Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 22/09 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 22/09 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 22/09 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 22/09 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
РОССИЯ

Почему общество зарычало на не самого страшного?

media  
Гасан Гусейнов RFI

В критические моменты истории человек склонен искать подобия своей эпохе в образах и сюжетах далекого прошлого. Обычно таким прошлым оказываются события примерно столетней давности, хотя поначалу дело идет довольно медленно.

Между началом первой и началом второй мировой войны меньше четверти века, но за это время сложился и окреп тот человеческий тип массового идиота, который с разных сторон пытались схватить и описать разные философы и писатели — от Мережковского в «Грядущем хаме» (1906) и Булгакова в «Собачьем сердце» (1926) до Ортеги-и-Гассета в «Восстании масс» (1929) и Вальтера Беньямина в «Московском дневнике» (1927).

Объединяет эти книги, среди прочего, и то, что в России на русском языке они были опубликованы только по миновании советской власти. Могут возразить, ну, и что бы это дало, если бы для нашей советской, по слову Герцена, «толпы без невежества, но и без образования» сервировали этих авторов и их пророческие произведения? Вот сегодня можно прочитать все что угодно, а массовый человек чувствует себя ничуть не хуже, чем во времена национал- или развитого социализма. А интеллектуалы ему помогают, как делали это встарь, но теперь — с куда большим размахом цинизма.

В конце 1920-х годов в СССР пытались оправдывать службу в ЧК или на ЧК неразвитостью широких народных масс и необходимостью защитить завоевания народной революции от диверсантов и интервентов. Нынешние самозащитники оправдывают свое соучастие в чекистской реконкисте необходимостью спасти государство российское от дальнейшего распада. Мол, пусть лучше в этом буду участвовать я, чем какой-нибудь (другой) негодяй.

И, как и тогда, граница приемлемости издержек у каждого — своя: оказавшимся по эту сторону обслуживания текущей власти, сотрудничающим с властями и просто присутствующим в стране хочется, чтобы именно их позиция была морально безупречной. Нюта Федермессер стала в глазах части общества хорошей, сняв свою кандидатуру с выборов в Мосгордуму, а Валерия Касамара осталась плохой «собянинкой».

Между тем, ни та, ни другая не обладают необходимыми признаками господствующего антропологического типа, который за треть века, прошедшего от конца советской эпохи, снова окреп и получил защитный панцырь в Российской Федерации.

Рыча на тех, кто может говорить с тобой на одном языке, общество смертельно боится тех, кто этого языка не знает, но для острастки запросто откусит голову любому в этом обществе, чем с удовольствием иной раз и занимается.

В советское время был такой вульгарный анекдот о муже, вернувшемся из командировки и обнаружившем в своей постели жену с любовником. Любовник оказался мускулистым качком, и обманутый муж, взвесив силы, накинулся с кулаками на неверную супругу. Любовник же, закурил и, не вставая с постели, посоветовал: «Да ты ее рогом бодни!»

В эпоху соцсетей рог обманутого высокоморального командировочного всегда под рукой для работы в ближнем бою: своей настоящей цели рог ревнивца не достигает. И не только потому, что рог этот — воображаемый, а потому, что человек, там обретающийся, как раз довольно обидчив и злопамятен. Ликвидация по крайней мере нескольких политических противников текущей власти была, возможно, прямой местью за обидные высказывания. Мне, например, кажется вполне убедительным суждение, что Бориса Немцова и Анну Политковскую убили от обиды за диагноз, данный ими нескольким руководителям всего государства в целом и одного отдельно взятого региона.
Как писали по сходному поводу в середине прошлого века,

И ваша ветреная Геба
падет в межвидовой борьбе,
не к Зевсу улетев на небо,
а к следователю в ГеБе.

Сейчас снова наступило плохое время для Вальтеров Беньяминов. Возможно, это просто проявление иронии истории? Острота, с которой многие люди воспринимают грамотных людей на службе у косноязычного массового идиота, лично мне стала понятнее после того, как я сопоставил интервью обоих предполагаемых убийц англичанки, жительницы Солсбери, вместо отца и дочери Скрипалей — Петрова и Боширова — с заявлением капитана Михаила Родионовича Матвеева, опубликованным в книге Ирины Флиге «Сандормох: драматургия смыслов».

Капитан госбезопасности Матвеев выражается, возможно, чуть менее грамотно, чем оба предполагаемых полковника, работавших под прикрытием мелкооптовой торговли аминокислотами. Но стиль высказывания у них общий. Петрова и Боширова послали в командировку устранить подонка и предателя Скрипаля, а Матвеева — организовать разгрузку Соловецкого лагеря, т. е. расстрел контриков.

Председателю Трибунала Погран. Войск УНКВД Ленинградсково Военново Округа От арестованова

Матвеева Михаила Родионовича

Начала Октября 1937 года когда я был командирован Ленинградским УНКВД осмотреть место на стан. Мет. гора на предмет приведения приговоров осмотрев место и условия я выехал Ленинград для доклада прибыв. Доложив Пом. Н-ка УНКВД ЛО Состе и вместе сним пошли докладывать Заковскому. <…> Я доложил что роботать Мет Горе совершенно невозможно как всмысле консперации так и вовсем местные условия нет транспорта, нет всех тех необходимых удобств которыя необходимы. И что роботать совершенно невозможно. Мне в присудствие Состе было предложено Заковским выехать для роботы, что роботу нужно произвести там, т. е. Мет Горе. Когда я попросил у Состе две оперативные машины он сказал Ленинград операцию срывать не могу машин недал и в людях в место тридцати восьми человек просимых мною было дано только 12 человек и дали несколько грузовых покрышек и предложили немедлено выехать к месту что я изделал.
2) После приведения приговоров Мет Горе вернувшись Ленинград после октябрьских праздников я написал подробный рапорт на имя н-к УНКВД ЛО Заковскова передав его Состе изложив подробно в рапорте при какой обстановки пришлось работать что для конвоирования в машину у меня была сделана деревянная палка (колотушка) в целях самозащиты и что у меня был побег и что у меня вовремя роботы при вяски было два человека удушено и отом что я несколько человек ударил вовремя контр революционых выкриков.
3) Мои нехорошия поступки те отом что я несколько человек ударил еще обясняю следующим что 1937 году сентябре и августе у меня очень обострена нервная система что может потвердить заведующий поликлиникой УНКВД ЛО Ольшанец[?] и Зав. санотделом который ставил вопрос Состе сентябре месяце немедленно меня освободить от роботы и послать отпуск. И еще мне больше всего помог первый побег приговореных я ростерялся совершенно и немог роботать.
Последние пять ночей я совершенно неспал. Ходил как ненормальный.
Учитывая все изложенное товар [зачеркнуто автором] гражд. Председатель Трибунала считаю что [1 слово нрзб.] я и подписал предявленую мне статию обвинения считаю что статия предявлена неправильно через чур жестока.
Прошу учесть мою прозьбу. [подпись] 14/IV 39

Заявление М. Р. Матвеева председателю Военного трибунала войск НКВД Ленинградского округа от 14.04.1939. Архив УФСБ по Республике Карелия. Фонд Следственных дел. Д.No11602. Т.4. Л.138–139. Цит. По: Ирина Флиге. Сандормох. СПб, 2019, с. 61–62.

Конечно, капитан Матвеев, в 1939 году попавший под следствие в рамках чистки НКВД от ежовских кадров, гораздо более суровый человек, чем Петров-Боширов, жаловавшийся Маргарите Симоньян и Владимиру Путину на страшную «жижу», которая помешала обоим витязям передвигаться по холодному городу Солсбери в поисках предателя, укрывшегося там от чекистского правосудия.

Матвеева судили не за то, что расстреливал советских граждан (в этом состояла «робота», которую он упоминает в рапорте), а за то, что перед расстрелом еще и избивал этих граждан палкой (колотушкой). Политрук дивизиона, где служил товарищ Матвеев, давал такие показания:

«Находившаяся Ленинградская бригада во главе с Капитаном госбезопасности МАТВЕЕВЫМ по приведению приговоров в исполнение, по Соловецким заключенным, проводила подготовку в изоляторе для погрузки в автомашину. В комнате, где находились осужденные со связанными руками и ногами, одна из них выкинула контрреволюционную террористическую фразу по отношению вождя партии, после этого кем то из Ленинградской бригады она была ударена ногой в живот, наложена петля на шею и удушена. Также с Соловецкого этапа при вязке рук в изоляторе было убито на смерть два заключенных фамилии их не знаю».

Мне кажется, готовность определенной категории граждан поступить точно так же в отношении «выкидывающих контрреволюционные террористические фразы» в последние годы снова растет. Во всяком случае, людям в масках с дубинами и в шлемах теперь разрешено подавать в суд на безоружных граждан за причинение боли и морального ущерба путем прикосновения к шлему. Да и «контрреволюционные террористические фразы» теперь называются короче — «призывом к экстремизму».

Конечно, обычного человека не может не тревожить, даже прямо скажем — не может не пугать, смертельно пугать, наличие в стране заметного круга людей, для которых удар безоружного в живот или палкой, или отравление предателя, или выстрел в безоружного противника — это нормальная вещь. И что по поводу этой нормальной вещи можно давать такие простые показания, как, например, у того же капитана Матвеева:

«Осужденных к ВМН привозили на машине в предназначенное на это место, т. е. в лес, вырывали большие ямы и там-же в указанной яме приказывали арестованному ложиться вниз лицом, после чего в упор из револьвера арестованного стреляли».

Некоторые из предполагаемых мастеров истребления человеков сделали приличную карьеру, а вот бесследное исчезновение других вселяет дополнительную тревогу. Куда они делись-то, невинные и оболганные британским правосудием Петров и Боширов, предприниматели средней руки, торгующие аминокислотами в безвоздушном пространстве? Не обидел ли их кто уже здесь, на родине обиженных англичанами героев? Пусть они провалили майский указ президента, но ведь старались. Объяснение дали на всю страну. Неужели к ним применили какие-то, страшно подумать, неправовые методы ведения следствия? Или они растворились в воздухе в рамках программы защиты свидетелей?

Вот почему подспудно общество волнует и другой вопрос: не слишком ли усердно грамотные люди помогают новому человеку массы? Грянувшему хаму? Ведь как ни крути, а определяют климат в стране именно матвеевы, петровы и бошировы, наши дубинщики-стрекозы, испытывающие боль от прикосновения к их шлемам и бронежилетам. Если этот антропологический тип не удалось очеловечить за целый век, то отчего ж вы так уверены, что именно у вас это получится? Когда из всего арсенала оружия у вас только рога, наставленные неверными супругами из вульгарного советского анекдота?

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.