Гасан Гусейнов о словах и вещах
Морис Метерлинк о жизни чекистов
Морис Метерлинк в возрасте 40 лет
 
Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 16/07 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 16/07 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 15/07 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 15/07 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
СТИЛЬ ЖИЗНИ

Агроэкология, или как спасти сельское хозяйство, климат и человека

media  
Директор INRA по вопросам сельского хозяйства Кристиан Юиг (Christian Huyghe) DR

Страница с подкастом этого выпуска передачи для экспорта RSS и скачивания находится здесь.

Связь между сельским хозяйством и изменениями климата очевидна. Засуха или наводнение, — и именно сельское хозяйство становится жертвой этих последствий потепления климата. И оно же их провоцирует. И все же в обсуждаемом на Парижской климатической конференции тексте словосочетание «сельское хозяйство» упоминается только один раз, и то в преамбуле, а сама связь между агропромышленной деятельностью и климатом не обсуждается. Причина этого парадокса проста: сельское хозяйство — это прежде всего область продовольственной безопасности, то есть государственных прерогатив. Трудно сказать той или иной стране: «Производи меньше еды». Но выход есть, он называется «агроэкология». О том, что это такое, Гелии Певзнер рассказал директор по сельскому хозяйству Французского института сельскохозяйственных исследований INRA Кристиан Юиг (Christian Huyghe).

Что больше, чем погода, то есть, в конечном счете, климат, оказывает влияние на сельское хозяйство? Уже начиная с 1980-х годов климатические изменения негативно влияют на урожайность, например, кукурузы и пшеницы в мире. Соответственно, –2 и –1% каждые десять лет, утверждает директор по экологии Французского института агрономических исследований INRA Жан-Франсуа Сусанна в интервью газете Libération. Засуха 2003 г. во Франции понизила урожайность на 20–30%, а засуха 2010 в России — на треть, по сравнению с ожидаемыми объемами. 80% исчезновения лесов на планете является следствием увеличения сельскохозяйственных площадей. И все же Парижская климатическая конференция не обсуждает проблемы, связанные с сельским хозяйством. Сократить выбросы в атмосферу — значит сократить производство. А свобода производить необходимый населению продукт остается в руках государства. Правда, по мнению специалистов, существует и другая возможность. Она называется «агроэкология». И о том, что это такое, RFI беседует с директором по сельскому хозяйству института INRA Кристианом Юигом.

Кристиан Юиг: «Агроэкология» означает применение принципов экологии по отношению к сельскому хозяйству, к сельскохозяйственным угодьям. «Принципы экологии» — это когда мы рассматриваем определенную среду, биологическое сообщество, и говорим, что в нем есть механизмы регуляции. Они приводят сообщество в состояние равновесия, но равновесие еще не означает, что оно не претерпевает никаких изменений. Речь идет скорее о колебаниях вокруг уравновешенного состояния. Подход, который стоит за агроэкологией, — это идея использовать биологические механизмы регуляции в своих целях, то есть для достижения большей производительности и улучшения показателей среды.

И среди механизмов, которые этим управляют, то есть механизмов регуляции, мы выбираем те, которые оказывают положительный эффект, то есть те, которые нужны нам, и таким образом управляем средой. Это приводит нас к двум вещам: использование такого важнейшего рычага, как разнообразие — функциональное разнообразие, — и наличие на различных уровнях экосистемы разнообразия, например, несколько генотипов на одном поле, несколько разных сортов на одном поле, различных культур на одной территории. Различных ярусов тоже — например, травянистых растений там, где выращивается пшеница, но и деревьев тоже. Также сюда можно добавить обустройство ландшафта — все это и есть функциональное разнообразие.

Далее требуется организовать это разнообразие, максимизировать его, так как повышая уровень разнообразия, мы повышаем и то, что дает нам экосистема в плане регуляции.

Когда мы делаем это, по крайней мере, в теории, происходят три вещи. Во-первых, некоторые биологические сообщества стабильнее других. Одна из причин, по которым на сельскохозяйственных территориях развиваются болезни или появляется большое количество насекомых, например, — это то, что эти сообщества довольно бедны. Если сообщество богатое, то вид насекомых, попавший туда извне, развиваться не сможет. Либо он не найдет себе экологической ниши, либо его просто съедят естественные враги. Для повышения уровня разнообразия сельскохозяйственной среды надо увеличить количество сообществ, имеющихся там. При увеличении количества каждое из них будет иметь меньше веса, но в случае появления посторонних, например, агрессивного вида, наподобие тли, на месте уже будут присутствовать виды, являющиеся ее естественными врагами, которые будут ее пожирать и не дадут ей распространиться. Это касается первой стороны, и существует множество примеров, показывающих, что все это действительно работает.

Вторая заключается в следующем: увеличивая разнообразие видов, мы увеличиваем и разнообразие физиологических механизмов, в особенности — механизмов получения питательных элементов, азота и фосфора. Итак, увеличение разнообразия видов — при надлежащем управлении этим разнообразием — способствует замыканию циклов, то есть обращения углерода, азота и фосфора. Чем более замкнут этот цикл, тем меньше эти вещества вымываются из среды и соответственно сокращается отрицательный эффект такого вымывания. И идея, на которую мы опираемся, занимаясь агроэкологией — построение сообществ, которые нас интересуют, надлежащие ими управление, контроль над естественными агрессорами — что означает меньше пестицидов, и контроль над циклами — что означает меньше загрязнений. Вот в чем смысл этого подхода.

RFI: Итак, агроэкология — это умение воспользоваться взаимодействием растений. Но это и способность применять новейшие техники, например, по захоронению в почвах углекислого газа. В чем же сложность применения принципов экологии ко всем сельскохозяйственным площадям?

КЮ: К чему приводит использование такого подхода? Во-первых, это необходимость управлять системой в долгосрочной перспективе. Например, преимущество пестицидов в том, что если  появляется болезнь, проблема решается простой обработкой. Если же вы хотите избежать возникновение тли в системе, построенной на принципах агроэкологии, нужно готовиться к этому сильно задолго, а этим заниматься никто не хочет, мы привыкли предпочитать краткосрочное видение долгосрочному.

Вторая проблема в том, что управлять всем этим становится сложнее. Если у вас на поле растет пшеница и вы опасаетесь появления тли — достаточно опрыскать его инсектицидом из баллона. Для предотвращения этого надо позаботиться о том, чтобы заранее на это поле добавить другие виды и другие сорта. Помимо этого, нужно обустроить пространство вокруг поля, недостаточно просто высадить живую изгородь, нужно, чтобы она тоже состояла из определенных растений. В довершение всего необходима ротация культур — в общем, работа становится намного сложнее.

Так что одна из главных сложностей этой системы, которая может быть эффективной, как с экономической, так и с экологической точек зрения — как раз социальная. Требуется больше работать, и, что самое главное, больше думать. Так что агроэкология как дисциплина, исследования в этой области — должны быть направлены прежде всего на понимание различных процессов, которые мы хотим использовать в собственных целях. Затем, опираясь на это понимание, нужно разрабатывать конкретные приемы, советы, которые позволят фермерам заниматься этим, не опасаясь, что у них лопнет голова.

Еще одна, третья вещь — работая подобным образом, нужно будет пользоваться больше машинами и инструментами, потому и машины, которые мы строим, должны быть адаптированы к подобной практике, не быть слишком дорогими.

Все это, если задуматься, означает отвернуться от того, что делалось на протяжении последних сорока лет. Основное развитие сельского хозяйства происходило за счет интенсификации, упрощения и эффекта масштаба производства. То есть засаживались огромные поля, которые можно было очень быстро обрабатывать большими машинами. А вот то, что я сейчас описывал, об обустройстве участков — ограничивает их в размере, в результате теряется эффект масштаба. Возникает потребность в новой концепции, основанной на том, как развивается сельское хозяйство, какое оборудование для него производится, каким образом идет управление информацией, чтобы при этом дать возможность фермерам работать по этим принципам, не сойдя с ума, давая им советы, которые они могут реализовать без запредельных усилий. И можно себе представить некоторые направления уже сейчас, это инновации — как в биотехнике, то есть естественнонаучные исследования, так и инновации организационного плана.

Так же понятно, что если мы хотим руководить биологической регуляцией на определенной территории, необходимо ею заниматься, и это значит не просто стремиться вырастить максимально возможный урожай пшеницы. Нужно обустраивать пейзаж, фермерам договариваться между собой, чтобы не было так, что одновременно каждый высаживает самый рентабельный вид культур, и это при сегодняшнем менталитете маловероятно.

Если задаться вопросом «а кто же может организовать это?», можно ответить, что профессиональные организации будут этими вопросами заниматься, фермеры будут организовываться в объединения, но все не так-то просто, так что надо быть изобретательными. Еще одна причина, по которой требуется быть изобретательнее и по которой необходимо координировать работу фермеров между собой, тот факт, что одним из механизмов, на которые опирается агроэкологическая система ведения хозяйства, является природная защита растений. Определенные сорта, имеющие гены, которые делают их устойчивыми к той или иной проблеме, — часть механизма биологической регуляции. Но если все одновременно высадят вид, носитель определенного гена, защищенный от какой-то одной болезни — вся система рушится. Так что необходимо коллективно договариваться об организации процесса, чтобы все не сажали одновременно одно и то же. В определенной мере это отказ от свободы предпринимательства, но положительный эффект от него получают все, и потому это один из аспектов, над которым работает агроэкология.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.