Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 20/08 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 20/08 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 20/08 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 20/08 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
РОССИЯ

Станислав Белковский: Трамп не пойдет на союз с Россией в пику Европе и НАТО

media  
Дональд Трамп и Владимир Путин встречаются в Хельсинки 16 июля Mikhail KLIMENTYEV / SPUTNIK / AFP

Политолог Станислав Белковский о том, почему российско-американский саммит в Хельсинки не перевернет Вселенную, почему Дональд Трамп не пойдет на союз с Россией и о том, что могут непублично обсудить два лидера, презирающих политкорректность.

Станислав Белковский о российско-американском саммите в Хельсинки 13/07/2018 - Ксения Гулиа Слушать

RFI: Предстоящий саммит в Хельсинки многим кажется странным. Сложилась такая парадоксальная ситуация, что президент США вроде бы выступает как лидер западного мира, но многие на Западе не признают за Дональдом Трампом этой роли. В Европе многие смотрят на эту встречу с тревогой, опасаются, что Трамп на ней не донесет позицию союзников, а может и вовсе вступить в какой-то альянс или сговор с Москвой. Такой альянс вообще возможен?

Станислав Белковский: На мой взгляд, никакого альянса между Дональдом Трампом и Владимиром Путиным не будет. Действительно, на международной арене Дональд Трамп действует достаточно деструктивно, ставя под сомнения основы основ трансатлантического сотрудничества, в частности структуры НАТО и взаимодействие в рамках НАТО, взаимоотношения США с Евросоюзом как с первейшим союзником. Но это все не имеет отношения к России.

Известно, что практическая политика администрации Трампа в отношении России и США при Трампе в отношении России была даже жестче, чем даже при 44-м президенте США Бараке Обаме. Санкции только ужесточались. Конгресс принял решение о том, что отменить или смягчить эти санкции без него невозможно. Дональд Трамп выступает против «Северного потока-2», стремясь заместить российский трубопроводный газ на европейском рынке сжиженным природным газом из США. Трамп вовлекает Россию в торговую войну. Конечно, главным ее объектом является Китай, на втором месте Евросоюз, но и Россия здесь тоже попала под раздачу. Поэтому я не считаю, что Трамп пойдет на союз с Россией в пику Европе и странам НАТО. Его борьба с Европой и странами НАТО связана с его личной оценкой интересов США, но не стремлением вдруг неожиданно возвести Путина на трон.

А зачем саммит в Хельсинки нужен Дональду Трампу?

Саммит в Хельсинки нужен Дональду Трампу, потому что он хочет показать, что он самостоятельный политик, что США при нем действуют абсолютно самостоятельно, не оглядываясь на позицию партнеров по НАТО, не оглядываясь на Евросоюз, ООН и кого-то еще. И поэтому он может встречаться с кем угодно для достижения реализации интересов Вашингтона.

Исходя из этих же позиций он встречался в Сингапуре с северокорейским диктатором Ким Чен Ыном, а сейчас встречается с Владимиром Путиным в Хельсинки. Но как встреча с Ким Чен Ыном носила совершенно ритуальный характер и просто была демонстрацией того, что у Трампа нет психологических барьеров при контактах с любого типа лидерами, таким ритуальным будет и свидание с Владимиром Путиным в Хельсинки.

Если говорить о саммите с Ким Чен Ыном, Трамп привез с него ни много ни мало обещание отказаться от ядерного оружия со стороны КНДР. Что может стать таким прорывом на переговорах с Путиным, учитывая, что Трамп любит казаться эффективным, результативным?

На саммите с Северной Кореей в Сингапуре никаких договоренностей зафиксировано на бумаге не было. Это была система устного обмена мнениями, которая в итоге свелась к существенно разному пониманию итогов саммита США и КНДР. Представители Северной Кореи, в том числе и в ходе недавнего визита нового государственного секретаря Майкла Помпео в Пхеньян, заявили, что готовы говорить только о постепенной денуклеаризации в ответ на определенную систему встречных шагов США, которая еще не проговорена и не определена.

У Дональда Трампа есть несколько задач, связанных с Россией и президентом Путиным. Во-первых, получить гарантии невмешательства Москвы в выборы всех уровней в Соединенных Штатах. Вряд ли удастся зафиксировать это в каком бы то ни было документе, потому что Путин не признает и никогда не признает факт былого вмешательства. Он уже заявил, что даже если будет доказано, что нечто подобное делал его повар Евгений Пригожин (которому принадлежит так называемая «ольгинская фабрика троллей», заподозренная правоохранительными органами США в таком вмешательстве), то по собственной частной инициативе и без какой бы то ни было инициативы со стороны государства.

Второе — это Сирия. Здесь важна позиция третьей стороны, которая формально в переговорах не участвует, — Израиля. А Трамп уже позиционировал себя как ближайший друг Израиля, более тесный и близкий союзник, чем его предшественники, особенно Барак Обама. Да и Владимир Путин тяготеет к альянсу с Израилем, хотя это не всегда декларируется публично. Как США, так и Израиль заинтересованы в том, чтобы иранские войска и связанные с Ираном вооруженные формирования полностью ушли из Сирии. У России нет такого влияния на Иран, чтобы заставить его полностью эвакуироваться из Сирии. Тем более что для Ирана Сирия — это очень важная территория влияния, а сохранение шиитского режима в Дамаске — жизненно важный вопрос. Но, скажем, обеспечить линию безопасности на юге Сирии и на сирийской части Голанских высот, которая страховала бы Израиль от неприятностей, США и Россия вместе могут. Это тоже может быть предметом обсуждения, как и еще несколько вопросов подобного порядка.

Но никакого крушения Вселенной, формирования какого-то военно-политического альянса, противостоящего остальному миру, конечно, в Финляндии не будет, и здесь не надо хвататься за сердце. Только что закончившийся саммит НАТО показал, что несмотря на всю грозную риторику ему предшествовавшую, несмотря на скандал на саммите «Большой семерки» в Квебеке, который Трамп покинул, не подписав итоговое коммюнике, основы основ не подверглись никакой эрозии. Было просто зафиксировано, что страны НАТО должно повысить свои расходы на оборону до 2% к 2024 году, о чем договорились еще при Обаме.

Вы напомнили про две важные темы — вмешательство в выборы и Сирия. Еще одна тема — это Украина. Возможен ли здесь какой-то компромисс?

Нет, я не вижу никакого пространства для компромисса. Ясно, что Крым Владимир Путин не отдаст ни при каких обстоятельствах. Это для него закрытый вопрос, а не тема для дискуссии. А что касается войны на юго-востоке Украины, инспирированной Россией еще в 2014 году, то здесь формально все сводится к исполнению так называемых Минских соглашений. А Минские соглашения принципиально неисполнимы. Для того, чтобы в этом убедиться, достаточно один раз их прочитать.

Они предполагают передачу Украине контроля над участками границы отельных районов Донецкой и Луганской областей, где ныне владычествуют сепаратисты из «ДНР» и «ЛНР», поддерживаемые Москвой, после выполнения двух пунктов Украиной. А именно: принятие законодательства об особом статусе этих территорий в составе Украины и проведения на этих территориях выборов по украинским законам. Ни первое, ни второе невозможно в принципе. Это замороженный конфликт, который не разморозиться в обозримой исторической перспективе. И в Хельсинки в этом смысле обсуждать нечего.

А могут ли повыситься шансы обмена заключенными между Россией и Украиной после этого саммита?

Я думаю, что это не зависит напрямую от саммита в Хельсинки, поскольку Путин не принимает никаких решений под давлением, в том числе и под давлением Трампа. Если уже принято решение обменивать (а посредником по обмену является близкий личный друг и даже родственник Путина Виктор Медведчук, бывший руководитель администрации президента Украины и лидер движения «Украинский выбор»), то он может быть приурочено к встрече в Хельсинки 16 июля. Но сам по себе российско-американский саммит не будет причиной принятия таких решений, а только поводом для их оглашения.

Тем более, что Дональд Трамп, как шоумен, который может менять свою позицию достаточно часто — хоть два раза в день — что присуще человеку с психотипом шоумена вообще, и который не придает словам того значения, какое им придает профессиональный политик, может наговорить Путину каких-то жутких личных комплиментов. Я думаю, что во время встречи тет-а-тет они перемоют кости европейским лидерам, поговорят о том, насколько Ангела Меркель и Тереза Мэй не отвечают стандартам женской красоты, например, а с другой стороны — насколько европейские лидеры недееспособны и недоговороспособны, после чего в публичной части переговоров все вернется в нормальное спокойное русло. Но непубличный разговор двух лидеров, презирающих политкорректность, может их сблизить психологически и тем самым размягчить ситуацию. Но опять же это не означает, что мы должны ожидать какого-то политического прорыва или перехода современного мира в иное измерение в результате этого во многом формального и ритуального саммита в Финляндии.

В России разные группы властей заинтересованы в такой разрядке на фоне непопулярных реформ?

Путинские элиты во многом заинтересованы. Они заинтересованы в том, чтобы не попасть под санкции, а те, кто попал, — чтобы выйти из-под санкций. Российская экономика объективно заинтересована в том, чтобы вернуться на международные рынки капиталов и технологий.

Но пока Владимир Путин у власти с этим ничего нельзя сделать. Путин — абсолютный монарх. Его нельзя переизбрать. Он может уйти с трона только тремя путями. Первый — в случае добровольного отказа от власти. Второе — в результате естественной смерти. И третье — в результате дворцового переворота. Оценивать вероятность любого из этих трех сценариев мы пока не можем. Но пока они не реализовались, общая генеральная линия России в вопросах политического и военного взаимодействия с Западом останется в принципе неизменной. Возможны точечные, локальные отклонения, но не кардинальная смена курса.

На фоне этого ажиотажа вокруг саммита в Хельсинки на второй план отошла еще одна встреча Владимира Путина — с французским президентом Эмманюэлем Макроном, которая должна состояться на финале чемпионата мира. Как вы оцениваете контакт, который сложился между Путиным и Макроном. И чего можно ждать от этой встречи на финале чемпионата мира, куда вышла французская сборная?

Ничего существенного. Эмманюэль Макрон уже неоднократно подчеркивал, что он находится в фарватере принципиальных решений, принимаемых Ангелой Меркель. Они выступают за одно, как две самые влиятельные старые державы Евросоюза. Психологически, конечно, прежние лидеры Франции, такие как Жак Ширак и особенно прожженный бизнесмен Николя Саркози для Путина были наиболее приемлемы. Но уже со времен Франсуа Олланда он знал, что ему некомфортно работать с французскими лидерами. Поэтому опять же будет какой-то обмен любезностями с одной стороны и констатация противоречий — с другой. Но никакого прорыва — ни в положительном, ни в отрицательном смысле.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.