Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 25/06 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 25/06 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 25/06 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 25/06 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
РОССИЯ

Паники не наблюдается: «Открытая Россия» под угрозой уголовных дел

media  
Акция «Открытой России» в Санкт-Петербурге, 1 мая 2018. AFP/ OLGA MALTSEVA

В России впервые применена уголовная статья за участие в деятельности организации, признанной нежелательной на территории РФ. В Ростове-на-Дону возбуждено уголовное дело в отношении члена федерального совета «Открытой России» Анастасии Шевченко. Ранее активисты «Открытой России» несколько раз признавались совершившими административное правонарушение по аналогичной статье КоАП 20.33 и платили штрафы. Но теперь ситуация изменилась: 23 января Анастасия Шевченко до 20 марта отправлена под домашний арест. Максимальное наказание, которое предусмотрено статьей 284.1 УК, — шесть лет лишения свободы. О том, как развивается эта ситуация, RFI рассказали активисты движения «Открытая Россия».

Паники не наблюдается: «Открытая Россия» под угрозой уголовных дел 25/01/2019 - Александр Валиев Слушать

По словам координатора правозащиты «Открытой России» Алексея Прянишникова, несмотря на преследования, участники движения не скрывают своей связи с ним.

Алексей Прянишников: Я бы не сказал, что наши активисты как-то особо сильно скрывают свою принадлежность к движению «Открытая Россия». Да, существуют проблемы, связанные с тем, что в ряде регионов органы прокуратуры привлекают активистов движения «Открытая Россия» к административной ответственности по статье 20.33 КоАП («Осуществление деятельности на территории Российской Федерации иностранной или международной неправительственной организации, в отношении которой принято решение о признании нежелательной на территории Российской Федерации ее деятельности»). Эта организация обязательно должна быть иностранной, неправительственной. То есть самый главный критерий — иностранная организация. Мы имеем такую ситуацию, что активисты движения «Открытая Россия» никоим образом не принадлежат к какой бы то ни было иностранной организации. Они являются участниками российского общественного движения «Открытая Россия».

RFI: Какие суммы приходится платить вашим активистам?

Штрафы от 5 тысяч до 20 (рублей).

Кто покрывает эти расходы?

Это деньги с фандрайзинга. Как внутреннего, так и внешнего.

А как участники вашего движения могут доказать силовикам, что они не имеют отношения к британской одноименной организации, признанной нежелательной на территории России? Удостоверений у них, я так понимаю, нет, движение ваше не зарегистрировано…

Алексей Прянишников DR

Это общественное объединение, которое не подлежит государственной регистрации в соответствии с законом «Об общественных объединениях». Что касается доказательств. Ну, во-первых, вину в совершении административного правонарушения должен доказывать государственный орган, который привлекает к ответственности — в данном случае прокуратура, чем она не занимается. Подход к доказыванию вины довольно-таки примитивный и безграмотный. Берется упоминание о том, что некая британская организация — к слову, ее сейчас нет в Великобритании, она не существует с таким названием, тем не менее, на это никто не обращает внимания в Минюсте и Генпрокуратуре. Они просто пишут, что 26 апреля 2017 года Генпрокуратура своим распоряжением признала нежелательной такую-то британскую организацию (Otkrytaya Rossia — RFI), что такой-то человек состоит в движении «Открытая Россия», что подтверждается — и в 95% случаев они прикладывают акты осмотра региональных пабликов «Открытой России» в соцсетях. Делают скриншоты, оформляют это в виде актов осмотра, и больше никаких доказательств принадлежности к иностранной организации они не делают.

В основном привлекают к ответственности либо региональных координаторов движения, либо членов федеральных органов. Были случаи привлечения к административной ответственности людей, которые присутствовали даже не на мероприятии движения «Открытая Россия», что было подтверждено постановлениями нескольких судов. Несмотря на то, что другие суды говорили о том, что событие правонарушения отсутствует, в отношении двух людей, которые даже не являются участниками движения, а просто были приглашены на мероприятия в качестве лекторов, были вынесены постановления, и они вступили в законную силу.

Есть еще один такой нюанс. После того, как Генпрокуратура признала нежелательной некую британскую организацию, на следующий день после этого, 27 апреля 2017 года, сначала официальный представитель Генеральной прокуратуры заявил СМИ о том, что в связи с признанием нежелательной на территории РФ некой британской организации проблем в деятельности российского движения «Открытая Россия» не будет. Это первое заявление. Второе заявление последовало со стороны Минюста, который сказал, что он не установил наличия на территории Российской Федерации каких-либо филиалов, структурных подразделений, дочерних структур этой британской организации, которая признана нежелательной. А сейчас, на протяжении почти двух лет, тем не менее, органы прокуратуры демонстрируют совершенно обратные вещи.

А откуда прокуратура вообще знает, кто какие должности занимает в вашем движении?

Это же не секретная организация, естественно, есть информация в открытом доступе. Есть сайт, который заблокирован, но, тем не менее, блокировка же не касается государственных органов, а на сайте движения выложена информация, абсолютно актуальная, о том, кто является координатором движения в том или ином регионе, членом совета федерального.

Почему уголовную статью не применяли все это время, начиная с 2015-го?

Им нужно было пройти некие формальности. Статья 284.1 УК предусматривает наказание за участие в деятельности так называемой нежелательной организации только в том случае, если в отношении данного лица было два вступивших в законную силу постановления суда о привлечении к ответственности по статье 20.33 КоАП. Органам прокуратуры, суда нужно было пройти все эти стадии для того, чтобы у кого-то накопилось два вступивших в силу постановления (в течение одного года — RFI).

Сколько времени прошло с тех пор, как в отношении Анастасии вступило в силу второе за год решение суда об административном правонарушении по 20.33? И понимали ли вы, что возбуждение уголовного дела вполне вероятно?

Прошло несколько месяцев, в районе полугода. Разумеется, все же грамотные люди, все это предполагали. Все беседы с ней заканчивались тем, что она говорила: я никуда не поеду, я никуда не собираюсь уезжать, пойду до конца, что будет, то и будет.

Как вы думаете, что привлекает людей в вашем движении, учитывая опасность уголовного преследования?

Возможно, людей привлекают те проекты, которые реализовываются движением. Это образовательные проекты, это проекты в сфере выборов. Найти себя в органах местного самоуправления на самом низовом уровне. Ведь именно обучением кандидатов в те же муниципальные депутаты занимается движение «Открытая Россия». В частности, одно из дел Анастасии Шевченко по статье 20.33 КоАП было связано с проектом «Открытые выборы».

Вы не думаете, что повышенное внимание к вашему движению связано, в основном, с личным отношением Владимира Путина к Михаилу Ходорковскому?

Лично мое мнение, что это связано, конечно, с каким-то персональным отношением, но ведь оно формируется посредством каких-то действий человека. То есть Владимир Путин ведь не просто взял и возненавидел Михаила Ходорковского. Владимир Путин в свое время дал ему возможность выйти на свободу. Естественно, есть определенный негатив, но этот негатив опять же связан исключительно с позицией человека, с его действиями, которые направлены на создание и функционирование свободных медиа, систем, которые готовили бы независимых кандидатов на выборы.

Ваших активистов не напугало уголовное дело Анастасии, как вам кажется?

На данный момент пока паники не наблюдается. Как ни странно, на фоне таких вот происшествий, которые случаются периодически — так или иначе, уже на протяжении почти двух лет идут преследования движения «Открытая Россия» — наоборот, у сторонников растет интерес. И даже мало того, появляются новые заявления на вступление в движение.

Денис Ибрагимов DR

Челябинскому активисту Денису Ибрагимову вскоре предстоит суд по административной статье — все той же, за сотрудничество с организацией, признанной нежелательной в России. Но он настроен оптимистично.

RFI: Как повлияло на ваши планы и настроения, связанные с «Открытой Россией», уголовное дело Анастасии Шевченко? Оно вас не напугало?

Денис Ибрагимов: Нет, оно даже воодушевило. Считаю, что я все делаю правильно, наша позиция верна. Ничего противозаконного мы не делаем. И, в принципе, общество также отзывается, что это полный бред. Вот, например, у меня будет суд, тоже по статье 20.33 КОАП, за организацию правозащитного семинара «Как лайкать мемы и не сесть в тюрьму». То есть меня хотят привлечь за образовательную деятельность, можно сказать. Считают, что я какой-то иностранный агент. Ну, это полный бред.

Это у вас первая административная статья?

Это уже будет вторая.

Но вы понимаете, что потом и уголовное дело могут завести?

Ну, конечно, да. Все возможно.

И, тем не менее, вы продолжаете свое сотрудничество с «Открытой Россией». Чем вы руководствуетесь?

Какими-то внутренними убеждениями, я не считаю, что делаю что-то противозаконное. Я, наоборот, как-то стараюсь помочь другим людям. Наша деятельность продуктивна, в первую очередь. И она не несет в общество негатив. Когда принимался этот закон, Генпрокуратура отмечала, что преследование не будет затрагивать российское движение «Открытая Россия». То есть та информация, которая внесена в реестр, касается каких-то зарубежных организаций и не касается нашего движения и его участников. Конечно, я, в том числе, руководствуюсь, этим.

Но вы же видите, что в реальности все обстоит иначе. Возбуждено уже первое уголовное дело. На что вы рассчитываете в этой ситуации?

Я не вижу предпосылок для уголовных дел, потому что, в принципе, все эти административные дела шиты белыми нитками, там доказательной базы как таковой нет. Я думаю, что будет какая-то отмашка сверху, пересмотрят все эти дела. Сегодня, например, было заявление от Совета по правам человека, они попросили пересмотреть прокуратуру дела в отношении Анастасии Шевченко, и в принципе «Открытой России». Ждем какого-то решения, как будут развиваться события.

СПЧ при президенте последовательно поддерживает, например, и фигурантов дела «Нового величия», но уголовное дело не прекращено. Увы, эта структура вовсе не всесильна, полагаться только на ее позицию, мне кажется, несколько наивно…

Нет, конечно, не только. Например, недавно пересмотрели практику дел по 282 статье, то есть решили ее декриминализировать, оправдали многих людей, которые привлекались по этой репрессивной политической статье. Я думаю, в ближайшее время будет пересмотр практики по статье 20.33, и какая-то позиция появится.

Что вообще вас привлекло в «Открытой России», почему вы сюда пришли?

«Открытая Россия» — одно из немногих российских движений, которое занимается образованием. То есть устраивает какие-то образовательные мероприятия для активистов, политиков, оказывает правозащитную поддержку населению. Это не только какие-то политические дела, но и гражданские, поддержка инвалидов, поддержка музыкантов. Это продуктивная вещь, которая меня зацепила, я решил помогать своими силами.

Ваши родные, друзья в курсе того, что вы активист движения, созданного Ходорковским?

Да, конечно, они в курсе, они в курсе моего преследования. Поддерживают меня и считают, что это преследование абсурдно и бредово.

Каким был ваш первый штраф по административной статье 20.33?

Пять тысяч рублей.

А сейчас сколько будет, как думаете?

Я думаю, что могут, как «рецидивисту», немного повысить -наверное, тысяч 10–15.

Где возьмете деньги?

Я, скорее всего, буду собирать, фандрайзить, собирать на штраф самостоятельно. Люди поддерживают меня, постоянно пишут слова поддержки. Думаю, что поддержат меня таким образом. Это самое главное для меня.

В чем вы видите главную цель «Открытой России»?

Взращивание нового поколения политиков. За это время в путинской России политическое поле просто выжигалось. И сейчас есть большая поляна, на которой региональных лидеров, в принципе, нет. Это можно увидеть по протестам против пенсионной реформы, по другим глобальным вопросам. Системные партии, которые есть сейчас, деградировали настолько, что в них не осталось общественных лидеров. «Открытая Россия» — это как раз взращивание вот этого нового поколения лидеров.

Какие-то потенциальные кандидаты на этот статус уже появились?

У нас, в принципе, за это время открылось много региональных отделений, в том числе, на Дальнем Востоке, мы расширяемся постоянно. На этом локальном уровне эти люди достаточно заметны и весомы, к их мнению прислушиваются.

***

Международная правозащитная организация Amnesty International назвала ростовчанку Анастасию Шевченко узницей совести, которую лишили свободы только за личные политические взгляды, и потребовала немедленно освободить ее. На попечении Анастасии трое несовершеннолетних детей, которых воспитывает она одна. Старшая дочь, будучи инвалидом, находится в специализированном интернате.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.