Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 16h00 - 16h10 GMT
    Выпуск новостей 25/03 16h00 GMT
  • *Передача RFI 16h10 - 17h00 GMT
    Дневная программа 25/03 16h10 GMT
  • *Новости 19h00 - 19h10 GMT
    Выпуск новостей 25/03 19h00 GMT
  • *Передача RFI 19h10 - 20h00 GMT
    Дневная программа 25/03 19h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
РОССИЯ

Израильский эксперт: Нетаньяху важно проверить его отношения с Путиным

media  
Беньямин Нетаньяху и Владимир Путин в Сочи. 23 августа 2017 г. Alexey NIKOLSKY / SPUTNIK / AFP

Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху провел телефонные переговоры с российским президентом Владимиром Путиным. Беседа состоялась в преддверии намеченного на 27 февраля визита главы израильского государства в Москву. Изначально поездка Нетаньяху в Москву должна была состояться 21 февраля, однако, была отложена из-за подготовки к парламентским выборам в Израиле. Как сообщили в Кремле, лидеры «обсудили двусторонние и международные вопросы». Сам Нетаньяху ранее заявлял, что собирается обсудить с Путиным в том числе ситуацию в Сирии. Что в Москве и Тель-Авиве ждут от этих переговоров, в чем совпадают интересы Израиля и Вышеградской группы, а также о том, влияют ли на внешнеполитическую активность Нетаньяху надвигающиеся парламентские выборы, в эфире Русской службы RFI рассказала израильский эксперт и депутат Кнессета Ксения Светлова.

Израильский эксперт Ксения Светлова о переговорах Нетаньяху и Путина 21/02/2019 - Сергей Дмитриев Слушать

RFI: Что конкретно хочет получить от этой встречи Нетаньяху?

Ксения Светлова: Во-первых, это первая официальная встреча после инцидента с российским самолетом [Ил-20, сбитым в сентябре 2018 года над Сирией], и достаточно долго она не назначалась. Поэтому, мне кажется, что первая цель Нетаньяху — это проверить, настолько ли сильны до сих пор его отношения с российским президентом, как это было ранее. Так что это сугубо вопрос личных отношений. И в Израиле многие считают, что отношения с Россией сегодня держатся во многом на этой личной связи между двумя лидерами.

Что касается Сирии, то премьер-министр проинформировал членов правительства, что он намерен обсудить, разумеется, иранское присутствие в Сирии. У Израиля есть три красные черты, которые были обозначены еще в самом начале сирийской войны: это переброс стратегически важного оружия Хезболле через сирийскую территорию, это строительство и создание иранских военных баз и военных заводов на территории Сирии, и это деятельность иранских и про-иранских военизированных группировок на границе с Израилем в южной части Сирии.

После инцидента с самолетом Израиль несколько раз действовал против иранских целей, в том числе и ангаров с оружием в аэропорту Дамаска. Но поступила информация, что системы С-300, которые были переброшены в Сирию уже несколько месяцев тому назад, уже готовы к действию. Израиль хочет сейчас понять, после того как задействована система С-300, насколько Израиль может свободно действовать против иранских целей.

Как раз на прошлой неделе Путин встретился с президентами Ирана и Турции в Сочи. Как в Израиле отнеслись к этим переговорам?

В этот день, когда состоялась встреча в Сочи, в Израиле больше следили за саммитом в Варшаве, где присутствовал глава правительства. Там также обсуждалась иранская тематика с лидерами арабских и европейских государств. Но, безусловно, я думаю, что все те, кто следят за ближневосточной тематикой, не могли не обратить внимание на то, что происходило параллельно.

И, возможно, неслучайно сочинский саммит был назначен на тот же самый день. Я думаю, таким образом российский президент демонстрирует, что параллельно с таким анти-иранским блоком, который встречается в Варшаве, человек, который действительно контролирует ситуацию в Сирии, встречается с лидерами других стран, которых на саммит в Варшаве не пригласили. И они обсуждают другие темы, которые намного более реальные и тесно касаются в том числе и израильской безопасности.

То, что у России есть достаточно близкие отношения и с Ираном, и с Турцией — ни для кого не секрет. И во всем спектре сирийской тематики есть немало вопросов, которые Израиль не касаются. Но что касается израильский безопасности и иранской деятельности на территории Сирии — это другой вопрос, и я не знаю, поднимался ли он во время саммита в Сочи. Мы знаем, что позиция России остается без изменения. И министр иностранных дел Сергей Лавров говорил несколько раз о том, что присутствие Ирана в Сирии законно. Ведь Иран был приглашен туда Башаром Асадом. Россия таким образом дает понять: «Иран продолжит находиться в Сирии, а мы постараемся сделать, то что мы можем, то что мы хотим сделать, для того, чтобы каким-то образом ограничить или достигнуть «джентельменского соглашения» по некоторым параметрам».

С моей точки зрения, Россия, которая поддерживает близкие и добрые отношения и с Ираном, и с Израилем, попытается, насколько это возможно, предотвратить столкновение этих сил на территории Сирии. Но действовать активно в пользу Израиля, чтобы отодвинуть или предотвратить присутствие иранцев в Сирии, — это и не в ее интересах, и нет такой возможности. Нам в Израиле понятно только одно: наша безопасность зависит лично от нас самих.

Если говорить не только о России, но в целом о внешнеполитической активности израильского премьер-министра. Какое значение для Нетаньяху имел так и не состоявшийся саммит Вышеградской группы?

Для Нетаньяху, конечно, этот саммит должен был быть верхом его дипломатических усилий по созданию, скажем так, нового, чуть ли ни мирового порядка. Это альянс между США (президентом Дональдом Трампом), Израилем и странами Восточной Европы, которые настроены достаточно про-израильски, про-американски и составляют как бы отдельный блок внутри Евросоюза.

В Израиле многие расценивают попытку провести этот саммит именно в Израиле — как [желание] ткнуть пальцем, в некотором смысле, в глаз Федерике Могерини. То есть это такой анти-ЕС шаг, возможно с целью расшатать немного позиции Евросоюза. Не секрет, что правительство Нетаньяху настроено крайне критически по отношению к Евросоюзу и позиции Евросоюза по палестино-израильскому конфликту, а также по «иранской сделке», из которой ЕС так и не вышел. Поэтому на Варшавском саммите, в котором с радостью приняли участие страны Вышеградской четверки, и который негласно называли антииранским саммитом, не было министров иностранных дел Франции, Великобритании, Германии, Австрии.

Так что для Нетаньяху это была такая кульминация, которая не состоялась. А не состоялась по простой причине: пришел новый человек, назначенец самого же Нетаньяху Исраэль Кац, и сказал вслух то, что в Израиле думают очень-очень многие, в особенности, те, кто пережил катастрофу или их родственники, их дети, их внуки, — о том, что попытка Польши переписать историю никак не может расцениваться как дружественный акт. Страна, которая пытается приблизиться к Израилю, но одновременно переписывает историю в том числе еврейского народа, она, может быть, не самый лучший партнер внутри Евросоюза. Эта острая реакция, которая последовала со стороны Варшавы, вплоть до снижения уровня дипломатических отношений, показывает, что этот политический альянс, который пытался создать Нетаньяху, скорее похож на карточный домик, чем на солидное здание.

Вы упомянули про настроения в израильском обществе. В апреле в Израиле пройдут парламентские выборы. Можно ли провести какую-то связь между надвигающимися выборами и внешнеполитической активностью Нетаньяху?

Во время выборов, конечно, все обостряется, и каждый кандидат пытается представить в лучшем виде свои достижения и те усилия, которые предпринимались им в последнее время. Нетаньяху сейчас проводит ряд [международных] встреч, которые призваны повысить его престиж: эта встреча с президентом Владимиром Путиным, встреча с Трампом непосредственно перед выборами, визит в Марокко, визит еще в ряд стран. Все это, понятно, связано с выборами.

Но в целом, я могу сказать, что и работа по усилению отношений с Вышеградским блоком — это все продолжалось последние четыре года, это не началось сейчас, за несколько недель или месяцев до выборов. Это — политика, которую проводит премьер-министр, который очень верит в то, что Евросоюз — это негативная сила, которая давит на Израиль, которая ожидает каких-то вещей неосуществимых. Что касается встречи с Путиным, то Нетаньяху просил об этой встрече достаточно давно. Я бы не стала все сводить к тому, что это выгодно ему для грядущих выборов, но, бесспорно, он свою пользу из этого сможет извлечь. Я в этом не сомневаюсь.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.