Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 19/10 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 19/10 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 19/10 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 19/10 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
Россия

Иллюзорная оттепель: Дмитрий Орешкин о деле Ивана Голунова

media  
Акция протеста, которая прошла в Москве 12 июня, закончилась жесткими задержаниями REUTERS/Maxim She

В среду, 12 июня, в День России на акции в поддержку специального корреспондента «Медузы» Ивана Голунова задержали более 400 человек. Участники мероприятия, которое не было согласовано с московскими властями, собирались пройти от Чистых прудов до здания московского управления МВД на Петровке, однако полиция разогнала акцию. О том, что закрытие дела Ивана Голунова значит для журналистов и оппозиции, Русская служба RFI поговорила с политологом Дмитрием Орешкиным.

RFI: Уже 400 человек задержали — цифра значительная даже для Москвы, такого не было достаточно давно. Почему так жестко ведет себя полиция?

Дмитрий Орешкин: На мой взгляд, ничего удивительного не произошло. Либеральная обещественность вдруг решила, что она одержала историческую победу, и с этого момента начнется оттепель. Мне это совершенно непонятно, потому что всего несколько дней назад по УДО освободили Оюба Титиева, которому точно так же подкинули наркотики. Это значит, что в любой момент его могут снова поместить под стражу, и это накладывает на него очевидные ограничения в его дальнейшей правозащитной деятельности.

Все хором забыли, что сидит под домашним арестом Роман Удот (член совета движения «Голос»). Ему подсунули не наркотики, а прилипчивую девицу с микрофоном, которой он невежливо сказал «Я бы вас всех убил». Теперь она его обвиняет в угрозе убийством. Я знаю Романа Удота лично и понимаю, что он никогда в принципе на такое не способен. Но теперь он сидит, и никто за него не заступается, и выпускать его никто не намерен.

Вчера выписали дополнительный штраф в размере 300 тысяч рублей Льву Пономареву. Он все еще отказывается признавать свою организацию иностранным агентом. Вчера же в Реутове задержали лидера местного отделения «Яблока», который систематически конфликтует с местной мафией, расхищающей муниципальные деньги.

Система наказания для тех, кто мешает представителям вертикали власти получать положенные им по статусу коррупционную ренту или плату за лояльность в виде разрешенной коррупции, будет существовать. И эта система — основа политического менеджмента путинской России. Она никуда не делась и не может деться. Для того, чтобы купить лояльность силовиков или элит, им нужно платить больше, чем они получают «в белую».

Но что-то поменяло дело Ивана Голунова и та поддержка, которую ему оказали? Чего-то, кроме освобождения журналиста, добились?

Тем, кто думал, что он проснулся в другой стране, ясным текстом и очень убедительно продемонстрировали, что ничего не изменилось. Среди примеров, которые я перечислял, я забыл упомянуть Леонида Волкова, которому после 30 суток сразу выписали еще 15…

Алексей Навальный также был сегодня задержан.

Навальный — это свежая новость, да. Это значит, что система чувствует себя нормально. Да, генералы, которые споткнулись о Голунова, немножко «зажрались» и действовали, как всегда — подбросили наркотики, грубо сфальсифицировали протоколы, подклеили фотографии… Они привыкли, что за это им ничего не будет. Судьи штампуют дела, и никто на это не обращает внимание.

Согласно их представлениям о жизни, произошла трагическая ошибка. Они недооценили парня, у которого оказалась довольно высокая «крыша».  Они попали под колесо истории. Все остальные им посочувствовали и будут действовать точно так же. Это общепринятые нормативы.

Баловать общественность никто не собирается. Наоборот, надо показать: вам же никто не говорил, как принималось это решение, вы не знаете, с кем договаривалась Галина Тимченко. Вы не знаете, кому она звонила, какие были негласные договоренности. Вы не понимаете, какую роль в этом сыграло то, что 20-го июня пройдет «Прямая линия» с Путиным…

Либеральная общественность думает, что это она вывалилась на улицу и заставила [отпустить Голунова]. Нет, конечно, там гораздо более сложные интриги.

А где принималось решение о закрытии дела Голунова?

Конечно же, в администрации президента. А где оно еще могло приниматься, если парня взяли и освободили за день? Такие вещи делаются только с самого верхнего уровня. Точно так же Навального освобождали перед выборами мэра Москвы. Решили, что Собянину нужен соперник, который «отъест» от его слишком высокого рейтинга 15%. Иначе будет нехорошо: Собянин наберет 65%, а Путин на президентских выборах в Москве набрал всего 47%. Это элемент игры сдержек и противовесов.

Понятно, что это была сделка. И радоваться, что одного парня задержали ни за что, а потом выпустили, а в ответ посадили двух генералов, считать это победой демократических идеалов и началом «оттепели», может только человек, который смотрит на это из далекой дружественной Европы, условно говоря. А тот, кто живет здесь и понимает, как устроена жизнь, никаких оснований для оптимизма испытывать не должен.

На 16 июня в Москве запланирована согласованная акция протеста. Среди заявителей, в частности, Павел Гусев, Екатерина Винокурова и Владимир Соловьев. Что это за акция, попытка перехватить протест?

Если ты не можешь остановить протест, то возглавь его. Это все очень четко написал журналист Илья Азар: «На этом митинге перед вами будут выступать Ирада Зейналова…». Понятно, что это такое.

С одной стороны, журналистская солидарность, — ведь не Кремль посадил Голунова, а коррупционеры среднего уровня. Как раз уровня тех генералов, которых уволили. Уровня административного округа или Хованского кладбища. С другой — этот праведный гнев будет канализирован господином Гусевым.

 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.