, во всяком случае в новейшие времена. Тогда я поехал к ним в резервацию. Там я познакомился с женщиной, которую звали Элизабет Уилсон, она была местная сказительница. Ей был 91 год, а ее сыну Ангусу на 20 лет меньше, но он тоже был одним из старейшин племени. Элизабет рассказывала нам историю племени, а потом спросила, почему я к ним приехал. Я рассказал, что я музыкант и хочу включить ее песни и стихи в мой новый альбом.

Ангус тогда сказал мне: „Слушай, парень, ты ничего не знаешь о музыке“. Я подумал — как это? Я учился музыке, я композитор и музыкант, и он мне говорит, что я ничего не понимаю? Я был уверен, что понимаю лучше самого Ангуса. Но сказал: ладно, давай, показывай, что ты знаешь.

Тогда он отвел меня к озеру Валлова, это в северо-восточном Орегоне. В долине протекал ручей, и мы сели на его берегу. Было минус десять по Цельсию, мы были довольно высоко в горах, Ангус мне сказал: сядь и наберись терпения.

Я довольно скептически ко всему этому отнесся, но сел и стал ждать. И вдруг через несколько минут налетел ветер. Он спускался в долину, постепенно долетел до камыша на берегу и начал его шевелить. И тогда я услышал звук, похожий на большой орган. Я даже не мог понять, откуда он идет и как получается. Но потом заметил, что в некоторых местах камыш был поломан, и когда по камышу проходил ветер, то он извлекал из него звук. Тогда Ангус взял нож, срезал камыш, прорезал в нем дырки и стал играть на нем, как на флейте, чтобы показать, как это получается. И сказал: „Вот так мы получили нашу музыку, и точно так же вы получили свою“.

Это был первый раз, когда я услышал звук, издаваемый природой. Тогда же я впервые подумал, что, может быть, музыка это нечто большее, чем я думал раньше. В 1983 году я поехал в Африку, и однажды после целого дня записей я прослушивал звуки пейзажей, которые мы записали. Там были звуки насекомых и птиц, и некоторых животных, и лягушек. И все вместе звучало прекрасно настроенной гармонией. Как будто каждое из животных нашло свою собственную частоту и вокальную нишу, чтобы создать эту гармонию.

Вернувшись домой, я проанализировал эти записи и построил спектрограммы, которые помогли мне увидеть звук, а не только услышать. Для меня стало очевидно, что это самая настоящая партитура, не только по ритму, но и по используемым частотам. Именно тогда я осознал, что в области построения и создания звука у нас, возможно, есть связь с животным миром.

Берни Краузе на пляже Флориды, 2001 год. Tim Chapman

В английском, да и в других языках, существует много терминов для описания музыкального выражения звука, но почти нет слов для описания природных звуков. Наши знания о мире — прежде всего визуальные. Очень важно было создать этот словарь для описания звуков и развивать его. Мы занимались этим с 1988 года, когда я создал слово биофония. Оно означает весь комплекс звуков, издаваемых природой. Понимание этих звуков помогает нам понять состояние экосистемы — здорова ли она, гармонично ли наше воздействие на нее. Эти данные касаются нас самих самыми разными способами. Если мы понимаем язык природы и владеем ключом, позволяющим раскодировать это таинственное послание, то мы можем понять, что каждое место на земле обладает собственным голосом. Голос амазонских джунглей невозможно перепутать с голосом тундры на Аляске, это очень разные голоса.

Из всех выставок, в организации которых я участвовал, эта самая сбалансированная. В ней заложен концепт единства, полноты. Сделать это одному было бы невозможно. Каждый элемент выставки вызывает у меня совершенно особое чувство, продолжение того, что я чувствовал, когда записывал эти звуки. Музыка возвращает меня к океану, к водопадам, к райским птицам, которых я видел в Индонезии.

У каждого животного свое место в оркестре. Это требует очень тонкой работы в области графического дизайна. Даже вебсайт использует метафору оркестра. Все элементы расположены в форме полукруга, как в оркестре. Это помогает усвоить мысль о месте животных в оркестре».

***

Если вы уже слышали, как играет обычный, человеческий оркестр, то попробуйте мысленно пройти между музыкантами. Точно так же вы проходите по музейным залам Фонда Картье. Сначала слышно пение птиц, потом рычание хищников, стрекотание сверчков и кузнечиков, и все это объединено в стройную симфонию. Сам Берни Краузе, впервые создав графическое изображение собранных звуков, увидел в нем настоящую, написанную природой партитуру.

Отдельный этаж посвящен снимкам, которые были сделаны командой парусного судна Тара. В 2009—2013 гг. Тара совершила кругосветное путешествие, целью которого стало изучение планктона, живой биомассы, лежащей у истоков жизни на земле. Инсталляция, представленная на выставке, включает фотографии, видео и художественные произведения. Главное, считают художники, сохранить всех музыкантов этого животного мира, чтобы Земля не замолчала.

3D-макет выставки «Большой оркестр животных» © TALLER MauricioRocha et GabrielaCarrillo
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.