Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 19/10 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 19/10 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 18/10 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 18/10 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
РОССИЯ

Мишель Ельчанинофф: «Франция могла бы делать куда больше для спасения Сенцова»

media  
Мишель Ельчанинофф (слева) перед российским посольством в Париже, 19 сентября 2018 года DR

20 сентября — 130-й день голодовки Олега Сенцова. С минувшей пятницы перед посольством России в Париже французские кинематографисты, писатели и философы проводят акцию в поддержку украинского режиссера. Сменяя друг друга, они по очереди голодают и ночуют в палатке, разбитой в сквере напротив здания российской дипмиссии. В среду, 19 сентября, голодовку держал Мишель Ельчанинофф, французский философ, писатель и глава ассоциации «Новые диссиденты», инициировавший во Франции кампанию в защиту Сенцова. В интервью RFI Ельчанинофф рассказал о «цепной голодовке» французских интеллектуалов, реакции посольства и необходимости мобилизации со стороны французских властей.

RFI: Что вы можете сказать после одного дня голодовки?

Мишель Ельчанинофф: Это, конечно, ничто по сравнению с настоящей голодовкой. Наши однодневные голодовки — это в первую очередь символ. Мы чувствуем на себе миллионную долю того, через что проходит сейчас Олег Сенцов. Поэтому, с одной стороны, это незначительно, смехотворно, но, с другой стороны, это акт солидарности. В каком-то смысле мы тоже используем наше тело для того, что донести и этический, и политический месседж.

Для тех, кто участвует в нашей голодовке, прийти сюда, ночевать здесь в палатке, не есть и не пить в течение суток — это способ чуть сильнее продемонстрировать свою солидарность с Олегом Сенцовым.

Как вам кажется, такая акция, как ваша, вызывает больше реакции в обществе, чем обычные манифестации?

Я думаю, что все акции в поддержку Олега Сенцова, все кампании, которые проводят Amnesty International и другие большие ассоциации, все известные общественные деятели, которые вот уже многие месяцы выступают в его защиту одинаковы ценны. Все-таки надо понимать, что речь идет об украинском кинорежиссере, который был почти не известен во Франции, но такое количество известных людей, писателей, режиссеров, философов выступают в его защиту, хотя еще несколько месяцев или лет назад не знали, кто он такой. И это уже очень много значит. Это значит, что во всем мире есть люди, которые интересуются, сопереживают и поддерживают людей, которые страдают где-то очень далеко.

Мы живем в очень беспокойные времена, возможно, это переломный момент: авторитарные режимы наступают все сильнее и действуют все более агрессивно. Многие люди начинают осознавать, что мы переживаем переломный момент, и пытаются организовать мирное сопротивление. Меня очень трогает то, что столько людей поддерживают украинского режиссера, чьи фильмы они, может быть, никогда и не видели, но который стал символом протеста против аннексии Крыма. А кроме того, это важно для нас самих, живущих далеко от России и Украины: мы должны понимать, что сегодня нужно бороться за демократические ценности, свободы и отказ от авторитаризма.

Как в российском посольстве реагируют на ваше присутствие здесь?

Насколько мне известно, российское посольство обратилось к властям, чтобы выяснить, что мы здесь делаем. В любом случае, наше присутствие здесь с плакатами Save Oleg Sentsov и Free Sentsov очень заметно. Мы не скрываем того, что хотим доставить им беспокойство. Напомнить им, что российские власти могут предпринять какие-то действия, чтобы спасти Олега Сенцова, и что есть люди, неравнодушные к его судьбе. Мы хотим, чтобы те, кто работает в посольстве, передали российским властям, что повсюду, в том числе во Франции, люди мобилизуются в поддержку Сенцова.

В феврале вы пришли в российское посольство вместе с экс-министром юстиции Франции Кристиан Тобира и послом Франции по правам человека Франсуа Крокеттом и передали петицию в поддержку Олега Сенцова. Получили ли вы ответ от российских властей?

Нас принял сотрудник посольства и пообещал, что передаст петицию российским властям. Мы не получили никакого ответа. Но самое страшное, что многочисленные просьбы президента Франции освободить Сенцова также остались без ответа. Эмманюэль Макрон говорил с Владимиром Путиным с глазу на глаз и публично, писал ему, звонил, и пока не получил ответа. В середине августа Путин сказал французскому президенту, что подумает, но так и не ответил. Это показывает, как сложно заставить Владимира Путина отреагировать на случай крымского режиссера, который может умереть через несколько дней.

Вы говорили с Эмманюэлем Макроном в мае этого года, накануне его визита в Россию. Как вам кажется, Франция уже исчерпала дипломатические возможности для того, чтобы спасти Сенцова, или на государственном уровне можно сделать что-то еще?

Франция могла бы сделать гораздо больше. Могла бы потребовать ответа, который обещал дать Владимир Путин. Необходима куда более активная мобилизация французских властей, как со стороны администрации президента, так и со стороны МИДа, чтобы этот ответ получить. Сейчас мяч на стороне Владимира Путина. Мы ждем, как он отреагирует.

Наша акция возле посольства — это также способ обратиться к нашим политикам, к президенту и к депутатам и потребовать от них действий. Они должны понять, что речь идет не о борьбе за одного человека или за права человека в целом, а о борьбе за демократические ценности перед лицом беспрецедентного наступления авторитаризма. Борьба за Олега Сенцова — важная, символическая часть общей борьбы за наши ценности. Поэтому я думаю, что власти Франции могли бы сделать куда больше, чем делают сейчас.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.