Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 19/06 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 19/06 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 19/06 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 19/06 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
СТИЛЬ ЖИЗНИ

ЭКСПО-2015: Обойдемся ли мы без пестицидов и вредно ли пить вино?

media  
RFI/ G.Pevzner

«Будет ли еще в 2050 году морская рыба?», «Кому принадлежат гены и новые живые организмы?», «Бывают ли хорошие и плохие продукты?» «Можно ли накормить мир исключительно органической едой?» — всё это темы научных конференций, которые предоставляет своим посетителям Французский павильон на ЭКСПО-2015.

ЭКСПО-2015: Обойдемся ли мы без пестицидов и вредно ли пить вино? 29/09/2015 - Гелия Певзнер Слушать

Страница с подкастом этого выпуска передачи для экспорта RSS и скачивания находится здесь.

В сегодняшней передаче — две темы. Агроном, президент научного комитета Сельскохозяйственной палаты Франции Жан-Марк Мейнар (Jean-Marc Meynard) отвечает на вопрос «Сможем ли мы обойтись без пестицидов?», а кардиолог, член Французской кардиологической ассоциации Франсуа Пайяр назвал свое выступление «Французский парадокс». Здесь речь идет о вине: «Правда ли, что пить вино полезно для здоровья?»

Жан-Марк Мейнар начал свой рассказ с исторического экскурса. С пестицидами пытались бороться уже в 1960-е годы.

Агроном, президент научного комитета Сельскохозяйственной палаты Франции Жан-Марк Мейнар. http://www.maraval.org

Жан-Марк Мейнар:   Обсуждение негативных эффектов пестицидов — не новость, оно началось уже в 60-х годах — в 62-ом, если быть точным, когда была опубликована книга Рейчел Карсон под названием «Безмолвная весна», в которой она обращала внимание на отрицательные последствия использования ДДТ. Хотя речь шла не только о нем, основное внимание уделялось именно ДДТ, так как в то время это был самый распространенный препарат. Его употребляли против вредителей и птиц, откуда и название книги — «Безмолвная весна». С тех пор было проведено огромное количество исследований, и совершенно очевидно, что пестициды оказывают негативное воздействие. Они токсичны для различных видов, обитающих в экосистемах, это так и называется — экотоксичность. Они концентрируются по мере движения вверх по пищевой цепочке — хищники в своих организмах имеют более высокую концентрацию, чем жертвы. Есть эффект и на трофическую сеть: если вы уничтожаете какой то вид насекомых с помощью инсектицидов, исчезают и птицы, которые этими насекомыми питались.

Далее идет загрязнение вод: во Франции, например, в 2010 году 90% водоемов и 63% грунтовых вод были загрязнены химическими веществами, происхождение которых связано с использованием пестицидов. В большинстве случаев концентрация этих веществ была недостаточно высока, чтобы сделать воду непитьевой, но достаточна для их легкого обнаружения. Есть же места, где содержание некоторых веществ превышает разрешенную ПДК в 150 раз, то есть в некоторых местах это действительно огромная проблема.

Происходит и загрязнение воздуха, загрязнение почв, и, наконец, явление которое в течение долгого времени недооценивалось и по сегодняшний день остается недостаточно изучено — воздействие на здоровье. Воздействие на здоровье потребителей, в частности, было очень хорошо изучено в работе 2013 экспертов INSERM — Института здравоохранения и медицинских исследований. Специалисты института взяли за основу своей работы научные труды со всего мира о взаимосвязи здоровья и пестицидов, и это сегодня становится серьезной проблематикой в области здравоохранения.

Итак, пестициды — зло. Остается вопрос, сможем ли мы без них обойтись

Жан-Марк Мейнар:  Я не думаю, что мы можем сегодня полностью без них обойтись, хотя и существует немало альтернативных средств, которые иногда они стоят чуть дороже, иногда, довольно часто — сложнее в использовании. Однако многие проблемы с паразитами пока еще невозможно решить альтернативными методами.

Похоже, что сама система сельского хозяйства устроена так, чтобы пестициды продолжали применяться. Например, когда селекционерам приходится выбирать между резистентными, не требующими пестицидов сортами культур, и наиболее рентабельными сортами, рентабельность берет верх.

Жан-Марк Мейнар:  Есть виды, устойчивые к болезням — это врожденная защита растения, благодаря которой у него не развивается та или иная болезнь, или развивается, но гораздо медленнее. Это большое преимущество, однако проблема в том, что когда генетики ведут селекцию для того или иного растения и создают сорт, устойчивый к болезни, они зачастую вынуждены пожертвовать урожайностью. Улучшить все параметры редко удается. Я здесь вообще не говорю о ГМО, только об устойчивых сортах, естественным образом существующих, и когда мы вводим требования по устойчивости, мы, как правило, вынуждены снизить требования по другим параметрам, так как они вступают в противоречие.

Всем известно, что монокультурные поля — то есть те, где посеян всего один злак, — требуют больше химии, чем те, где злаки перемешаны, или к ним добавлены, например, бобовые культуры. Но мельницы не хотят принимать муку смешанных сортов, они смешивают сорта сами — так тоже рентабельнее. Поэтому бесполезно требовать от фермеров отказаться от пестицидов, пока не перестроится вся система агропроизводства.

Жан-Марк Мейнар:  В Европе есть к этому политическая воля, существует план сокращения использования пестицидов на европейском уровне. В конце 2009 года ЕС принял пакет мер по пестицидам, согласно которому, в частности, каждая страна должна принять план работ по снижению рисков и сокращению объема используемых препаратов.

Все эти национальные программы доступны в интернете. Во Франции, например, есть «План Экофито», который действует с конца нулевых — с 2009—2010 гг. Нам действительно требуются дополнительные исследования, так как во многих случаях непонятно, как решать проблему. Тем не менее, существует риск, что этого плана будет недостаточно, так как целые системы хозяйствования опираются на использование пестицидов, и именно об этом сегодня надо говорить.

Например, в производстве пшеницы мы создали такую цепочку, при которой была намеренно увеличена зависимость от пестицидов во имя повышения урожайности. И сегодня эта система по-прежнему сохраняется. Хотя сегодня пестицидов распыляют чуть меньше, мы все-таки научились это делать разумнее, так что поправлюсь — я говорил ранее о «систематическом» применении пестицидов, это уже не совсем так, однако мы по-прежнему берем на себя огромные риски.

В результате мы оказывается в положении, которое экономисты, изучающие инновации, называют «социально-технологической блокировкой». Это означает, что когда инновация — в нашем случае это пестициды, становится повсеместно используемой технологией, все производство реорганизовывается под эту технологию, и даже если появляется другая, более интересная, она не имеет популярности, поскольку все производство уже подстроилось под предыдущую. И проблема с такой «блокировкой» — то, что она одновременно экономическая, социальная, ментальная, культурная и т. д.

Технологу, который будет советовать фермеру, применять или не применять тот или иной пестицид — ему гораздо труднее будет сказать «откажитесь от пестицидов», потому что слишком велик риск, что его предложение окажется неудачным по сравнению с ситуацией, в которой он порекомендует применять препарат — ведь во втором случае не будет насекомых, не будет проблем.

Если владелец поля обработает его пестицидами, когда без них можно было обойтись, он, скорее всего, ничего не заметит. А вот если обработка была необходима, а ее не провели — тут все будет заметно сразу. Из этого тупика не выйти, если не подойти к решению проблемы системно, если не задаться вопросом о том, как сменить отношение на уровне всей отрасли. А заставить измениться всех — это значит не только нажать на фермеров, чтобы они меньше распыляли пестицидов, например, путем введения дополнительных налогов. Речь идет о том, чтобы организовать отрасль так, чтобы всем было выгодно внедрить изменения — производители всерьез заинтересуются этим, только если будет потенциал увеличения прибыли. Потребители также должны внести свой вклад в эти изменения, отдавая предпочтение продуктам, произведенным с ограниченным применением пестицидов или с использованием альтернативных методик. Сокращение использования пестицидов — конечно, задача не только фермеров, но и всех остальных.

RFI/ G.Pevzner

Как известно, больше всего пестицидов потребляют именно виноградники. Но у вина есть свои положительные качества.

Кардиолог Франсуа Пайяр посвятил свой доклад на ЭКСПО так называемому «французскому парадоксу». Французы едят жирную пищу и пьют вино. Между тем, количество сердечно-сосудистых заболеваний здесь одно из самых низких в мире. Почему?

Франсуа Пайяр:  Культурные основы питания, сложившиеся во Франции, по-прежнему остаются популярны среди населения, и можно полагать, что это в некоторой мере позволяет сохранить традиции. Например, никто не ходит каждый день в «Макдоналдс», ну, может быть такие люди есть, но их немного. И даже если мы регулярно пользуемся фастфудом, у нас сохраняется ряд традиций в области питания, которые имеют положительные стороны.

Некоторым жителям планеты, оказывается, повезло больше, чем другим. Само место жительства располагает к тому, что количество заболевших сердечно-сосудистыми заболеваниями в той или иной области меньше, чем в других регионах.

Франсуа Пайяр:  Конечно, для таких стран, как страны Европы, в которых уровень экономического развития, уровень жизни более-менее схож, жители которых также имеют генетические сходства между собой, — разница в заболеваемости очень большая — в некоторых местах в 5 раз выше, чем в других, и предпринимаются попытки объяснить это. Конечно, питание — важнейший фактор, но не единственный. Есть и другие, социальные факторы, и другие, связанные со средой обитания. Тем не менее, по всей вероятности, именно особенности питания наилучшим образом отражают различия, которые наблюдаются в Европе, и, в некоторой мере, внутри Франции. Во Франции различия составляют около 50%, если сравнивать северные регионы страны с другими. Можно начертить такую дугу: от Бретани до Эльзаса через север Франции — в регионах, которые на ней расположены, уровень сердечно-сосудистых заболеваний выше, чем в остальных. На противоположном конце спектра — регионы юга, где уровень заболеваемости гораздо ниже. И здесь, даже если есть и другие отличия: социальные, экономические, между жителями этих регионов, традиции питания являются важным фактором, объясняющим столь значительную разницу в заболеваемости.

Наконец, мы подходим к основной теме доклада: полезно или вредно пить вино?

Франсуа Пайяр: Если смотреть по разным странам, то можно увидеть, что, действительно, относительно общего уровня смертности и смертности, связанной с сердечно-сосудистыми заболеваниями, в том числе от инфарктов, умеренное потребление алкоголя связано с некоторым положительным эффектом. Если говорить о риске инфаркта, то здесь корреляция еще более заметна. Если человек выпивает одну или две единицы спиртного в день — где под «единицей» подразумевается стандартный стакан вина — 120 мл или его эквивалент по содержанию спирта — 0,25 л пива, например, — так вот, если не превышать двух единиц в день, то эффект от употребления положительный. Например, алкоголь может иметь положительный эффект на эндотелий, улучшая способность сосудов расширяться, а при расширении падает артериальное давление. То есть умеренное потребление алкоголя положительно сказывается на давлении, в то время как обильное потребление приводит, скорее, к росту давления.

То же самое касается холестерина: ЛПВП, липопротеины высокой плотности, так называемый «хороший» холестерин, увеличивается в количестве при умеренном потреблении алкоголя — еще один положительный эффект. Чувствительность к инсулину, что защищает организм от диабета, — этот показатель также улучшается при умеренном употреблении спиртного. Также есть оказывает небольшой антиагрегирующий эффект, что позволяет снизить риск формирования сгустков крови в сосудах.

Все эти факторы могут иметь место одновременно только при умеренном употреблении. В этом особенность алкогольных напитков: они имеют двойственный эффект, положительный при небольших дозах, но отрицательных при больших дозах, превышающих определенный порог. Речь идет о 3–4 единицах, в зависимости от индивидуальных особенностей организма. При высоких дозах наблюдается отрицательное воздействие: как в том, что касается сердечнососудистых заболеваний, так и в других областях. Это, помимо таких проблем, как аварии, насилие, касается определенных рисков, связанные с раковыми заболеваниями, которые при регулярном потреблении растут очень быстро.

Мы, кардиологи, опираясь на научные данные, как правило сходимся на том, что при умеренном потреблении, алкоголь, скорее, полезен. Нет никаких причин запрещать его пациенту при условии соблюдения сбалансированного рациона питания. Канцерологи более осторожны в своих оценках, потому что они видят, что некоторые раковые заболевания развиваются довольно быстро благодаря потреблению алкоголя. Никто не призывает тех, кто совсем не пьет, начинать, потому что, конечно же, будут и отрицательные последствия, но для тех, кто употребляет спиртное в умеренных количествах, есть и положительные эффекты.

Научные конференции проходят в здании Institut Francais de Milan каждую среду вплоть до окончания ЭКСПО-2015 (31 октября 2015).

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.