Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 20/06 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 20/06 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 20/06 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 20/06 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...

Счастье – в полях

Счастье – в полях
 
Миниатюрные поля на Сельскохозяйственном салоне в Париже Guelia Pevzner/RFI

На самой большой ферме Франции — так называют Сельскохозяйственный салон в Париже (он проходил с 21 февраля по 1 марта) — все большое. Огромные площади, количество представленных животных — 4000, и их размеры, например, быки в почти полторы тысячи кг весом. Все, в основном, и ведут детей посмотреть на коров, овечек и курочек. Животноводы выстроили и педагогическую ферму, где детям предлагают вместе с собаками загонять гусей.

А в павильоне земледелия и вовсе выросло целое поле, посреди которого стоит комбайн, размерами под стать самому салону. Только его режущая часть, под названием мотовило, — более десяти метров.

Зерноуборочный комбайн на "Самой большой ферме Франции" Guelia Pevzner/RFI

Но о своем новаторстве французское земледелие заявляет не в области механизации, а в области современной химии.

Мы встретились с главой предприятия Novamont Кристофом Дуки-де-Буассуди, который сообщил нам радостную новость: с 2016 года все пластиковые пакеты во Франции, которые выдают в любом супермаркете, будут растительного происхождения, а значит — биоразрушаемые. Их делают из биопластика, полимера растительного происхождения.

Кристоф Дуки-де-Буассуди Guelia Pevzner/RFI

Кристоф Дуки-де-Буассуди: Для того, чтобы сделать биопластик, используется растительный крахмал. Внутри кукурузного зерна, например, есть белая часть, это крахмал, и этот крахмал является естественным полимером, естественным пластиком. Мы это замечаем, когда, в частности, делаем тесто для пиццы — оно прекрасно тянется.

Мы берем этот полимер, сменяем его химическую структуру и делаем иной вид пластика. И получаем новый полимер, который остается биоразлагаемым.

Из этого пластика можно делать все, что делается из обычного пластика — сумки, столовые приборы, что угодно. Две трети европейского крахмала — французского происхождения.

Разовый столовый прибор из биоразлагаемого пластика Bernard Minier

Заменить биоразлагаемым пластиком обычный можно практически во всех областях. Вопрос в том, нужно ли это делать. Мы способны делать тонкий, твердый, прозрачный, высокоустойчивый пластик — какой угодно. Предел заключается не в самой гамме, а в ее применении. Поскольку наш пластик — биоразлагаемый, то и заменять им нужно те предметы, которые мы не умеем перерабатывать во вторичное сырье. Например, пластиковые бутылки и без этого прекрасно перерабатываются, зачем их заменять? В этом нет смысла.

Но, например, пластиковые сумки или любые предметы, которые входят в непосредственный контакт с продуктами питания — их, конечно, лучше делать из натурального пластика. Или еще в сельском хозяйстве. Там используют пленку для покрытия почвы, чтобы отделить нужные растения от сорняков, которые заглушают этой пленкой, и они не растут. Обычно это черная пленка, которая не пропускает свет, именно чтобы под ней ничего не росло. А потом ее нужно собирать, да еще, чаще всего, ее собирают вместе с землей. А натуральную пленку можно оставить в поле.

Все это создает естественный цикл. Мы выращиваем злаки, злаки дают крахмал, из крахмала делаем пакеты, в эти пакеты собираем органические отходы, как это уже делается во многих странах Европы, например, в Италии, Германии, Бельгии, и уже начинает делаться во Франции. Ну, а компост возвращается в землю.

И это циклическое хозяйство интересно еще и тем, что оно возвращает производство в то место, где производится само сырье. Злаковые культуры растут в своем регионе, здесь же, на месте, их перерабатывают, здесь же из пластика производят необходимые предметы, которые и употребляться будут, скорее всего, тоже на местах. Самое дальнее — в других странах Европы.

Биопластик позволяет также сохранять природные ресурсы. Потому что обычный пластик — это нефть. Не говоря уже о том, что обычный пластик практически весь, на 98%, производится в Азии, там находятся и сырье, и рабочие руки, в этом мы не можем с ними конкурировать. А сырье для биопластика производится в Европе, и здесь же, особенно во Франции, существует технологическое преимущество.

Мусорные пакеты из биоразлагаемого пластика Bernard Minier

Сеголен Руаяль, министр по вопросам экологии, потребовала запрещения всех разовых пластиковых пакетов во Франции. То есть, начиная со следующего года, все пластиковые пакеты будут только биоразлагаемые, растительного происхождения. А с 1 января 2017 года все пакеты для фруктов и овощей тоже будут выпускаться только из биопластика.

Биопластик — это последнее слово современного земледелия. Но еще одним новаторским направлением стал возврат к культурам прошлого. Французские фермеры выращивают культуры, которые мы давно знаем только по названиям: полба, посевной рыжик, пенька. Мы попросили ответить на наши вопросы фермера из Прованса Тьерри Борена, в его хозяйстве Saveurs des truques (сайт) полба — основная зерновая культура. И спрос на нее, оказывается, постоянно растет.

Тьерри Борен за работой saveursdestruques.com

Тьерри Борен: Мы хотели выращивать злаковые культуры, но наши угодья находятся в регионе, где земли очень бедные, а сам регион — горы и возвышенности. Единственная культура, которая здесь растет, — это полба. Это первый злак, который человек научился выращивать еще 11 000 лет тому назад.

Все началось на территории так называемого Плодородного полумесяца, и в частности, там, где находится современный Ирак. Оттуда эта культура распространилась по всему средиземноморскому побережью, а затем и на соседние возвышенности. С тех пор полба растет в Верхнем Провансе.

Наши посевы полбы занимают 23 гектара. Это небольшое хозяйство. Кроме полбы, мы еще производим оливковое масло, а также культуры, непосредственно связанные с выращиванием полбы. Все наше хозяйство органическое, но к полбе применяются еще более строгие правила. Дело в том, что она защищена знаком IGP, то есть по названию и происхождению.

Так выглядит колос полбы saveursdestruques.com

Согласно этим правилам, мы имеем право высевать ее только раз в три года. А в остальные два года мы должны производить натуральные удобрения и бобовые культуры. Поэтому мы выращиваем горох нут, чечевицу, посевной рыжик, эспарцет и пеньку.

Все это довольно редкие растения, применения которых почти забыты. Из посевного рыжика в России, например, когда-то делали знаменитое рыжиковое масло. И полбу тоже можно было часто встретить на крестьянском столе. А кто ест полбу во Франции?

Ее интерес заключается в том, что зерно полбы можно готовить и есть, как мы готовим рис. В Верхнем Провансе люди всегда ели полбу, они к ней привыкли. То есть, у нас обширный местный рынок. Кроме того, люди в последнее время стараются внимательнее относиться к тому, что они едят. Они открыли для себя этот злак, в котором столько витаминов, минералов и прочих достоинств. Так что в итоге наш рынок оказался гораздо шире регионального.

Мы выращиваем полбу уже тринадцать лет и с самого начала являемся членами Кооператива производителей полбы. Каждый год производство этой культуры увеличивается, но мы все равно не можем пока соответствовать спросу. Мы все время увеличиваем посевные площади, и все равно, к моменту урожая у нас ничего нет в запасе.

Тьерри Борен на уборке урожая полбы saveursdestruques.com

Вы выросли в этом регионе и всегда занимались сельским хозяйством?

Мы решили заняться сельским хозяйством поздно, уже прожив целую профессиональную жизнь. Я работал землемером в городе Безансоне, а это в горах, на высоте 1300 м. Так что мы решили переехать, спустились на 100 км ниже и поселились в Провансе, в месте, которое называется Форкалькье.

Виржини Сабатье, в отличие от Тьерри Борена, родилась в семье потомственных крестьян. Сегодня она хозяйка 40 гектаров сельскохозяйственных угодий. Работает одна, водит комбайн, ведет агрономические исследования, на полях ей только иногда помогает отец.

Виржини Сабатье на поле со всходами кукурузы Passion Céréales

Виржини Сабатье: Я стала работать в собственном хозяйстве десять лет тому назад. Хозяйство небольшое, в него входят две посевные территории, каждая по двадцать гектаров. А в прошлом году я еще купила три гектара виноградников.

Выращиваю в основном злаковые культуры, в частности, кукурузу и тритикале. А еще подсолнечник и сою. Я живу неподалеку от Тулузы, а поля расположены в департаментах Лот-и-Гаронна и Аверон, примерно в 130–150 км от дома.

Я выросла в Авероне, там у моей матери было небольшое хозяйство, я его увеличила, когда сама стала хозяйкой. Земли принадлежали моим бабушке и дедушке с отцовской стороны и всегда оставались в семье.

Кукурузу выращивали в семье уже давно, по крайней мере, до 1960-х годов, а тритикале — это довольно новая культура, гибрид пшеницы и ржи, выведенный в XIX веке. Она мало известна, но на французском юго-западе ее хорошо знают и используют в корм животным. Она похожа на пшеницу, но гораздо более выносливая. Нам это позволяет эксплуатировать бедные земли, а для животноводов это серьезная помощь.

Поле тритикале Виржини Сабатье Passion Céréales

Ваши методы работа похожи на то, как работали ваши родители и их родители?

Это совершенно новая профессия — современный фермер. Мы и агрономы, и исследователи. А еще нам приходится работать пресс-атташе и маркетологами. У меня высшее образование, я получила диплом сельскохозяйственного инженера и начала работать сразу после университета. Это мне очень помогает в управлении, в бухгалтерии, а еще образование дает открытость миру.

С самого начала мое хозяйство ведется по принципу устойчивого развития. Я могу с гордостью об этом сказать. А попросту, это означает, что пока поле здоровое, я никаких пестицидов заранее не употребляю. Я работаю в одиночку, мне только отец помогает. Есть и наемные работники, но только во время сбора урожая.

Не тяжело работать в поле молодой женщине? И не скучно жить в сельской местности?

В этой работе все в радость. Когда ночью вы собираете кукурузу под звездами. Когда вы видите, какой прекрасный урожай собран. И когда вы разговариваете с посетителями на Сельскохозяйственном салоне в Париже, и особенно, с детьми. Или когда объясняете детям в школах, что такое крестьянский труд, этим мы тоже постоянно занимаемся. Кстати, детям я говорю, что встреться они со ста крестьянами, они услышат сто разных мнений. Мы все разные.

И еще, хоть я и работаю одна, одиночество здесь не грозит. У нас такое разнообразие животного мира вокруг — то прямо из-под ног вспорхнет куропатка, то косуля придет к краю поля, а то прямо в двух метрах перед вами пробежит стая кабанов. Так что каждый день бывает разным, наша профессия приносит много разнообразия и радости.

Счастье — в полях, говорит французская поговорка. Увидеть это счастье, хоть в уменьшенной модели, и поговорить о нем, можно было на Сельскохозяйственном салоне в Париже.

  1. 1
  2. 2
  3. 3
  4. ...
  5. далее >
  6. в конец >
АУДИОАРХИВ
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.