Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 23/09 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 23/09 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 23/09 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 23/09 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
РОССИЯ

Le Monde: Возвращение политкомиссаров

media  
Вход на полигон Алабино, Международные армейские игры 2018, Россия. REUTERS/Maxim Shemetov

30 июля, к столетию Главного политуправления Красной армии, Владимир Путин подписал указ о создании ГВПУ — Главного военно-политического управления Вооруженных сил Российской Федерации. В Министерстве обороны появилась новая должность 11-го замминистра — начальника этого управления — которым стал генерал-полковник Андрей Картополов.

«Кроме нескольких специализированных журналов, эта новость не вызвала широкого распространения. И тем не менее, эта новость важная», — написала по этому поводу Le Monde. В своем номере от 13 августа газета вспоминает историю создания Главного политуправления Красной армии в 1918 году. Политкомиссары стали «одним из самых ярких символов советской эпохи», пишет Le Monde, а само управление постепенно «трансформировалось в подобие полиции нравов для советских офицеров» вплоть до своего исчезновения в 1991 году.

Наследие прошлого не скрывается, а наоборот, подчеркивается при создании ГВПУ. Еще в феврале этого года заместитель председателя Общественного совета при Минобороны России Александр Каньшин обрисовал общие контуры будущей организации. «Было бы целесообразно создать этот политико-идеологический организм на базе существующих структур, унаследованных от ГПУ», — сказал он.

«Зачем российской армии возвращаться к такому старому символу?» — задается вопросом газета. Тем более, что в рядах самой армии эта структура была далеко не популярна. В задачи новых «политкомиссаров» не входит слежка за солдатами, уверяют в Минобороны. Их главная задача — быть первыми на фронте «информационной войны». Термин «информационная война» стал особенно «дорог» новым российским стратегам, пишет по этому поводу газета Le Monde. «В условиях глобального информационно-психологического противоборства неизмеримо возрастает роль морально-политического единства армии и общества», — убежден Александр Каньшин. По его мнению, без мощной системы идеологического воспитания армию строить нельзя.

Что будет включать в себя это новое идеологическое воспитание? Это понятие для российских властей еще довольно неопределенно. «Если в советский период оно было очевидным, когда политкомиссары разъясняли войскам линию коммунистической партии, то сегодняшней России трудно выработать официальную идеологию», — комментирует газета. И продолжает: «России Владимира Путина проще определить то, чем она не является, нежели тем, что есть она, противопоставляя себе стратегически агрессивный и морально разлагающийся Запад».

«Наши западные недруги предпринимают многое для дискредитации облика России и российской армии — мы должны давать таким попыткам достойный отпор, создавать здоровый противовес», — газета приводит в подтверждение цитату председателя комитета Совета Федерации по обороне Виктора Бондарева.

Передвижная часовня на Международных армейских играх, Псковская область. август 2018. REUTERS/Maxim Shemetov

Подключение армии к патриотическому воспитанию стало постоянной темой в российской политике, оно даже получило термин «военный патриотизм». В 2016 году была создана «Юнармия». Православная церковь также подключилась к теме военного патриотизма. Так, 13 июля Патриарх Кирилл провел инаугурацию военной фотовыставки, открытой в здании церкви. «Такой военный патриотизм имеет значительное преимущество: он позволяет примерить противоречивые страницы российского прошлого — имперского и советского — с современной Россией», — пишет Le Monde.

И эта новая идеология уже дает первые результаты. Согласно проведенному в 2010 году опросу, лишь 22% россиян считали профессию военного «престижной». В 2018 году их было уже 60%.

Дети на полигоне Алабино, июль 2018. REUTERS/Sergei Karpukhin

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.