Гасан Гусейнов о словах и вещах
Морис Метерлинк о жизни чекистов
Морис Метерлинк в возрасте 40 лет
 
Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 17/07 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 17/07 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 17/07 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 17/07 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
РОССИЯ

«Покончить с паритетом»: обречен ли договор РСМД России и США?

media  
Военный обозреватель Павел Фельгенгауэр DR

2 февраля истекает срок ультиматума, который США выдвинули России, обвинив ее в нарушении Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. Вашингтон дал Москве 60 дней для того, чтобы уничтожить ракету 9М729, угрожая выйти из договора в одностороннем порядке. 16 января глава МИД РФ Сергей Лавров заявил о готовности «работать по спасению договора РСМД», пригласив экспертов США «воочию» и «вживую» ознакомиться с подозрительной ракетой. Почему это предложение не устраивает американцев? Какова стратегия Трампа в «ракетном кризисе» и чем она отличается от позиции его собственных военных? Кто выиграет от разрыва ДРСМД? Какая судьба ждет договор о стратегических ядерных вооружениях СНВ-3 через два года? На эти вопросы ответил военный обозреватель Павел Фельгенгауэр.

Военный обозреватель Павел Фельгенгауэр у микрофона RFI 17/01/2019 - Дмитрий Гусев Слушать

О желании «спасти» договор РСМД Сергей Лавров заявил на своей ежегодной пресс-конференции, комментируя безрезультатные американо-российские переговоры, прошедшие накануне в Женеве. 15 января судьбу ДРСМД обсуждали замгоссекретаря США по контролю над вооружениями и международной безопасности Андреа Томпсон и замглавы МИД РФ Сергей Рябков. Томпсон назвала встречу «разочаровывающей», подчеркнув: «Наша позиция ясна. Россия должна уничтожить свою ракетную систему, не соответствующую договору» (действующий с 1988 года ДРСМД налагает запрет на ракеты наземного базирования дальностью 500-5500 км — RFI). Рябков назвал «неприемлемыми» требования США по «полному и проверяемому уничтожению» этой системы.

Бесполезное приглашение к инспекции

Приглашение Лаврова американцам «воочию убедиться, что из себя представляет на самом деле ракета 9М729, которую они подозревают в нарушении параметров, установленных договором», не удивило военного обозревателя Павла Фельгенгауэра. В интервью RFI он напомнил о традиции взаимных инспекций в рамках договоров сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ).

Павел Фельгенгауэр: «Инспекции были и есть до сих пор по договору СНВ-3. До этого были инспекции по другим договорам: после конца „холодной войны” еще Советским союзом были заключены договоры по РСМД, СНВ. Там была вскрыта группировка, были взаимные инспекции, устанавливали американское оборудование видеонаблюдения на объектах Минатома, американская миссия сидела в Воткинске на ракетном заводе. Это все было даже в начале 2000-х годов, всего 10-15 лет назад. Сейчас от этого мало что осталось, поскольку „холодная война” возобновилась в той или иной форме».

Эксперт объясняет, почему американцев не устраивает предложение России осмотреть и изучить подозрительную ракету.

Павел Фельгенгауэр: «Похоже, что предложение таких инспекций американцам не подходит. Прекрасно понятно, что речь идет о крылатой ракете типа „Калибр”, морского базирования. И в данном случае инспекция ничего не выявит. Крылатая ракета — это маленький самолет с турбореактивным двигателем, который может летать на разные расстояния в зависимости от запаса горючего. Поэтому установить точную дальность такой инспекцией затруднительно. Американцы хотели бы чего-то другого, и дело идет к тому, что договор РСМД, похоже, обречен».

Трамп и Болтон против своих военных

О выходе США из договора решительно заявил президент Дональд Трамп, который пошел наперекор мнению американских военных.

Дональд Трамп и Джон Болтон, 26 декабря 2018 REUTERS/Jonathan Ernst

Павел Фельгенгауэр: «Пентагон из договора выходить не хотел, поскольку сейчас это американцам невыгодно. Об этом говорил бывший министр обороны США Мэттис еще в октябре прошлого года в Брюсселе на совещании НАТО: да, Россия нарушает РСМД, но надо на нее давить, чтобы она вернулась в договор. О том, что нужно из ДРСМД выходить, заявил президент Трамп. Такого же мнения придерживается Джон Болтон, советник президента по национальной безопасности. Болтон в принципе против какого-либо контроля над вооружениями. Он считает, что США настолько технологически и финансово мощнее России, что ограничение вооружений искусственно поддерживает паритет между двумя странами. Если же не будет этих договоров, Россия очень быстро отстанет или надорвется, пытаясь поддерживать паритет с Америкой».

Америка начинает и выигрывает… Россия

Почему же американские военные выступают за сохранение договора РСМД? И почему желание Трампа его разорвать — парадоксальным образом — играет на руку России?

Павел Фельгенгауэр: «Пентагон считает, что договор надо сохранить потому, что у России есть системы, которые она может развернуть. С экономической и военной точек зрения России выгодно разворачивать сейчас крылатые ракеты наземного базирования. Да, есть такие же крылатые ракеты морского базирования „Калибр”, но на земле — на грузовиках, пусковых установках — размещать их выгоднее. Грузовик же на порядок дешевле фрегата, его дешевле эксплуатировать, и экипаж на порядок меньше. Россия может разместить те же самые ракеты на пусковых установках модифицированного „Искандера”, который исходно разрабатывался как для баллистических ракет, так и для крылатых (об этом было объявлено еще в 2007 году, когда был жив генеральный конструктор „Искандера”). Тогда же — в 2007-м — начальник Генштаба Балуевский, да и Путин стали говорить, что договор РСМД России невыгоден, что он неравноправен, зачем Горбачев его подписал».

Разрыв договора не дает США немедленного военного преимущества.

Павел Фельгенгауэр: «Для России нормально и выгодно сейчас выйти из этого договора. Она сможет быстро и не слишком дорого развернуть дополнительные ракеты наземного базирования. А у США ничего для развертывания нет. Выход из договора им ничего не добавит. Поэтому многие в Вашингтоне были недовольны решением Трампа — взять и выйти. Но, похоже, уже ничего не изменить, и договор будет похерен».

Российские военные, правда, постоянно говорят об угрозе появления в Европе американских крылатых ракет «Томагавк», которые, как считают в Москве, можно разместить на пусковых установках Mk-41 американской системы ПРО.

Павел Фельгенгауэр: «Появиться они могут, но ничего принципиального американцам не дадут: „Томагавк” — довольно старая ракета, хотя ее много раз модернизировали. У американцев, кстати, не осталось ядерного варианта „Томагавка” — эти ракеты все порезали при Обаме. „Томагавков” у США довольно много морского базирования, но они разрешены, и они все неядерные. Другое дело, что США будут создавать новые крылатые ракеты разного базирования по технологии „Стелс” — большей дальности, в 5000 км, незаметные для радаров».

Президент России Владимир Путин, 26 декабря 2018 Alexander Nemenov/Pool via REUTERS

Назад в 1970-е?

Военные выгоды России могут оказаться временными после разрыва договора РСМД.

Павел Фельгенгауэр: «Но главное, потом могут появиться баллистические ракеты. В 1980-е годы (когда в Европе был предыдущий ракетный кризис, который закончился нулевым вариантом и договором РСМД о взаимном уничтожении ракет) советское военно-политическое руководство больше всего напугали не „Томагавки” наземного базирования, а „Першинги-2”, высокоточные баллистические ракеты. Они были тогда совершенно революционным оружием — с самонаводящимися боеголовками и подлетным временем из Германии минут пять. „Першинги” могли уничтожить советское руководство до того, как оно успеет удрать из Москвы. Это так напугало, что согласились порезать советские ракеты — все эти „Пионеры” (ракета средней дальности РСД-10), которых было больше — только чтобы избавиться от „Першингов”».

Конец запрета ракет меньшей и средней дальности может в отдаленной перспективе иметь весьма серьезные последствия.

Павел Фельгенгауэр: «Подобных ракет у Америки сейчас нет, но они их могут создать. На это, правда, уйдут годы, но сделать могут. Появление новых баллистических ракет может изменить очень существенно баланс сил, мировой ядерный баланс сил может оказаться уже не таким эффективным. На это, видимо, и рассчитывает Болтон, а также другие люди в Вашингтоне, которые считают, что контроль над вооружениями искусственно поддерживает слабую, отсталую и бедную Россию на одном уровне с Америкой. С паритетом надо заканчивать, а для этого надо покончить с договорами. Поэтому речь идет не только о том, что договор РСМД завершит свое существование, но и СНВ-3 не будет продлен (срок действия истекает в начале 2021 года). Все, таким образом, возвращается к ситуации до 1972 года, до поездки президента США Ричарда Никсона в Москву и подписания первых договоров о сдерживании и ограничении ядерных вооружений. Это ситуация free for all (свободной для всех) ядерной гонки вооружений, которую — как надеются некоторые в Америке — можно выиграть и похоронить российские амбиции».

Путин под ударом?

Что касается договора РСМД, претензии по его соблюдению есть не только у США, но и у России. Москву беспокоят ракеты-мишени для американского ПРО, ударные беспилотники Reaper и Predator (по характеристикам похожи на боевые ракет средней и меньшей дальности), размещение в Польше и Румынии пусковых установок Mk-41, которые якобы способны запускать крылатые ракеты «Томагавк».

Павел Фельгенгауэр: «Российские возражения все высосаны из пальца и выглядят несерьезно. Может быть, Путину так объяснили, и, может быть, он даже в это верит, что базы ПРО в Польше и Румынии (которые должны защищать Европу от иранских ракет) созданы одновременно для того, чтобы нанести коварный удар и убить Путина. Это странные заявления: мол, там стоят универсальные пусковые установки, которые используются на американских эсминцах и в которые вместо ракет-перехватчиков можно засунуть какой-нибудь „Томагавк”. Поскольку ядерные „Томагавки” все уничтожены в Америке (не знаю, сказали об этом Путину или нет, но Обама их все под нож пустил, поскольку был принципиальным противником ядерного оружия и хотел всеобщего разоружения), засовывать туда „Томагавк” смыла нет никакого, поскольку такие же есть на эсминцах, и в гораздо большем количестве. Российские возражения носят скорее политический характер. Хотя Путина, кажется, этими базами ПРО запугали существенно, он верит, что это сделано нарочно, чтобы его убить. „Обезглавливающий удар” по уничтожению военно-политического руководства — это давняя идея еще советского, а теперь и российского Генштаба о том, что с этого начнут. И они эту аргументацию используют сейчас, чтобы продвигать гонку вооружений».

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.