Гасан Гусейнов о словах и вещах
Морис Метерлинк о жизни чекистов
Морис Метерлинк в возрасте 40 лет
 
Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 18/07 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 18/07 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 18/07 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 17/07 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
РОССИЯ

Адвокат калининградского журналиста Рудникова: «Мы ждем справедливого приговора»

media  
Главный редактор газеты «Новые колеса» Игорь Рудников на заседании суда в Калининграде. http://www.rudnikov.com

После освобождения журналиста Ивана Голунова «Репортеры без границ» призвали к мобилизации в защиту других заключенных российских журналистов. Среди них — главный редактор ведущей оппозиционной газеты в Калининграде «Новые Колеса» Игорь Рудников. Ему грозит 10 лет тюрьмы.

В понедельник, 17 июня, Московский суд Санкт-Петербурга вынесет приговор по делу Рудникова, которого обвиняют в вымогательстве 50 тысяч долларов у главы калиниградского управления Следственного комитета генерала Виктора Леденева за прекращение публикаций «порочащих статей». Прокуратура потребовала приговорить журналиста к 10 годам колонии строгого режима. Сам Рудников настаивает на своей невиновности и объясняет, что в его отношении была совершена провокация.  

Правозащитный центр «Мемориал» включил Рудникова в список политзаключенных, заявив, что фабула обвинения является «неправдоподобной». «Репортеры без границ» призвали к освобождению Игоря Рудникова сразу после его задержания в ноябре 2017 года, а еще через год обратились в рабочую группу по произвольным задержаниям при Управлении Верховного комиссара ООН по правам человека с просьбой дать оценку на соответствие ареста Рудникова международному праву.

Адвокат Игоря Рудникова Тумас Мисакян рассказал RFI о том, как проходил суд и чего защита журналиста ждет от приговора в понедельник. 

RFI: 17 июня в Санкт-Петербурге будет вынесен приговор по делу Игоря Рудникова — его обвиняют в вымогательстве. Прокуратура потребовала для него 10 лет колонии строгого режима. Расскажите, пожалуйста, о сути обвинения.

Тумас Мисакян: Рудникова обвиняют в том, что он вымогал 50 тысяч долларов у главы Следственного комитета региона Калининградской области Виктора Леденева за прекращение критических публикаций в его отношении. Вторым пунктом обвинения также является то, что он не зарегистрировал соответствующим образом наличия у него вида на жительство в иностранном государстве — в Соединенных Штатах.

«Новые колеса», независимая калининградская газета, главным редактором которой является Рудников, публиковала тексты, в которых в частности говорилось о том, что у Леденева есть незадекларированная недвижимость.

Да, совершенно верно. В газете писалось о том, что Леденев проживает в доме, который стоит несколько сотен миллионов рублей, что явно ему не по карману. В газете говорилось о том, что Леденев живет не по средствам, и ставился вопрос, откуда они у него появились. Кроме того, в газете было несколько публикаций относительно низкого профессионализма Леденева, что сказывалось на расследовании уголовного дела, в где Рудников проходил как потерпевший от покушения на убийство. В этом деле было много упущений, не изымались важные вещественные доказательства, записи с камер видеонаблюдения. Не задерживались все участники преступления. Публикации в газете «Новые колеса» относительно Леденева можно разделить на две части: одна часть касалась дома, в котором проживал Леденев, шикарного особняка. И вторая часть публикаций касалась его профессиональной деятельности, критика этой профессиональной деятельности.

Кроме того, против Рудникова, как он утверждает, была совершена провокация. Леденев передал в кафе напротив редакции какую-то папку: на основании этого, собственно, и было возбуждено уголовное дело.

Совершенно верно. За день до задержания Леденев передал помощнику Рудникова Светлане Березовской папку с документами, в которую сотрудники ФСБ спрятали 50 тысяч долларов.

1 ноября 2017 года Игоря Рудникова задержали. С тех пор он находится в СИЗО. Почему процесс не проходил в Калининграде? Почему все происходит в Петербурге? А сам Рудников долгое время находился в СИЗО в Москве?

Да, сначала Рудников находился в СИЗО в Калининграде, первый месяц. Потом он был этапирован в Москву, в СИЗО «Лефортово» — около девяти месяцев там длилось следствие, именно в Москве. После того, как дело было направлено в суд, исполняющий обязанности председателя суда Калининградской области подал ходатайство в Верховный суд об изменении подсудности и мотивировал это тем, что оба обвиняемых являются влиятельными людьми в Калининграде и способны тем или иным образом оказать влияние на решение суда. И Верховный суд принял решение передать дело по подсудности в другой регион, город Санкт-Петербург. Так оно там и оказалось.

Второй обвиняемый — бывший зам полпреда президента Александр Дацышин, он сейчас находится под домашним арестом, и он частично признал вину.

Да, совершенно верно.

Прокуратура объясняла, что у Рудникова есть вид на жительство в США. Вы настаиваете, что никакого вида на жительство в США у него не было.

Позиция Рудникова состоит в том, что вида на жительство у него не было, он не признает вину и просил суд оправдать его по этому обвинению.

Свидетельствовал ли генерал Леденев на суде?

Да, на первых заседаниях Леденев был, и у нас была возможность его допрашивать наравне с государственным обвинителем. Его допрос длился несколько дней. Все вопросы, которые защита хотела перед ним поставить, судом были допущены. Мы полностью реализовали свое право на постановку потерпевшему вопросов. К сожалению, на следствии следователь во время очной ставки все вопросы защиты к Леденеву отводил. В суде это было исправлено.

Какое у вас в целом впечатление от суда?

Это тот редкий случай, когда можно сказать, что суд действительно провел состязательный процесс. Было ощущение, что все возможности, которые мы хотели реализовать по допросу свидетеля, по допросу потерпевшего суд нам предоставил. По процедуре рассмотрения дела у нас нет никаких претензий к суду.

Тем не менее доводы защиты не были услышаны обвинением, обвинение потребовало десять лет.

Главное, чтобы доводы защиты услышал суд. Сторона обвинения — это одна из сторон в процессе, она придерживается своей позиции. Сторона защиты — своей. Последнее слово — за судом.

Каковы условия содержания Рудникова в СИЗО, как он себя чувствует?

Самыми тяжелыми условия были в Калининграде, по этому поводу мы обращались с жалобами в прокуратуру, в Совет по правам человека при президенте. Например, ему первый месяц, когда он был арестован, запрещали даже присаживаться на кровать в течение дня. В течение всего светового дня громко играла музыка. После наших жалоб это было прекращено. В «Лефортово» основные жалобы у Рудникова были на маленькую площадь камеры, на отсутствие горячей воды, на определенные санитарные условия. По сравнению с калининградским СИЗО и СИЗО «Лефортово» изолятор «Кресты» отличается в лучшую сторону. Там намного больше площадь камер, лучше санитарная обстановка. Насколько нам известно, Рудников никаких особых жалоб на содержание в «Крестах» не предъявлял. А что касается содержания в Калининграде и «Лефортово», такие жалобы были, и мы на основании этих жалоб потом обращались в Европейский суд по правам человека.

Вам удавалось регулярно видеть вашего подзащитного? У адвокатов бывают проблемы с доступом в «Лефортово»…

В то время, когда он находился в «Лефортово», не всегда нам удавалось попасть, там очень сложная система допуска адвокатов, всего несколько — пять или шесть — кабинетов, при том что арестованных около 200 человек. Каждую неделю проходит жеребьевка между адвокатами — кто в какой день пойдет. Бывали случаи, когда нам не удавалось вовремя пройти к нему. В следственных изоляторах в Калининграде и Санкт-Петербурге этой проблемы не было.

Помогла ли ему международная поддержка? Знал ли он о том, что в его защиту выступают разные журналистские объединения, в том числе «Репортеры без границ»?

Да, конечно, для него было очень важно, что его поддерживают его почитатели, его читатели в Калининграде, международные правозащитные организации.  Я думаю, это помогло ему в течение этого долгого периода содержания под стражей, следствия, суда держаться на достойном уровне.

Чего вы ждете от понедельника?

Мы ждем справедливого приговора. Мы просили суд об оправдании Рудникова, на это мы уповаем, надеемся.

Как вам кажется, в свете дела Ивана Голунова — это совершенно беспрецедентная история для российской журналистики, для российского гражданского общества — можно ли будет привлечь больше внимание к делу Игоря Рудникова? До вердикта остаются считанные дни, но, тем не менее, как вам кажется, приговор против Игоря Рудникова будет ли иметь больший резонанс, чем если бы дела Голунова не было?

Мне сложно сказать счет, как было бы, если бы не было дела Голунова. Но я думаю, что это должно несомненно привлечь внимание властей и к остальным уголовным делам в отношении журналистов. Как это скажется на приговоре, конечно, сложно спрогнозировать.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.