Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 16h00 - 16h10 GMT
    Выпуск новостей 14/11 16h00 GMT
  • *Передача RFI 16h10 - 17h00 GMT
    Дневная программа 14/11 16h10 GMT
  • *Новости 19h00 - 19h10 GMT
    Выпуск новостей 14/11 19h00 GMT
  • *Передача RFI 19h10 - 20h00 GMT
    Дневная программа 14/11 19h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
РОССИЯ

Александр Попков: Дело Беньяша — это целенаправленная травля адвокатов

media  
Адвокаты, защищавшие Михаила Беньяша www.facebook.com/

Краснодарский краевой суд изменил во вторник, 23 октября, меру пресечения адвокату Михаилу Беньяшу, которого обвиняют в насилии в отношении полицейского и препятствовании правосудию, и постановил освободить его под залог в размере 600 тысяч рублей. В ходе рассмотрения апелляции на меру пресечения интересы Беньяша представляли одновременно 19 защитников из разных адвокатских палат России. Преследование Беньяша его коллеги назвали давлением на все адвокатское сообщество и объяснили, что на этом суде они защищают сам статус адвоката в России. Об этом в интервью RFI рассказал один из защитников Михаила Беньяша сочинский адвокат Александр Попков.

Александр Попков о деле адвоката Михаила Беньяша 23/10/2018 - Сергей Дмитриев Слушать

Мы не можем назвать это (решение об освобождении Михаила Беньяша под залог — RFI) победой с большой буквы, потому что это промежуточное решение, которое не влияет на итоговое решение. Тем не менее мера пресечения — залог — позволяет нам бороться за нашего коллегу в более комфортных условиях, то есть он не находится в клетке, к нему не ограничен доступ, и нам (его многочисленным защитникам) это намного удобнее. Второе — на нас не оказывается давление, что наш коллега находится именно как заложник в этой системе, с которой у него возник конфликт. Это, конечно, положительный аспект.

Можно сказать, что общественный резонанс все-таки еще играет какую-то роль в подобного рода делах?

Я не скажу, что здесь решающим аспектом был как раз общественный резонанс. Мы знаем множество случаев, когда общественный резонанс уходит впустую, люди возмущаются, и ничего не происходит.

Одним из факторов наряду с общественным резонансом явилась мощнейшая и беспрецедентная корпоративная поддержка со стороны адвокатуры. Практически все адвокаты видели, что обвинение выстраивается абсурдное и безумное. Здесь была очень серьезная и мощная корпоративная поддержка. Фактически большинство адвокатов по всей стране выразили негодование той правовой расправой, которая творилась над нашим коллегой. В заседании принимали участие 19 адвокатов, плюс представитель Палаты адвокатов Краснодарского края, плюс представитель Общественного совета при председателе Совета Федерации, плюс представитель федеральной комиссии по защите профессиональных прав адвокатов Юрий Михайлович Новолодский, один из мэтров российской адвокатуры, который является адвокатом с 1976 года — он лично прилетел, участвовал и вообще являлся локомотивом и лидером нашей защиты сегодня.

Такая солидарность адвокатского сообщества вызвана тем, что это определенный прецедент?

Вся ситуация накипела, потому что мы видим, с каким презрением и пренебрежением относятся судебная система и правоохранительные органы к адвокатам. Мы видим, что адвокатов не пускают к клиентам, адвокатов начинают избивать, адвокатов спускают с лестницы, адвокатов выкидывают из зала судебного заседания. Это накапливалось раз за разом, и адвокатская корпорация начала уже выяснять, почему так происходит. И здесь возник вот этот казус Беньяша, когда человек идет защищать, его останавливают два сержанта, избивают, засовывают в машину и потом еще обвиняют его в совершении преступления. Вот здесь произошел прорыв адвокатского негодования — мы устали, что адвокатов сравнивают с землей.

У нас по российскому законодательству нет права, допустим, проводить забастовки, которое есть во французском законодательстве. Но мы решили, и коллеги нам помогли, организовать те меры адвокатского воздействия, которые мы можем организовать. Вчера специально прилетели сюда из Питера, из Москвы, из Нижнего Новгорода, из Твери, приехали из Ростова адвокаты, которые готовы защищать и защищали своего коллегу, но в лице этого коллеги они защищают себя и свою корпорацию, наши профессиональные права и наш статус. Все это выразилось в общественном адвокатском негодовании, и множество коллег пристально следили за этим процессом, помогали, собирали деньги — не потому, что Михаил — какой-то волшебный и красивый адвокат, а просто потому, что многих эта ситуация уже допекла.

Эта политика в отношении адвокатов спущена сверху, или это, что называется, «перегибы на местах»?

Мы столкнулись с постановлением о возбуждении уголовного дела, его вынес генерал, руководитель Следственного управления Краснодарского края. То есть мы подспудно понимаем, что это не обошлось без согласования с Москвой. Мы видели судебные решения, которые выносились как на уровне районного суда, так и Краснодарского краевого суда, когда судья убегала с процесса, не давала нам исследовать доказательства, затыкала нам рот, не давала нам заявлять ходатайства. Естественно, мы понимали, что это не просто перегибы, а что идет целенаправленная травля адвокатов, которые приехали защищать своего коллегу. Нам просто не давали реализовывать свои полномочия, не давали вообще говорить. И мы понимаем, что это целенаправленная попытка заткнуть нас.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.