Гасан Гусейнов о словах и вещах
Морис Метерлинк о жизни чекистов
Морис Метерлинк в возрасте 40 лет
 
Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 16/07 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 16/07 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 16/07 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 16/07 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
РОССИЯ

«Каждый мигрант сейчас должен оглядываться»: о волнениях в Якутске

media  
В Якутске живут около 34–35 тысяч мигрантов разных национальностей, и все они, в основном, заняты в сфере обслуживания Mladen ANTONOV / AFP

В Якутске на этой неделе прошли массовые акции протеста, вызванные изнасилованием местной жительницы, совершенном, по утверждению следствия, выходцем из Киргизии. После этого в СМИ появились сообщения о нападении на гастарбайтеров, а также о том, что многие из них опасаются выходить на работу. Из-за этого на маршруты не выходят такси и автобусы, закрыты многие овощные лавки, принадлежащие мигрантам.

«Каждый мигрант сейчас должен оглядываться»: о волнениях в Якутске 22/03/2019 - Александр Валиев Слушать

23-летний житель Киргизии, который находился на территории России легально, подозревается в том, что в ночь на 17 марта он затащил в салон своего автомобиля местную жительницу и изнасиловал ее. Вскоре его арестовали, было возбуждено уголовное дело об изнасиловании и похищении человека. На следующий день на Комсомольской площади Якутска собрался стихийный несанкционированный митинг — на него пришло около 200 человек — впоследствии его организатора задержали и оштрафовали на 20 тысяч рублей. Еще через день власти пригласили всех желающих на встречу в спорткомплекс «Триумф» — туда пришли около 6000 человек. Перед ними выступили глава республики Айсен Николаев и мэр Якутска Сардана Авксентьева, которые пытались успокоить собравшихся, призвали соблюдать закон и пообещали усилить борьбу с нелегальной миграцией.

По мнению главы киргизской диаспоры Якутска Данияра Байгутуева, корень проблемы — в большом количестве мигрантов, обитающих сегодня в городе.

Данияр Байгутуев: Якутск — очень маленький город, здесь живет всего 300 тысяч человек, и около 34–35 тысяч мигрантов разных национальностей. Все они, в основном, заняты в сфере обслуживания: на стройке, в кафе, ресторанах, магазинах, водят автобусы, такси. И получается, что со стороны это выглядит так, будто весь город заполнен мигрантами. То, что мигрантов, наших земляков здесь слишком много, потихоньку, мне кажется, вызывает неприязнь у людей. Тем более, много всяких призывов, радикальных, экстремистских высказываний — по WhatsApp, по соцсетям. Видимо, чаша переполнилась, и это преступление, по-моему, было последней каплей.

RFI: Местные считают, что приезжие отбирают у них работу?

И это тоже, местные высказываются и об этой проблеме. Мол, нам самим работать негде, а тут приезжие люди пришли и забрали наши рабочие места.

А в целом вы чувствуете какую-то неприязнь к иностранцам, к чужакам?

Я бы не сказал так. В целом я очень ценю народ саха — высоконравственные, очень хорошие, добрые и отзывчивые люди. Я в свое время очень долго, 7–8 лет, ездил по крайним улусам. Бывает, иногда по дороге где-то сломался — они бесплатно тебе машину (отремонтируют), напоят, накормят, о деньгах и речи не может быть. Действительно, это честные люди.

Мы приезжаем из Средней Азии — здесь, у северных народов, другая культура, другой менталитет. Потом еще мигранты — они же молодые люди, из деревень никуда не выходившие до этого времени. Вот они приезжают сюда, и первое время получаются разногласия с городской культурой. Потом этот осадок тоже дает о себе знать.

Кто-то из ваших земляков пострадал от агрессии, нападений в эти дни?

В отделы полиции по сегодняшний день не поступало заявлений, в больницы с тяжелыми ранами, например, не были госпитализированы наши люди. Были такие моменты в первой-второй день: где-то пригрозили, обматерили, кто-то немного пинком под зад, какие-то мелкие угрозы были. Но в каждом обществе есть такие люди. Наши тоже очень обеспокоены, к нам обращаются: «Как будет дальше?» Или, например, «если я сегодня-завтра выйду куда-нибудь, меня не изобьют?» Есть такие опасения. Я сам кыргыз, езжу целый день по своим или по общественным делам, езжу по всему городу. Захожу в магазины, например, или в другие общественные места. Лично мне никаких намеков не было, чтобы кто-то смотрел или говорил плохо, относился ко мне плохо — не было такого. Бывает, наши земляки обращаются, были случаи — например, говорят, на авторынке одного парня избили. На своих ногах он отошел оттуда, по WhatsApp скинул информацию, что его избили. Мы узнали у ребят, что он в нормальном состоянии.

Он обратился в полицию?

Нет, он в полицию не обратился. У нас сегодня еще одна группа работает, они собирают информацию. Все мы — братья наши узбеки, выходцы из Кыргызстана — мы все консолидируемся вместе, группу создали, старшего назначили. Их обязанность состоит в том, чтобы собрать информацию с самых низов населения, наладить обратную связь — кто-то пострадал от чего-то, кого-то избили, или какие-то угрозы были. И пока, по крайней мере, не поступало ничего даже нам. Многие слона надувают, много фейковой информации. Призывы к беспорядку, «надо бить, надо это делать, надо то делать». По гендерному признаку, по национальному признаку очень много провокаций. «Вот этих надо выгонять, вот этих надо бить, с этими надо то делать или это делать». Мы сейчас в одну базу собираем, со всех групп ребята скидывают нам, кто что увидел. Кто-то кому-то угрожает, чтобы или обратиться в полицию, или позвать кого-то на помощь, или подойти непосредственно помочь этим людям.

***

Имам-хатыб Соборной мечети Якутска Муса Сагов уверен, что власти должны жестко пресекать любые проявления нетерпимости и агрессии в обществе.

RFI: Муса Бексултанович, по вашей информации, мигранты из Средней Азии вернулись на свои рабочие места?

Муса Сагов: Те места, где они работали, — до сих пор ничего не работают, они по-прежнему не выходят на работу. Эта обстановка еще сохраняется. Никто не знает, что будет завтра. Чувствовать себя гарантированным — это далекая история. Это показали вот эти события.

Вы считаете, что они произошли исключительно из-за совершенного мигрантом изнасилования?

Нет, изнасилование — это как бы попутное явление. Тут, я так думаю, идут далекоидущие планы. Националистически настроенные люди, к сожалению, везде есть, они были и будут в дальнейшем. Они использовали эту карту, я считаю. Потому что есть националисты, которые очень негативно относятся и к мигрантам, негативно относятся ко всем. Все беды, они говорят, от мигрантов, от приезжих. К сожалению, есть такие люди, Якутия не исключение. Просто до сих пор это как-то контролировалось властями, но сейчас, на данном этапе, я не знаю, чья тут слабость: или руководства, или органов, что допустили эту ситуацию, дали ей развитие. Я думаю, надо жестко пресекать все эти дела. Если мы пойдем на поводу у толпы, если мы будем толпу слушать и ей подчиняться, мы никогда нигде не установим порядка, ни в одном месте. А есть люди, которые этой толпой руководят, это всегда было и будет. Стихийно, само собой ничего не появляется. Мы на органы не надеемся, есть только на самого себя надежда. Если будешь самого себя охранять, вести себя правильно, это другой вопрос. А так, я на органы очень мало надеюсь.

Вы слышали о том, что были какие-то случаи нападений?

Конечно, есть, были, но сейчас все уже успокаивается. С течением времени ажиотаж, который был первые дни, прошел. Но по-любому ты должен сейчас оглядываться — я имею в виду мигрантов. Откуда придет напасть? Сейчас это относительно успокоилось. Но если еще где-нибудь опять будет бытовуха, если опять эта толпа встанет, то что будет, кто это может предсказать? Вообще кошмар будет. Вот мое мнение принципиальное: власти должны жесточайшим образом реагировать на такие дела и пресекать все это. Он что, если принадлежит к религии ислам, является врагом, что ли?! Как будто от мечети исходит все зло, как будто мечеть натравливает! Так пишут в соцсетях, везде так пишут: «мечеть надо разобрать, убрать, религию убрать, всех убрать и заживем хорошо»! Я не говорю обо всех, но есть такие мысли, высказывания, и, как вы знаете, все сейчас сидят в интернете, все это читают, слушают, и мгновенно закладываются у них в душах эти мысли: «значит, все зло исходит от религии, от мечети, от мусульман и прочее». Вообще-то, у преступников нет ни нации, ни религии, ничего святого! Если он преступник, как он может относиться к религии?! Как его можно назвать верующим человеком? Если он верующий человек, он должен верить в Бога, должен выполнять все его предписания, должен быть правильным, правдивым, честным. Вот это надо донести до людей, чтобы люди поняли все это. Я боюсь чего? Что в следующий раз будет еще хуже. Это путь на уничтожение государства, если мы пойдем по этому пути!

***

По мнению якутского журналиста и политолога Виталия Обедина, местные власти пока не предпринимают никаких серьезных мер для борьбы с нелегальной миграцией.

RFI: Виталий, статистика говорит, что мигранты совершают мизерную долю преступлений против половой неприкосновенности в Якутске. Почему тогда этот случай вызвал такую реакцию?

Виталий Обедин: У популярного русского беллетриста писателя Михаила Веллера в книге «Отцы наши милостивцы» есть размышления на тему национального вопроса. И у него там есть фрагмент, где он объясняет, почему болезненная реакция на подобные преступления со стороны общества, когда, казалось бы, свои пачками могут насиловать, и, если посмотреть статистику, действительно, она совсем не в пользу местных жителей по изнасилованиям. Но когда преступления на сексуальной почве совершаются представителем одного народа, оно воспринимается как атака на весь народ. Такие глубинные вещи. Здесь большой психологический мотивационный подтекст. Люди воспринимают это не как покушение на конкретную женщину, а как покушение на народ. Потому что каждый народ должен защищать свой дом, своих женщин, матерей, жен, дочерей. А если называть вещи своими именами, то просто так, одномоментно это не случается. Такие вещи имеют свойство накапливаться. Недовольство миграционной политикой, недовольство засильем иностранных работников, которые приезжают сюда, занимают рабочие места, потому что в Якутии довольно высокий уровень безработицы, более 7,3%. Притом, что в Якутии не самый высокий уровень жизни, у нас 20% населения официально имеют доходы ниже прожиточного минимума. То есть, казалось бы, без приезжей рабочей силы есть кому работать и есть зачем работать. Людям не хватает денег. То есть эти вещи накапливаются — недовольство общей социальной политикой и так далее. Вот, в данном случае все обстоятельства сложились, и изнасилование сработало как триггер.

Для местных имеет значение национальность преступника? Если бы на его месте был, скажем, венгр или молдаванин, общественная реакция была бы такой же?

Затрудняюсь сказать. Если бы венгров или молдаван было много, и они, скажем так, доминировали бы в строительном бизнесе Якутии, то реакция была бы большая. Вот киргизы доминируют в торговле и в сфере пассажирских перевозок, это известный факт. Потому что они выгоднее работодателю, потому что они не кочевряжатся, им не надо платить какие-то северные отчисления. Они могут подписать документы на одну зарплату, а претендовать на другую. Они не пойдут в случае ущемления их прав жаловаться в государственную трудовую инспекцию. Ну, и субъективные вещи: типа, местные пьют, а иностранцы не пьют, они приезжают сюда работать, а не бухать и отрываться. Но это, мне кажется, больше мифология. Если у человека хорошая работа, и он держится за свое рабочее место, он не бухает.

В соцсетях и СМИ ходит информация о том, что приезжие из Средней Азии подверглись довольно жесткой агрессии со стороны местных. Насколько этому можно доверять?

Я могу однозначно сказать, что у нас по Якутии не ходят сейчас «эскадроны смерти», которые ищут киргизов, узбеков, таджиков, но неприятные инциденты есть. Проявление национализма на бытовом уровне есть. И во многом ему дало старт то, что власть хоть формально и осудила их — и глава республики на этой встрече 18 марта, и мэр Якутска призывали не допускать противоправных действий — но они соглашались в то же время, что мигранты — понаехавшие, что они не уважают местное население, и что местное население имеет право потерять терпение и поставить их на место. Де-факто же они с этим соглашались! И люди, ободренные этим, пошли, и были бытовые инциденты. В продавцов фруктовых ларьков фруктами кидались, кому-то настучали слегка. Не массовые случаи, конечно. Были задержаны товарищи, один стрелял из автомата, второй орал «Якутия — сила». Задержан человек, которого на улице прохожие остановили, когда он конвоировал с пистолетом куда-то с непонятными целями мигранта. И когда они попытались у него этого мигранта отбить, он его начал лупить пистолетом по башке. Да, есть инциденты. И люди, я имею в виду иностранных работников, действительно опасаются за свою безопасность, за нервы. Не хотят переживать унижение и предпочитают, пока этот градус, накал страстей, не спадет, не выходить на работу, не открывать фруктовые лавки, не выводить автобусы на линии. У нас пассажирские перевозки осуществляются частными автобусниками, и их значительная часть является мигрантами, потому что они дешевле обходятся работодателю.

Как власти могут решить эту проблему? И могут ли?

На текущий момент я не вижу конкретных действий, которые бы говорили, что это всерьез. Если вы всерьез это делаете, то вы принимаете план работы, концепцию противодействия нелегальному бизнесу. И начинаете последовательно реализовывать. Пока есть лозунги, призывы, рейды. Но рейды эти завтра закончатся, представители правоохранительных органов наберут нужное количество голов для обеспечения палочной системы, и все вернется на круги своя. То есть пока нет фундаментальных решений, прописанных в нормативных актах, например, о том, что за нецелевое использование земельных участков иностранными гражданами мы начинаем их изымать или увеличивать им земельный налог в 10 раз единовременно. Пока таких вещей не будет, говорить о том, что какие-то меры дают результат, не вижу возможным.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.