Гасан Гусейнов о словах и вещах
Морис Метерлинк о жизни чекистов
Морис Метерлинк в возрасте 40 лет
 
Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 18/07 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 18/07 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 17/07 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 17/07 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
РОССИЯ

Андрей Колесников: Путин мог бы сегодня поклониться «лихим 90-м»

media  
«Прямая линия с Владимиром Путиным». 20 июня 2019 Sputnik/Alexey Nikolsky/Kremlin via REUTERS

В четверг, 20 июня, прошла «Прямая линия с Владимиром Путиным». Президент отвечал на вопросы всего 4 с лишним часа, не успев сказать ничего принципиально нового. Экономика испытывает некоторые трудности, но будет развиваться; проблемы, в основном, вызваны неблагоприятной конъюнктурой на рынках (нефти и газа), хотя, конечно, «нам нужно изменить структуру экономики»; внешнюю политику менять мы не будем; санкции гораздо больше вредят нашим иностранным партнерам, чем нам самим. Ну, и наконец, армия и флот — по-прежнему лучшие союзники народа, потому что «хочешь мира — готовься к войне». А все заявления о том, что Россия имеет отношение к войне на Донбассе — «чушь и ложь». Остальные пункты путинского выступления резюмировал для RFI Андрей Колесников, руководитель программы «Российская внутренняя политика и политические институты» Московского Центра Карнеги.

Андрей Колесников Роман Гончаров

RFI: Это уже 17-я «Прямая линия». Хоть один принципиально новый момент стоит выделить из сегодняшнего общения Путина с народом?

Андрей Колесников: Содержательно ничего нового. Были какие-то технические изменения в самом формате, которые, в общем, его не улучшают и не спасают. Есть ощущение страшной усталости от этого формата. (Хотя Путин от него не устает, он ему, наоборот, судя по всему, все больше и больше нравится. Это тоже настораживает, когда человек может говорить по пять часов). К тому же, Путин перестает быть всероссийским сантехником, кровельщиком, каменщиком…

Нет, сегодня он колонку с водой налаживал где-то в «богатой Тюменской области», потому что там у жителей нет водопровода…

Да. Но все реже и реже Путин вызывается на такие сложные мероприятия. Он предпочитает рассуждать или общо, или призывает в сообщники, допустим, министра здравоохранения, губернатора — вот вам, граждане, ответственное лицо, с ним разбирайтесь, а я пошел дальше отвечать на вопросы более общего, более приятного плана. Разрешат ли, например, служить девушкам в каких-нибудь родах войск — Путин с большим увлечением отвечает на такие вопросы.

С одной стороны, сегодня даже те счастливчики, которым дали возможность позвонить, и сами ведущие всю программу говорили о том, что жить в стране не только плохо, но все хуже и хуже. С другой стороны, Путин постоянно говорил, что нам нужно «сделать толчок», нужно «сделать прорыв». 20 лет человек находится у власти, и что-то ему мешает сделать толчок и прорыв?

Проблема таких форматов и вообще любого типа (путинских) интерактивных выступлений состоит в том, что ему нечего ответить. Люди задают одни и те же вопросы много лет, получают одни и те же очень округлые ответы — «с одной стороны», «с другой стороны»... Но теперь Путин не очень утруждает себя тем, чтобы вдаваться в какие-то серьезные детали. Например, в прошлом году он все время путал зарплату и реальные доходы населения — он все время утверждал, что реальные доходы растут, в то время как они падали. Доходы уже пятый год подряд падают, но сегодня он сказал — да, есть признаки улучшения, вот национальные проекты запустили. (…)

И по-прежнему два основных виновника: «проклятые 90-е» и западные партнеры…

Да, западные партнеры у нас постоянно чудят — в Америке, например, есть ограничение действий президента, как сказал Путин (что мешает Трампу пойти на сближение с Россией — RFI). Но вообще-то это называется демократией, это нормальная система сдержек и противовесов. Что касается 90-х, то они (до сегодняшней «прямой линии») давно уже не упоминались. Упоминание было спровоцировано вопросом, «когда же вы прогоните» экономистов из 90-х. Путин сказал, что их, собственно, и нет — Кудрин один остался, и то взгляды свои немножко поменял.

Да, Путин сказал, что Кудрин «движется в сторону Глазьева»…

Возможно, все они движутся в одном направлении, но Глазьев просто уже перешел границу разума окончательно. А здесь все-таки человек (Кудрин) еще пытается как-то улучшить систему изнутри.

Что касается «плохих 90-х», то надо сравнить цены на нефть в 90-е и сейчас, сравнить обстоятельства развала страны и попытки ее спасти в 91-92-м и теперешнее время. Путин должен был просто встать на колени и сказать: я в память о Гайдаре сейчас должен минуту молчания объявить, потому что я ему всем обязан — та (система) экономики, которую я получил, создана усилиями Гайдара и всей предыдущей командой, спасибо вам, дорогие 90-е! Но продолжается эта риторика (о «лихих 90-х»).

Другой разговор, что она уже не работает, это уже не мобилизует трудящихся на подвиги, это уже не оправдывает власть, и люди чувствуют, что бесконечное повторение одних и тех же тезисов — это уже совсем несерьезный разговор. (…) За 20 лет кое-что можно было бы сделать, да еще при таких ценах на нефть.

Трансляция «Прямой линии с Владимиром Путиным». 20.06.2019. Евпатория, Крым REUTERS/Alexey Pavlishak

В международном направлении тоже ничего нового: ни одного признака попытки вернуться к диалогу, к сближению?

Да, у американцев свои ограничения, поэтому мы не можем с ними ни о чем договориться. Зеленский, наверное, симпатичный, но маленький какой-то, неопытный, о чем с ним говорить, тем более, что он отказывается разговаривать с нашими друзьями на Донбассе.

Путин сидит, как царь горы, и все к нему должны приходить и что-то такое предлагать. Но так в политике не бывает. Так что, конечно, ничего нового по международной повестке. И только по поводу Беларуси я внимательно прислушался бы к словам Путина, потому что если он говорит, что поглощения не будет, то, скорее всего, такие планы есть. Это ведь очень важно, как будет происходит преемничество в 2024 году, не станет ли Путин главой Союзного государства.

Он, к слову, сегодня упомянул как минимум два раза 2024-й год. Когда какие-то высказывания были по поводу экономики: мол, мы должны развиваться такими же успешными темпами и в этом году, и в следующем, и вплоть до 2024 года…

Если такими темпами мы будем развиваться, то это будет, скорее, ускоряющаяся деградация или эрозия. Выглядит это все как существование в параллельной реальности; я имею в виду: народ — в одной реальности, президент — в другой.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.