Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 25/08 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 24/08 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 24/08 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 24/08 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
РОССИЯ

Капитан «Штандарта» Владимир Мартусь о штормах, Франции и невозвращении в Петербург

media  
Фрегат принадлежит некоммерческой молодежной организации «Проект „Штандарт“» и является действующим учебным судном CHARLY TRIBALLEAU / AFP

В морском фестивале в Руане, который проходит с 6 по 16 июня, участвует парусник под российским флагом «Штандарт». Это точная копия знаменитого фрегата 1703 года — первенца Балтийского флота и любимца Петра I. Парусник строила в Петербурге команда молодых энтузиастов с 1994 по 1999 год. Отсюда и девиз корабля — «мечты прекрасны воплощеньем». «Штандарт», в свое время ставший питерской достопримечательностью, уже 10 лет не возвращается в родной город из-за юридических коллизий. 

Сегодня «Штандарт» — это действующий учебный корабль, принадлежащий некоммерческой молодежной организации «Проект „Штандарт“». Попасть на него может каждый, но путешествие на деревянном фрегате — не круиз, предупреждает создатель и бессменный капитан «Штандарта» Владимир Мартусь. Этот выпускник Ленинградского Кораблестроительного института в 1994 году возглавил строительство фрегата на верфи недалеко от Смольного собора. В интервью RFI капитан рассказал о строительстве фрегата и о том, почему считает современный «Штандарт» продолжением дела Петра.

Капитан «Штандарта» Владимир Мартусь о штормах, Франции и невозвращении в Петербург 09/06/2019 - Ксения Гулиа Слушать
Капитан «Штандарта» Владимир Мартусь реализовал свою мечту, построив копию петровского фрегата Ксения Гулиа/RFI

О строительстве фрегата

Мотивация построить такой корабль появилась, когда в Петербурге, в моем родном городе, самый последний настоящий парусник (хоть он и стоял рестораном, но это настоящий парусник) «Кронверк» забрали на ремонт и погубили. Тогда позиционировали Петербург как морскую столицу России, но там не было ни одного парусника. Было очевидно, что надо, чтобы был настоящий парусный корабль с петровских времен.

В 1994 году с двумя моими приятелями — втроем — будучи студентами без денег, взялись за это дело. Поехали в лес, свалили сколько-то стволов, начали выпиливать киль, штевни. Нам дали заброшенное место в центре города на какое-то время бесплатно. Начали строить. Вокруг этого достаточно быстро собралась молодежная команда. Когда появился «скелет», стали появляться компании, которые хотели поддерживать это все. Потом город подключился, потом английский принц (принц Эндрю герцог Йоркский — RFI) стал патроном. Через пять лет это уже был мощный, большого масштаба проект.

Об обучении волонтеров

У нас есть веб-сайт. Там есть кнопочка «хочу в плавание». Заявляешься, заполняем заявку, потому что нам нужны все эти таможенные, пограничные бумажки. И там нужно прочитать подробно, что же такое корабль. Мы намеренно пишем там всякие ужасы: что надо спать в гамаках, каждое утро надо драить палубу, что нужно готовить еду, что, может быть, будет укачивать. То есть мы стараемся отбиться от туристов, которые едут в круиз.

У нас девиз — «все выключено». Интернет выключен, горячая вода в море выключена, потому что воды мало на корабле. Те, кто все-таки приезжают, это люди, которые хотят настоящего приключения. Это не туристы, не гости, это экипаж. Мы за первые день-два обучаем самым основным навыкам, которые должен иметь матрос парусника.

В путешествие на «Штандарте» может отправиться каждый, но это далеко не круиз. На борт берут до 40 человек CHARLY TRIBALLEAU / AFP

«Штандарт» — самый первый корабль российского флота. Это любимый корабль Петра I. Царь Петр для россиян — это герой, который вытащил страну из «прошлого века» в Европу. И также, как и у Петра I, наша миссия здесь на «Штандарте» — брать молодых ребят и обучать их тому, чему они, может быть, не могут научиться дома. То есть общение, языки, культура, знание других стран, понимание людей других национальностей. И все это на фоне работы с парусами исторического корабля. Исторический корабль — он больше как фон. Потому что должна быть сложная задача. Ребята, которые приходят сюда к нам, идут с нами в море, они выдернуты из своей рутины. Они открываются и для себя, и для мира, и для новых знаний.

О штормах

Когда корабль пошел в море, богатого морского опыта у нас не было. Сейчас уже все моря пройдены, а тогда любой шторм для нас был испытанием.

Самый первый шторм, в который мы попали, — в Северном море на подходе к Дюнкерку — баллов восемь, наверное, было. Это было тяжело, жесткое испытание, ночью как водится. На корабле что-то поломалось, электричество отказало. Это испытание самым первым штормом, когда не знаешь, что может корабль. Сейчас я уже представляю. Мы и в девятибалльную погоду ходили, и через Бискай ходили, и через Атлантику на Канарские острова ходили и назад.

О юридических сложностях, из-за которых «Штандарт» 10 лет не может вернуться в Петербург

31 июля мы отметим 10 лет, как мы вышли из Петербурга и не возвращались. (В территориальные воды России) мы зайти можем, а вот выйти, может быть, и нет. Поэтому лучше не рисковать.

Современные требования к правилам безопасности судоходства написаны с точки зрения коммерческих железных судов. Точная историческая копия деревянного корабля выпадает из существующих правил и нормативов. В России до недавнего времени мы были единственные. Сейчас появилась «Полтава» — второй парусник. Всего два деревянных парусника. Не до того было нашим законодателям, чтобы прописывать правила для деревянных кораблей. Может быть, они когда-то появятся. Но пока под «железные» правила мы не подходим, «деревянных» в России нет, и мы вроде как незаконные.

В Европе все более гибко. И все-таки к прогулочным судам тут отношение другое. Здесь много людей этим занимаются. Какое-то давление на политиков они обеспечивают. И политики принимают законодательные решения, правила. В Германии, в Голландии это очень четко видно. Вся Голландия на воде. Парусники там — важная часть общества. И если они парусникам кислород закроют, вся Голландия возмутится.

В России мы — единственные. Кто с нами будет связываться? Это беда, я надеюсь, это когда-нибудь изменится. А пока мы здесь. Зато зимой у нас вода, тепло и парусные учения. Вместо того, чтобы стояться во льдах в Петербурге, непрерывно ходим по морям.

О Франции и французском стиле жизни

Я взял за правило выучить как минимум тысячу слов той страны, в которую мы приходим. Я знаю тысячу французских слов, но не знаю грамматики. И произношение не позволит мне высказывать какие-то сложные мысли. Но когда французы говорят, я понимаю, может быть процентов 40. Этого достаточно для примитивной беседы.

(Во Франции) первый раз мы зимовали в 2000 году — в Сен-Мало, эту зиму мы провели в Ла-Рошели. Я очень люблю Францию, потому что она расслабленная, не напряженная, здесь люди как правило счастливые. Двухчасовой обед в середине дня, все мягкое, расслабленное, и оно, может быть, правильно. И дальше к этому уже и французский сыр, и французское вино, и устрицы. Здесь во Франции я вижу правильное распределение приоритетов. Поработали — отдохнули, пообедали — насладились. Не спеша. Страна-то не скажу, что супер-процветает, но процветает.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.