Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 17/10 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 16/10 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 16/10 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 16/10 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
РОССИЯ

ЛГБТ против центра «Э»: почему в России не пресекают гомофобию

media  
О том, что представители ЛГБТ подвергаются не только оскорблениям и угрозам в интернете, но и гомофобному насилию в реальной жизни, говорят многие правозащитники KIRILL KUDRYAVTSEV / AFP

Центр по противодействию экстремизму ГУ МВД по Свердловской области не нашел экстремизма в комментариях, авторы которых призывали уничтожать геев. Его сотрудники не считают ЛГБТ социальной группой, соответственно, нет причин пресекать призывы к насилию по отношению к ним.

ЛГБТ против центра «Э»: почему в России не пресекают гомофобию 21/09/2018 - Александр Валиев Слушать

В полицию Свердловской области с просьбой проверить конкретные комментарии на признаки экстремизма обратилась юрист Ресурсного центра ЛГБТ в Свердловской области Анна Плюснина. И получила отказ.

Анна Плюснина: Вообще, изначально была идея (и сейчас есть) удалить эти комментарии, потому что они есть в публичном пространстве, их по большей части не удаляют. Изначально обращались непосредственно в СМИ и жаловались администраторам «ВКонтакте» на какие-либо комментарии. Но «ВКонтакте» либо не отвечал, полностью игнорировал, либо иногда там удаляли некоторые комментарии — это были далекие 2015–16 годы. Так же пробовали делать мои коллеги и активисты из различных ЛГБТ-организаций.

О каких комментариях вы говорите?

Обычно это призывы к убийству, призывы к изоляции, принудительному лечению — оскорбительные высказывания.

Куда вы жаловались?

В прошлом году я написала заявление в Следственное управление по Свердловской области. И они передали его в Центр «Э». Мне позвонили и спросили, подавала ли я такое-то обращение. Я говорю: «Да, подавала». Выяснили, где я нашла эти комментарии, знаю ли я этих людей, имею ли с ними какую-то связь. Я сказала, что я их не знаю, нашла, потому что интересуюсь этой темой — зашла прочитать новости, увидела эти комментарии. А там был комментарий из серии посадить на кол представителей ЛГБТ и уполномоченного по правам человека Свердловской области Татьяну Мерзлякову, потому что она поддерживает Международную уральскую школу правозащитников, на которой постоянно поднимаются вопросы защиты прав ЛГБТ.

Что конкретно вы просили?

Юрист Ресурсного центра ЛГБТ в Свердловской области Анна Плюснина DR

Проверить данный комментарий на наличие призыва к насилию и угрозы жизни и здоровью. В результате мне пришел ответ, что дело возбуждать не будут, но комментарии были удалены. Потом, весной 2018-го, мы решили точно так же действовать, обратиться в полицию, чтобы они рассмотрели комментарии на наличие в них признаков экстремизма или призывов к насилию. Я обращалась через сайт МВД. Это было в феврале, а в марте были получены ответы. Пришли три ответа по нескольким комментариям, которые были размещены в разных СМИ. Была проведена экспертиза, по ее результатам было сказано, что действующее законодательство предусматривает ответственность за разжигание ненависти по отношению к трем группам — по признаку нации, расы и религии. Согласно нашему законодательству, поскольку ЛГБТ-сообщество не является социальной группой, ненависть к ним разжигать невозможно.

Если ответ был получен еще в марте, почему информация об этом появилась только спустя полгода?

Потому что я долго думала, что мне с этим делать: подавать ли заявление в суд, обжаловать ли ответ, который я получила. Общалась с правозащитниками, коллегами. И потом, еще в августе, я попробовала подать заявление в Роскомнадзор — уже по другим комментариям. Роскомнадзор просто мне отказал, выслал мне отписки буквально через три дня после обращения. Передо мной встала дилемма: с одной стороны, очень хочется, чтобы этих комментариев не было в публичном пространстве, но, с другой стороны, я считаю, что за комментарии и репосты не стоит подвергать людей уголовной ответственности. Наверное, это основное, из-за чего я не подавала в суд. Потом моя коллега, которая работает со СМИ, сказала: «Давай предложим этот материал журналистам. Может быть, они это возьмут, и, возможно, обсуждение в публичном пространстве позволит как-то минимизировать данные комментарии, или их удалят, или полиция в дальнейшем будет как-то по-другому относиться к подобным заявлениям».

Анна, а что именно вас не устраивает в этих комментариях?

Когда ты заходишь прочитать новости об ЛГБТ-сообществе и видишь кучу комментариев, в которых тебя оскорбляют, в которых пишут, что вас всех нужно изолировать, лечить и так далее, это как минимум неприятно тем людям, которые читают эти комментарии и относят себя к этому сообществу. И второй момент, который указывают некоторые психологи: если человек пишет агрессивные комментарии, направленные на причинение вреда здоровью кого-либо, он может начать с комментариев в сети, а когда поймет, что это безнаказанно, то, вполне возможно, в дальнейшем он пойдет и реализует свои желания кого-то ударить, убить.

Высказывать мнение, которое кому-то неприятно — это одно, вряд ли здесь есть повод подключать правоохранительные органы и удалять такие высказывания. А вот призывы к насилию, тем более, если вы согласны, что они, оставаясь безнаказанными, могут привести к прямым действиям — это уже совсем другое. Закон, по идее, должен это пресекать.

Я придерживаюсь той позиции, что наказывать за комментарии нужно, но не по УК РФ. Пусть ему дают по КоАП штраф или исправительные работы, или все, что угодно, но не Уголовный кодекс.

Я правильно понимаю, что в том ответе, который вы получили, есть ошибки? ЛГБТ признаны социальной группой — об этом говорится в Постановлении Конституционного Суда РФ от 23.09.2014 N 24-П. И сама антиэкстремистская статья 282 не ограничивается признаками расы, национальности или религии, а говорит о возбуждении ненависти и вражды по отношению к любой социальной группе.

Да, представители ЛГБТ признаны постановлением КС социальной группой. И вообще, человек, у которого есть определенная ориентация, гетеро-, гомо- или бисексуальная, относится к социальной группе — по мнению Конституционного суда. И да, 282 статья защищает в том числе представителей ЛГБТ-сообщества и любых других социальных групп. В чем-то я согласна с вами, что я не дошла до конца и не обжаловала действия Центра «Э», хотя были на то основания. Но мои моральные принципы этого не позволяют. Я думаю, что найдутся другие юристы, правозащитники, которые в других регионах смогут сделать то же самое, и, возможно, они дойдут до суда, вплоть до ЕСПЧ.

Что вы посоветуете представителям ЛГБТ, которые сталкиваются с комментариями, где их призывают уничтожать, бить, изолировать? Просто закрыть страницу и забыть?

Ни в коем случае! Я за то, чтобы обращаться в правоохранительные органы, вплоть до Центра «Э». Чем больше будет таких обращений, тем больше у них это будет считаться проблемой и тем быстрее они смогут что-то изменить в этой ситуации.

***

Новость о том, что Центр «Э» не увидел экстремизма в гомофобных комментариях, уже обсудили в соцсетях.

О том, что представители ЛГБТ подвергаются не только оскорблениям и угрозам в интернете, но и гомофобному насилию в реальной жизни, говорят многие правозащитники. Они же свидетельствуют о том, что жертвы зачастую предпочитают не обращаться в правоохранительные органы, так как опасаются огласки и уверены, что им там не помогут. Подтверждением этому может служить история 18-летнего Влада Погорелова из Волгограда. В прошлом году, будучи еще несовершеннолетним, он оказался на так называемом подставном свидании. Он познакомился в «ВКонтакте» с молодым человеком, и тот предложил увидеться.

Влад Погорелов: Мы договорились о встрече, я поехал к нему вечером, это было очень далеко, на окраине города. Это было очень глупо с моей стороны, туда ехать, но я тогда еще не знал, что у нас такое в городе происходит и не был готов. Я приехал где-то в 20:40, мы с ним встретились и пошли гулять. Мы отошли в сторону от остановки. Как оказалось, сзади шли парни, их четверо было. Мы отошли на пустырь, там куда ни пойди — везде меня можно было избить. Эти ребята подошли ко мне сзади, я все еще не был уверен в их намерениях. Там рядом частный сектор, люди живут, могли мимо проходить. Я с опаской ждал, когда они пройдут, стоял к ним полубоком, наблюдая за силуэтами, было темно, лиц не видно. Один из них накинулся на меня и свалил на землю толчком в спину. Я не успел что-то сделать, а когда лежал, было поздно что-то предпринимать. Меня били четверо, я пытался закрыться от ударов, звал на помощь.

Чем били?

Руками, ногами, били в область лица, шеи, тела, спины.

Сильно?

Нет, к счастью. Во время избиения в нецензурной форме спрашивали о моей ориентации. И продолжали бить. Я крикнул им, предложил забрать все, что у меня есть, и отпустить. После чего меня перестали бить трое, а один не остановился и начал меня душить. Душил секунд 30, после чего отпустил, его друзья говорили ему что-то типа «ну, хватит уже». Я выкинул из карманов все по их просьбе — сказали достать все, что есть. Там был телефон, банковская карта, наушники и мелочь. Я ввел им пин-код и графический ключ от телефона, так как они сказали это сделать. После этого они мне сказали подняться с земли, я встал, и кто-то из них сказал мне бежать. Я побежал, добежал до дороги. Попытался поймать попутку, но никто не останавливался. Спустя минуты три подъехал автобус, я сел в него, доехал до основной продольной дороги, пересел на троллейбус. Кондуктор увидела, что меня избили, лицо было все в крови, она позволила мне бесплатно проехать, расспросила о случившимся, дала 20 рублей, чтобы я еще раз пересел на другой транспорт и доехал, куда мне нужно. Пересев на автобус, который, к счастью, работал так поздно, я поехал в седьмую больницу, она была на другом конце города. Меня осмотрел врач и вызвал полицию. Полиция забрала меня со справкой от врача об ушибах. Как оказалось, мама уже подала заявление, и меня искали как без вести пропавшего. Подняли всех моих знакомых, учителей, спрашивали, где я могу быть. Мама звонила мне где-то в 21:00, ответили те, кто меня избил. Как-то странно ответили, ничего не говорили, был слышен только их разговор между собой. Она услышала, что кто-то из них сказал: он пошел в сторону кладбища. После чего она сразу позвонила в полицию.

Что было в полиции?

Привезли меня в отделение нашего Ворошиловского района, спустя полчаса подъехала мама. Написали объяснение и закрыли дело по без вести пропавшему. Сказали, чтобы мы обратились в полицию Тракторозаводского района и подали туда заявление об избиении и краже. Объяснив это тем, что, если мы подадим им, они передадут заявление в тот отдел не скоро, примерно через месяц. Мы согласились и поехали домой. Днем сходили в травмпункт, написали заявление в Ворошиловском ПДН (подразделение по делам несовершеннолетних), нас туда вызвали. Откуда передали это заявление в Тракторозаводской район. Примерно 7-го числа нас вызвали в ПДН Тракторозаводского района, сказали, что им сообщили о случившемся, но заявление еще не пришло. Затем меня опросили и нас отвели в отделение полиции, где снова написали заявление об избиении и краже.

Какой-то эффект от этих визитов и заявлений был?

Избивших меня нашли и разделили это дело на побои и кражу с применением насилия. Спустя восемь месяцев я узнал, что не будет уголовного дела по статье 118 «Побои», что они отделались административным наказанием, двоим дали штраф 5000 рублей, и все. А дело по статье «Грабеж» закрыто за отсутствием состава преступления.

Полиция как-то объяснила это решение?

Там было написано, что у них не было умысла брать у меня этот телефон — они только телефон нашли у них дома. Сказали, что я сам типа убежал, сам оставил этот телефон, и никто у меня ничего не хотел воровать. Так они это объяснили и закрыли дело по статье «Грабеж». О побоях сказали, что это административное нарушение, штраф 5000. Не знаю, почему только двоим его выписали. На допросе они, как сказал следователь, избили меня из-за ненависти. Утверждали, что ненависть их именно по признаку ориентации. По идее, это должно быть отягчающим, но как-то нет…

Вы жаловались на действия полицейских?

Жаловались в прокуратуру того же района, нам ответили, что все законно, никаких нарушений не нашли в расследовании.

Как вы думаете, почему с ними обошлись столь мягко?

Во-первых, начальник отдела дознания не очень хорошо относится ко мне лично. У меня есть аудиозапись, где он говорит о своем отношении к этому всему. Он сказал, что меня не просто так избили. Спросил у нас, за что меня избили — «его же не просто так избили, а за то, что пришел встретиться с парнем». То есть в его понимании это нормально — то, что меня избили. И еще сказал, что не может защищать таких людей, как я, — нетрадиционной ориентации.

Почему вы не стали жаловаться дальше на эти действия и слова?

Мы как раз сейчас с «Российской ЛГБТ-сетью» готовим жалобы в различные ведомства.

Влад, вам приходилось видеть в интернете призывы к расправе над представителями ЛГБТ, комментарии, авторы которых считают, что геев нужно уничтожать, избивать?

Да, конечно, видел.

Как вы думаете, от этих слов до конкретных действий — далеко?

Нет, абсолютно недалеко. Если у нас в стране наказывают за репосты различных сообщений и так далее, почему не наказывают за такие вещи, когда призывают к физической расправе над определенной социальной группой? Почему? Ведь никто же не несет ответственности за такие комментарии!

Какое наказание вам кажется было бы справедливым за такие призывы?

Штрафа, я думаю, хватило бы. От тысячи и выше.

Как вы думаете, на вас напали, потому что вы гей, или просто воспользовались этим, чтобы ограбить, надеясь, что вы не станете обращаться в полицию?

Я думаю, меня ограбили, пользуясь случаем — у них не было этого в планах сначала. Они хотели избить меня из-за моей ориентации. Но я предложил им забрать мое имущество, чтобы они перестали меня бить.

Какого возраста эти парни?

16–18 лет.

Откуда в них такая агрессия по отношению к геям?

Я думаю, потому что у нас в стране такое воспитание, гомофобное по большей части.

Это идет из семьи или от общества, от государства?

Оно идет от общества и от власти, потому что в 2103 году был принят гомофобный закон. После этого, кстати, в Волгограде было убийство, даже несколько убийств. Так что, я думаю, это идет от власти, власть же поддерживает такие настроения, не наказывает.

А почему, как вы думаете?

Не могу этого знать, даже предположить.

***

Житель Подмосковья в данный момент пытается добиться расследования вмешательства в свою частную жизнь: кто-то из коллег взял его телефон и скопировал интимную переписку с мужчинами, а также интимные фото в общий чат предприятия. Пострадавший обратился с заявлением в Следственный комитет, но получил отказ. На днях стало известно, что Мытищинский суд признал этот отказ незаконным. Юристы московской ЛГБТ-инициативной группы «Стимул», представляющие интересы пострадавшего, готовы дойти до ЕСПЧ.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.