Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 21/08 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 21/08 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 21/08 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 21/08 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
РОССИЯ

Срок в обмен на перспективу

media  
Экс-координатора штаба Навального в Сочи отпустили под подписку о невыезде. В течение десяти дней ему должны предъявить обвинения. Штаб Навального в Сочи

Из прибрежного курорта и мечты советского человека Сочи за последние несколько лет превратился в новую витрину путинской России. Город на черноморском побережье воплощает сегодня амбиции действующей власти. В благополучном Сочи довольно низкая социальная активность: в полумиллионном городе большим считается митинг на 200 человек, и такие митинги здесь редки. Анна Строганова отправилась в Сочи и поговорила с местными активистами, правозащитниками и адвокатами о том, как они живут в условиях растущего давления. История Костантина Зыкова, бывшего координатора сочинского штаба Навального, должна была быть второй в серии материалов о южном городе. Однако 20 апреля стало известно, что Зыкова заподозрили в изготовлении поддельных платежных документов и в ближайшие дни могут предъявить обвинение.

«Если раньше я был занят исключительно личными проблемами и не видел дальше пары месяцев вперед, то теперь свет в конце туннеля окончательно виден. Чувство тупика преобразилось в ощущение перспективы». Мы сидели в сочинском штабе Навального на улице Роз и координатор штаба Константин Зыков рассказывал, как за несколько месяцев работы в команде Навального изменилось его мировоззрение. Через несколько дней Россию ждали президентские выборы, и Зыков готовился быть на них наблюдателем.

Спустя два дня после этого разговора 27-летний координатор вместе с женой возвращался домой после вечерней лекции для наблюдателей. Дело было уже за полночь. Они поднялись на лифте на десятый этаж, Костя открыл дверь и пропустил жену вперед. В этот момент из-за угла лестничной клетки на них выбежала толпа мужчин в штатском. Человек 10-12. Никто из них не представился, и когда Зыков закричал: «Кто вы такие?! Что вам надо?!», один из этих людей ответил: «Полиция. Обыск».

Жена Кости, Таня, побежала внутрь квартиры, чтобы позвонить адвокату Александру Попкову и предупредить его об обыске. Как назло, у обоих в этот момент практически полностью разрядились телефоны. В это время один из полицейских в штатском начал зачитывать Зыкову постановление об обыске. А второй, со слов Зыкова, бросился за его женой, схватил ее за куртку, швырнул о стену и отнял телефон. На крики жены Костя тоже ринулся вглубь квартиры, оттащил ее в угол, прекрасно понимая, что «простому человеку» ни в коем случае нельзя трогать полицейского. «Когда происходит такое беззаконие, внутри тебя борются чувства: хочется и защитить жену, и ты понимаешь, что если тебя сейчас надолго упрячут за решетку, ты уже точно ничем ей не поможешь, — рассказывает Зыков. — Поэтому все, что оставалось делать, это хоть каким-то образом попытаться включить телефон, позвонить адвокату, потребовать соблюдение закона».  В ответ на требования соблюдать закон Костю тоже отшвырнули к стене и пригрозили, что он будет гнить в лесу.

25-метровую квартиру перевернули вверх дном. У Тани случился нервный срыв. Среди присутствующих Костя узнал одного из полицейских, главу службы участковых инспекторов Центрального района Сергея Коваленко. Он, рассказывает Зыков, был «частым гостем» в штабе Навального, и теперь стоял у них в квартире и кричал его жене «заткнись», пока та не могла справиться с рыданиями. Обоих, Костю и Таню, швырнули на голый бетонный пол лицом вниз. В квартире шел ремонт, и полы еще не были сделаны. Так они пролежали около часа. Сам обыск длился два с половиной часа. Полицейские вывернули даже мешки со строительным мусором.

Костя и Таня Зыковы переехали в Сочи летом 2016 года из Саратова. Оба увлекаются горнолыжным спортом, здесь все было под рукой. Зыков учился на инженера-физика, работал в нефтяной промышленности, затем открыл с друзьями маленькую фирму компьютерных услуг. Политикой почти не интересовался. На выборах 2012 года голосовал за Жириновского — «ради смеха». Хотя говорит, что всегда чувствовал, что происходит в стране: «Когда ты едешь в разбитом автобусе по разбитой дороге, невольно задумываешься о том, как так получилось». Весной 2017 года он посмотрел фильм-расследование Алексея Навального «Он вам не Димон» и решил стать волонтером. Отправлял пожертвования в ФБК, а потом увидел вакансию координатора штаба в Сочи. Для Кости это стало знаком. Он обсудил перспективы ухода в политику с женой, поискал информацию об уже работающих штабах и понял, что хочет этим заниматься. Его кандидатуру утвердили, и он принялся искать помещение для будущего штаба.

Штаб Навального в Сочи начал работать 31 июля 2017 года — утром еще докрашивали стены, а вечером открывали, — и просуществовал восемь месяцев, до 31 марта. После президентских выборов его было решено закрыть из-за финансовых трудностей, как и ряд других штабов по всей России. В сочинском отделении официально были трудоустроены двое — Зыков и его заместительница Олеся Христосенко. Еще около пяти человек постоянно работали в штабе на волонтерской основе. «Достаточно долго на нас практически не обращали внимания. Август и сентябрь у нас получились очень плодотворными, — рассказывает Зыков. — Мы выходили в пикеты, раздавали огромное количество агитационного материала. Однажды мы поставили куб на площади Южного мола (одно из самых посещаемых мест в городе), стояли шесть часов, поговорили с огромным количеством людей, и после этого нас заметили так, что стали запрещать все».

Первые десять суток ареста Зыков получил в октябре 2017 года. Его признали виновным в нарушении порядка организации митинга. Второй раз — после того самого обыска и четырехчасового допроса в отделении полиции — Костя получил всего трое суток. Как раз на время президентских выборов — 18 марта он должен был быть наблюдателем в ТИК. В целом, несколько волонтеров за восемь месяцев работы штаба успели как минимум по два раза посидеть в тюрьме. 20-летняя Олеся Христосенко, например, получила восемь суток административного ареста за публикацию в соцсетях фотографии на крыльце штаба.

За эту фотографию Олесю Христосенко приговорили к 8 суткам ареста, признав снимок доказательством организации незаконной акции Штаб Навального в Сочи

Об обыске и о том, что происходило той мартовской ночью в квартире Зыковых, Александр Попков узнал уже на следующий день, когда Костю привезли в суд. Адвокату позвонила секретарь судьи после того, как стало ясно: задержанному так и не удалось предупредить защитника о случившемся. Зыкова и его жену обвинили в неповиновении полиции. Доказательствами в суде служили два, до орфографических ошибок идентичных друг другу полицейских рапорта.

Выяснилось, что постановление об обыске мотивировано возбужденным в отношении неназванных лиц уголовным делом об изготовлении поддельных платежных документов.  Косте и его жене объяснили, что они проходят свидетелями. Дело оказалось связано с той самой маленькой фирмой, которую когда-то открыл, а потом ликвидировал Зыков. На допросе в полиции, где их с Таней развели по двум разным помещениям, Костю, по его словам, больше четырех часов допрашивали не по неожиданно возникшему уголовному делу, а журили за работу в команде Навального. «Мне говорили, что я слишком молод, что мне промыли мозги, спрашивали, зачем я играюсь в политику и иду против системы, — рассказывает он. — До этого они в течение полугода всячески пытались ко мне подступиться. То меня пытались обвинить в том, что я якобы уклоняюсь от армии. То они пытались привязаться ко мне, что якобы я уклоняюсь от уплаты налогов, что я тут работаю не по трудовому договору, что я получаю серую зарплату. Копали-копали-копали и вот нашли фирму. Потом выяснилось, что они обзвонили абсолютно всех контрагентов, с которыми мы работали».

До середины апреля история с уголовным делом оставалась неясной, жалоба на обыск поступила в краевой суд, а Константин Зыков с соратниками по штабу собирался создавать в Сочи новое общественное движение, уже никак не связанное с командой Навального. Перспективу он видел в том числе и в организации избирательных кампаний для нового поколения муниципальных депутатов. Но 20 апреля из свидетеля Константин Зыков стал подозреваемым. Накануне к нему снова пришли сотрудники правоохранительных органов (один из них уже присутствовал при первом обыске) и вручили постановление о приводе свидетеля.

В этот раз полицейские позволили ему позвонить адвокату. Отвезли в участок и допрашивали в течение двух часов, после чего отпустили под подписку о невыезде. По статье о «неправомерном обороте средств платежей» (ч. 1 ст.187 УК РФ) Зыкову грозит до шести лет тюремного заключения с конфискацией имущества. «Что-то конкретное пока не предъявлено, — рассказал защитник Зыкова Александр Попков. — Общий текст, что какие-то деньги куда-то переводились. Какие конкретно ему инкриминируются действия, непонятно». Попков «однозначно» связывает это дело с деятельностью Зыкова в штабе Навального. По словам адвоката, Костя собирался в пятницу улететь в Москву и привод был вызван исключительно планируемым отъездом.

В адвокатской практике Попкова «это нечто новое»: «У нас очень часто возбуждались уголовные дела с целью выдавить людей за пределы Краснодарского края. После этого уголовные дела прекращались. Здесь ситуация иная. Когда мы сидели со следователем, три оперативника дежурили за дверью кабинета, пока мы все не подписали. Человека не выпускают. Причем рьяно».

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.