Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 16h00 - 16h10 GMT
    Выпуск новостей 14/11 16h00 GMT
  • *Передача RFI 16h10 - 17h00 GMT
    Дневная программа 14/11 16h10 GMT
  • *Новости 19h00 - 19h10 GMT
    Выпуск новостей 14/11 19h00 GMT
  • *Передача RFI 19h10 - 20h00 GMT
    Дневная программа 14/11 19h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
Россия

«Это не делает мир безопаснее»: эксперты о России в ПАСЕ и встрече Путина с Трампом

media  
Владимир Путина на самите G20 в Осаке 28 июня 2019 Mikhail Klimentyev/Kremlin via REUTERS

На этой неделе международная повестка пополнилась двумя яркими событиями с участием России: после длительного отсутствия, вызванного кризисом в Украине, российская делегация вернулась в ПАСЕ, а Владимир Путин встретился с Дональдом Трампом.

Эксперты о России в ПАСЕ и встрече Путина с Трампом 28/06/2019 - Александр Валиев Слушать

Российскую делегацию лишили голоса на заседаниях ПАСЕ в апреле 2014 года в связи с присоединением Крыма к России. Впоследствии российские дипломаты покинули ПАСЕ, кроме того, была приостановлена выплата членских взносов. И вот, спустя 5 лет, Ассамблея голосами 118 парламентариев из 190 призвала Россию вернуть делегацию и возобновить уплату взносов. В итоге 25 июня заявку России на подтверждение полномочий в ПАСЕ утвердили без каких-либо условий, несмотря на то, что Мониторинговый комитет Ассамблеи принял документ с призывами к России, среди которых возвращение к сотрудничеству с Мониторинговым комитетом и всеми другими комитетами ассамблеи, освобождение 24 украинских моряков, захваченных в Керченском проливе, предотвращение нарушений прав ЛГБТ, в частности, в Чечне, и ряд других. Однако эти призывы не носят характер условий, обязательных к выполнению. Делегации Украины, стран Прибалтики, Грузии и Словакии покинули заседание в знак протеста против возращения России.

Возобновление работы делегации России в ПАСЕ, а также встречу Дональда Трампа и Владимира Путина в эфире RFI комментируют эксперты. По мнению научного руководителя Центра исследований модернизации Европейского университета в Санкт-Петербурге Дмитрия Травина, возобновление полномочий России в ПАСЕ — небольшое достижение Кремля.

Дмитрий Травин RFI/ V.Bondarev

Дмитрий Травин: Я думаю, что возвращение России в СЕ не является каким-то важным событием. В принципе, понятно, что различного рода санкции против России, которые начали принимать еще в 2014 году, не являются эффективными с точки зрения достижения конкретных краткосрочных результатов. Путин собирается править Россией еще долго, поэтому те, кто накладывает санкции, должны исходить из того, что они разрывают отношения с Россией на 10-15-20 лет. Трудно сказать, сколько Путин еще будет возглавлять Россию. Поэтому неудивительно, что на Западе появляются разные мнения, кто-то считает, что можно вообще не иметь отношений с Россией, кто-тосчитает, что, если мы приняли неэффективные санкции, давайте ситуацию менять. Мы видим, что в отношении пребывания России в ПАСЕ ситуация изменилась, хотя в отношении основных санкций, наложенных на Россию за Крым и Донбасс, ситуация остается той же.

RFI: Можно ли считать кризисом Ассамблеи тот факт, что делегации нескольких стран покинули сессию ПАСЕ в знак протеста?

Трудно говорить о каком-то кризисе для организации, которая не имеет большого значения. Они могут восстанавливать отношения с Россией, могут разрывать, это практически никак не сказывается на по-настоящему серьезных процессах во внешней политике. Для России это тоже небольшое достижение. Ну, хорошо, наши парламентарии будут снова ездить и участвовать в работе Ассамблеи, им это приятно, они поживут в Европе какое-то время, в хороших гостиницах. Будут иметь приятный образ жизни. Но это же никак не скажется на по-настоящему острых проблемах России, которые возникли из-за нашей самоизоляции. Не скажется на экономической стагнации, отсутствии инвестиций, все остается, как было, к сожалению, в этих вопросах.

И, тем не менее, это выглядит так, что Россия «дожала» Европу, вернулась в ПАСЕ на своих условиях. Разве это не важно?

Ну, для российского телезрителя это, конечно, важно. Это поможет укрепить путинский режим. Но в плане развития отношений это ничего качественно не изменит. Ну, а путинский режим, в общем, и так достаточно крепкий, конечно, ему совсем не помешает поддержка со стороны ПАСЕ, фактически образовавшаяся в результате этих событий, но он и без этого держался достаточно прочно.

Тот факт, что мы сняли свои угрозы о выходе из Совета Европы, и наши граждане смогут защищать свои права в ЕСПЧ, важен для россиян, как вы думаете?

Если мы говорим о российских гражданах, то, я думаю, их меньше всего волнуют иски подобного рода. Это касается буквально считанных единиц. Для тех граждан, которые активны в политике, пытаются отстаивать свои права, такого рода событие важно, но это ничтожно малая величина по отношению к России в целом.

Встреча Трампа и Путина — это, на ваш взгляд, важное событие?

Отношения президентов — конечно, это реальная политика. Именно в отношениях президентов намечаются какие-то позитивные или, наоборот, негативные изменения. Если мы посмотрим на отношения СССР, а потом России, с США, где-то с 70-х годов, то увидим, что изменения в отношениях лидеров государств осуществляли действительно очень серьезные повороты. Так что, если вдруг Путин и Трамп найдут общий язык, ситуация может сильно измениться. Но я не думаю, что они найдут общий язык сейчас. Пока для этого оснований нет. Внешняя политика — это торг. Отношения обычно улучшаются, когда обе стороны что-то выигрывают. Россия должна что-то «продать»Америке, чтобы что-то от нее получить. Россия хотела бы получить от Америки снятие санкций. Но вот что Россия может за это американцам «продать», я пока не понимаю. В общем-то Трампу от России почти ничего не нужно. Поэтому маловероятно, что он пойдет на какое-то качественное изменение отношений с Путиным.

А зачем тогда эта встреча?

Нормальной в международных отношениях является ситуация, когда лидеры друг с другом все время встречаются. Если они перестали встречаться, то это ненормально. Так что, если они сейчас встречаются, это просто возвращение к относительно нормальным отношениям. Встретятся, поговорят, уточнят какие-то позиции, но без серьезных прорывов.

***

То, как Россия вернулась в ПАСЕ, не способствует укреплению мира на планете, считает доцент кафедры международных отношений Санкт-Петербургского госуниверситета политолог Игорь Грецкий.

Игорь Грецкий: Многие СМИ называют то, что произошло в ПАСЕ и возвращение российской делегации неким компромиссом, но, по большому счету, это выглядит, как игра в одни ворота. Это беспрецедентное решение, такого никогда не было в истории старейшей парламентской организации. То, что произошло в ПАСЕ, коренится отчасти в самой природе Совета Европы. Потому что в сравнении с НАТО и Европейским союзом Совет Европы менее пристально и менее требовательно относится к своим потенциальным членам. И численность организации довольно быстро росла, но вместе с новыми участниками инкорпорировались и проблемы. Понятно, что это были очень разные страны с различным отношением к ценностям и тем идеалам, которые были зафиксированы в уставе СЕ. Там есть такие страны, как Турция, Азербайджан, Россия. И малейшее поползновение в сторону авторитаризма, конечно, создавало всегда напряжение в организации. Сейчас как раз такой случай. Поэтому организации нужно сейчас принять решение, что делать с такими странами и принять новый механизм реагирования на нарушение своего устава.

RFI: Но разве не было бы разумнее сначала создать такой механизм, а уже потом призывать Россию вернуться?

Игорь Грецкий DR

Возвращение России в ПАСЕ принималось огромной спешкой и с колоссальным числом нарушений регламента. Председатель ПАСЕ г-жа Лилиан Мари Паскье своим собственным решением, вопреки регламенту, перенесла на осень пункт, который уже был проголосован в повестке дня — это празднование 70-летия основания Совета Европы. Мне кажется, это очень символично, что старейшая парламентская организация пожертвовала своим собственным юбилеем ради возвращения делегации страны, действия которой на международной арене, в резолюциях самой же ПАСЕ, сопровождаются такими эпитетами, как агрессия, оккупация, явное нарушение устава и очевидное нарушение международного права. За всю историю Совета Европы не была исключена ни одна страна, ни за какие нарушения. И в общем-то, я думаю, что в Кремле об этом знали, и это увеличивает шансы на успех любой другой страны, которая прибегнет к такой тактике. Хуже всего, на мой взгляд, то, что возвращение России в ПАСЕ — безусловное, без всякого встречного движения с ее стороны — сейчас увеличивает спрос на ультимативную политику. Я убежден, что это не делает наш мир безопаснее.

Как вы оцениваете результаты встречи Трампа с Путиным на саммите Большой двадцатки?

Только наши СМИ ждали каких-то прорывных шагов, ожидали какой-то большой сделки. Никто большой сделки не ожидал, и никто не верил в то, что после часа с небольшим переговоров по хотя бы одной международной проблеме будут подвижки между Россией и США. На мой взгляд, эти переговоры показали, что в ближайшее время между США и Россией никакой большой сделки не будет, пока президентами являются Трамп и Путин. Во-первых, эта встреча продемонстрировала, что никакой политики в отношении России у США нет. Известный специалист Фиона Хилл из администрации президента США уходит, будучи не согласной с тем, что делается администрацией в отношении России. Трамп по-прежнему очень сильно не доверяет своему дипломатическому корпусу, считая, что это некое внутреннее государство, которое делает все, чтобы саботировать его инициативы на международной арене. Поэтому должности послов, представительные должности в дипломатическом корпусе, в основном, замещаются людьми без опыта и без должной квалификации. То, что Трамп на этом саммите Большой двадцатки во время встреч не только с Путиным, но и с другими лидерами, Синдзо Абэ, Меркель, очень сильно отвлекался на вопросы внутренней политики, говорит о том, как мне кажется, что особо администрация президента к этой встрече не готовилась…

Ну, если он в последний момент у Болтона уточнял повестку…

Абсолютно верно, даже четкой повестки не было. Для Трампа эта встреча с Путиным особых очков не принесла. Эта встреча, скорее, нужна была нашему президенту, Кремлю, чтобы, по большому счету, показать, что Россия в большой игре, и по-прежнему, как СССР в свое время, решает судьбы других стран, других регионов. По большому счету, это один из инструментов легитимизации власти.

***

Возвращение России в ПАСЕ лишний раз убедит Кремль в правильности его политики, уверен политолог Иван Преображенский.

Иван Преображенский: Нельзя сказать, что это стопроцентная внешнеполитическая победа Путина, но Путин явно считает именно так. Что это очень показательная история, удалось наконец, что называется, прогнуть европейцев, и именно так мы с ними дальше общаться и будем. Потому что история с ПАСЕ подтверждает правильность всех наших действий за последние пять лет. Нечего с ними считаться, все равно они со временем согласятся со всем, на чем настаивает Россия.

RFI: Как вся эта история отразится на работе Совета Европы?

Что касается будущего, я не думаю, что это серьезно на нем отразится. Это не та организация, которая предназначена для введения санкций. Когда Турция оккупировала северный Кипр, никто вообще никаких санкций со стороны Совета Европы против Турции не вводил. Осуждающие резолюции — это то, что Россия и так получает в достаточном количестве. Безусловно, какое-то время будет падение авторитета СЕ, особенно ПАСЕ, но после тех скандалов, которые были последние годы, например, когда выяснились коррупционные схемы, по которым Азербайджан финансировал часть делегатов ПАСЕ, после того, как был снят председатель ПАСЕ Аграмунт, я думаю, что никого эта история не удивит и никого сильно не заденет. Несколько делегаций какое-то время будут отказываться от участия, но, как показывает как раз российский пример, или ты выходишь, или ты используешь организацию в своих интересах. Даже Россия в итоге выбрала использовать ее в своих интересах, и при помощи инструментов, которые предоставляет ПАСЕ и СЕ, пытаться влиять на европейцев. Я думаю, что в итоге к этому же придет Украина и те страны, которые поддержали ее, чьи делегации покинули зал заседаний.

Как вы думаете, если бы европейцы не позвали российскую делегацию обратно, Россия бы выполнила свои угрозы и вышла бы из состава Совета Европы?

Я, честно говоря, отношусь к тем, кто не верит в то, что Россия в этой ситуации вышла бы из СЕ. Ниоткуда никогда Россия добровольно не выходила, из подобных организаций, не думаю, что вышла бы в этот раз. Я думаю, что продолжилось бы такое бодание. Россия бы продолжила не оплачивать свои членские взносы, ее бы продолжали к этому принуждать, она бы пугала тем, что выйдет из Совета Европы наконец и вообще, вернет назад смертную казнь, что на самом деле напрямую с членством в СЕ не связано. И продолжала бы работать, потому что, даже не имея делегации в ПАСЕ, Россия прекрасно работала и в Парламентской ассамблее и в Совете Европы через свои дипломатические каналы и использовала эти международные организации для лоббирования своих интересов. Поэтому в данном случае СЕ, очевидно, поддался на шантаж.

А что именно сработало? Европейцы поверили, что Россия уйдет из Совета Европы или просто не захотели терять ее членские взносы?

Членские взносы — это, в принципе, существенная вещь, но их можно было бы как-то компенсировать, а угроза выхода гораздо важнее, потому что СЕ сам по себе как организация без России теряет значительную часть своего авторитета и значительную часть смысла для своего существования. И Россия является, особенно в последние годы, таким гигантским полем для деятельности Совета Европы, и так много сводится к России, что исключение ее из СЕ, больше ударяет по нему, чем по ней в данном случае. Евробюрократы из СЕ это отлично понимали.

Иван Преображенский считает, что предыдущая встреча Дональда Трампа и Владимира Путина состоялась на прошлом саммите Двадцатки в Аргентине, несмотря на то, что официально она была отменена.

Иван Преображенский: Официально их встреча на саммите двадцатки полгода назад в Аргентине была отменена, но в итоге, как утверждается, они там все-таки переговорили. Просто это не было официальной встречей. Формально Трамп отказал Путину во встрече из-за ситуации с украинскими моряками и Керченским проливом, но в реальности, по большому счету, его эта проблема, видимо, не особенно волновала. Что касается нынешней встречи, то самая показательная реакция уже есть: российский рубль потихоньку проседает, и биржевые игроки говорят, что это связано с ожиданием рынка хотя бы каких-то новостей об этой встрече, а новостей, по большому счету, нет никаких. Трамп уточнял у Болтона, что же они будут обсуждать на этой встрече, российская сторона, что тоже редко бывает случайным, после встречи заявляла, что никаких документов изначально не планировалось, и никакой информации, кроме очень общего описания того, о чем говорили, не появится, скорее всего. Обсуждали Венесуэлу, Сирию, Иран и Украину, судя по тому, что было сказано, и, очевидно, никаких супердоговоренностей достичь не удалось. Теперь все ждут, что же Трамп будет обсуждать с Китаем, это постоянная «вилка»: если не удается договориться с Путиным, начинается смягчение в отношении Китая. Для России это очевидный минус, она продолжает оставаться, что называется, на задворках, и самые важные темы обсуждают не с ней, потому что с ней пока очень трудно договариваться.

Для Кремля сегодняшние переговоры стали разочарованием?

Я подозреваю, что нет, я подозреваю, что Кремль ровно на это и рассчитывал. С одной стороны, Кремлю необходима личная симпатия Трампа к Путину, и, вроде как, судя по тому, что говорят об этих переговорах, она проявилась — в частности, в виде шутки Трампа, который погрозил Путину пальчиком и сказал, не смей вмешиваться в выборы. Договориться пока не получается, и в Москве не могли об этом не знать. Наоборот, это Москва не готова сейчас идти на требования США — в первую очередь, по Ирану. Я так понимаю, что это самая главная, самая животрепещущая тема, которую Москва пытается обменять на Сирию и, может быть, даже на Украину в рамках каких-то больших геополитических сделок, как это любит Кремль. И, в принципе, Трамп тоже любит, но в данном случае сделка пока просто не прорисовывается, российская позиция по Ирану слишком сильно отличается от американской.

 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.