Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 15h00 - 15h10 GMT
    Выпуск новостей 15/07 15h00 GMT
  • *Передача RFI 15h10 - 16h00 GMT
    Дневная программа 15/07 15h10 GMT
  • *Новости 18h00 - 18h10 GMT
    Выпуск новостей 15/07 18h00 GMT
  • *Передача RFI 18h10 - 19h00 GMT
    Дневная программа 15/07 18h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
РОССИЯ

Больше не убежище: как Франция начала высылать чеченцев

media Панорамный вид на Грозный-Сити и мечеть «Сердце-Чечни». 14 апреля 2012 г. AFP/ STR

В конце мая 2017 года во время встречи с Владимиром Путиным президент Франции Эмманюэль Макрон пообещал, что Москва и Париж будут вместе следить за соблюдением прав человека в Чечне. Тем временем, как рассказали RFI  правозащитники, Франция впервые за последние 20 лет начала высылать чеченцев. С сентября 2016 года по февраль 2018-го на родину отправились по меньшей мере четверо выходцев из Чечни, еще десятки находятся под угрозой выдворения.

37-летний Оливье Ришар — обычный парижанин, работает водителем в частной компании, женат, воспитывает троих детей. Чтобы обеспечить семью, иногда подрабатывает — то таксистом в Uber, то охранником. Например, во время Кубка Европы по футболу он охранял фан-зону у Эйфелевой башни. Пожалуй, единственным необычным фактом в биографии месье Ришара является место рождения: город Гудермес, Чечено-Ингушская АССР.

«Мне тогда было 22 года, я был военнообязанный, шла война в Чечне, но наша семья жила в Черкесске, — за чашкой кофе в „Старбаксе“, возле библиотеки Франсуа Миттерана в 13-м округе Парижа, Оливье объясняет мне причину своего отъезда из России. — Не было большой разницы — Франция, Германия, Норвегия. Вначале я хотел поехать в Германию. Потому что там были хорошие машины. Я очень любил машины, пока был маленький, хорошо разбирался в них. Но во Франции уже были какие-то знакомые».

Шамиль Солтамурадов Фото из личного архива

До 2009 года Оливье Ришара звали Иса Солтамурадов. «Мое имя — Иса — французы читали через „з“ и получалось сокращение от „Изабель“. И я получал часто письма с обращениями „Мадам, Мадмуазель“. А фамилию вообще никто не мог прочитать. И с таким именем и фамилией в резюме я вообще ни разу не нашел работу». Поэтому при получении французского гражданства Иса поменял имя и фамилию. «Когда я приехал, конечно, было трудно, — продолжает Иса. — Я и на улице ночевал, без денег, без документов. Мне мои чеченцы помогали. Я устроился у одного марокканца, который добровольно помогал „Чеченскому комитету“ и был готов принять чеченскую семью, которая бы нуждалась в жилье. Теперь он уже женился и уехал обратно в Марокко, я женился…».

Когда Иса обосновался во Франции, он захотел помочь уехать из Чечни младшему брату Шамилю, у которого также, как когда-то у него самого, наступил призывной возраст. Одним из путей для чеченцев в Европу был билет Стамбул-Касабланка. Во время пересадки в Париже они выходили и сдавались пограничной полиции. «Это длилось в течение года, но потом канал закрылся. Я купил два билета через Париж до Касабланки. Меня на рейс пустили, а Шамиля нет», — рассказывает Иса. Однако от своего плана братья не отказались. Минск, Брест, Тересполь, Дрезден — дорога длилась больше полугода, и в ноябре 2016-го Шамиль оказался во Франции.

***

«Брата задержали в апреле 2017 года в префектуре на Порт де Клинянкур», куда он пришел подавать прошение об убежище, а 14 февраля 2018 года Шамиль был выслан в Россию через Германию. С тех пор Иса Солтамурадов, он же Оливье Ришар, ничего не знает о судьбе младшего брата. «Французские власти все заранее приготовили, чтобы его отправить, — уверен Иса. — Ведь если у человека на руках нет загранпаспорта, чтобы сесть на самолет, то посольство выдает ему какую-то бумагу, и я не думаю, что это за два часа делают. То есть они заранее это все подготовили, купили билеты — из Парижа во Франкфурт, из Франкфурта в Москву».

Не могут получить никакой информации о Шамиле и российские правозащитники. «Мы потрясены тем, что произошло с Шамилем Солтамурадовым, и не можем объяснить себе это ни с точки зрения международного права, ни с точки зрения гуманизма и здравого смысла», — говорится в письме главы фонда «Гражданское содействие» Светланы Ганнушкиной, адресованном президенту Франции и канцлеру Германии, с которым удалось ознакомиться RFI. Под письмом также стоят подписи руководителей «Лиги прав человека» и «Международной федерации за права человека».

Я просто надеялся на справедливость со стороны европейцев. Но сейчас я понял, что французы настолько испуганы, что не могут даже нормально разобраться, кто виноват, а кто не виноват.
Иса Солтамурадов, брат Шамиля

Россия начала предпринимать попытки вернуть Шамиля Солтамурадова на родину еще несколько лет назад. Первый запрос на экстрадицию был сделан в Интерпол в 2016 году. «Чтобы попасть в Польшу, он подал на границе прошение об убежище, но ответа не дождался, потому что мы решили, что нужно ехать во Францию», — так Иса объясняет, почему его брат провел полгода в немецкой тюрьме, прежде чем добраться до Франции. «Там, в Польше, земляки снимают машину и едут в Германию, Австрию, повсюду. И он уехал, как и все. Но по дороге их остановила немецкая полиция, пришлось ему попросить убежище еще и в Дрездене, там его и задержали по запросу России», — говорит он.

«В 2010 или 2011 году у моего брата в Черкесске был конфликт, подрался с местными жителями. Ему пришлось уехать в Грозный, а в 2014 году он уехал в Турцию», — пересказывает свою версию событий старший брат Иса. По версии же ФСБ Карачаево-Черкесии, в августе 2014 года, прибыв в Турцию, Шамиль отправился в учебный лагерь джихадистов ИГ «Муаскар Сабри», недалеко от города Табка, на севере Сирии, где до марта 2016 года проходил «физическую и психологическую подготовку» к террористической деятельности и «состоял в незаконных вооруженных формированиях, чья деятельность направлена против интересов РФ».

«В материалах дела — там была стандартная дежурная статья, как для всех. Есть два или три лагеря в Сирии, которые они всем приписывают, обычная дежурная дорога, — возражает Иса. — В Турции он прожил почти два года. Я прилетел, снял ему квартиру под Стамбулом. Чем он занимался? Работал. Как и все. В магазинах. На стройках. Там много строек. В Стамбуле не так, но за Стамбулом — очень много, в районе, где он жил, я там бывал».

Формулировки, приведенные российской прокуратурой в запросе на экстрадицию Шамиля (запрос цитируется в решении французского суда, которое имеется в распоряжении RFI), действительно слово в слово повторяют регулярно публикуемые в интернете рапорты российских силовиков относительно разных жителей Северного Кавказа, подозреваемых в работе на «Исламское государство».

Митинг против нового закона о мигрантах. Человек с плакатом «Право на убежище – шаг назад». 21 февраля 2018 г. Париж AFP/ STEPHANE DE SAKUTIN

Доводы российского следствия показались неубедительными не только Исе, но и суду Дрездена. Осенью 2016 года суд отклонил запрос Интерпола и отпустил Шамиля на свободу. После десяти месяцев разбирательства французское правосудие также ответило отказом на повторный запрос прокуратуры Карачаево-Черкесии об экстрадиции Шамиля Солтамурадова. По мнению французского суда, Россия не предоставила убедительных доказательств в поддержку обвинения, не гарантировала, что процесс будет проходить не на территории Северного Кавказа, а также что будет соблюдено право на защиту, предусмотренное Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод.

«31 января его освободили от экстрадиции. Нам сказали, что его отпустят вечером, — рассказывает Иса. — Я прождал у тюрьмы до двух ночи, но он так и не вышел. Как позже выяснила адвокат, из тюрьмы во Френе его перевезли в Шуази-ле-Руа, а оттуда отправили в Германию, во Франкфурт-на-Майне. 14 февраля мой брат был выслан в Москву».

«Это невиданно, — не скрывает своего возмущения в беседе с RFI правозащитница из ассоциации „Чеченский комитет“ Паскаль Шадо. — Власти обеих стран не могли не знать, когда высылали его в Россию, что есть решение суда, запрещающее его экстрадицию». И именно поэтому вместо экстрадиции было проведено выдворение. Эта разница имеет принципиальное значение как для государства, так и для людей, которых высылают.

Экстрадицию предотвратить проще, чем депортацию. И поэтому государства по политическим соображениям часто предпочитают не отказывать своим политическим партнерам, а отправить человека на родину, но под видом депортации.
Светлана Ганнушкина, глава комитета «Гражданское содействие»

«Эта ситуация очень хорошо знакома нам по России, — объясняет в интервью RFI глава комитета „Гражданское содействие“ Светлана Ганнушкина. — Когда одно государство запрашивает у другого своего гражданина в порядке экстрадиции, проводится серьезная проверка. И поскольку в этом очень часто принимает участие еще и ЕСПЧ, то экстрадиция затягивается на несколько лет. Экстрадицию предотвратить проще, чем депортацию. И поэтому государства по политическим соображениям часто предпочитают не отказывать своим политическим партнерам, а отправить человека на родину, но под видом депортации. Мы [Россия] проделываем этот номер регулярно с таджиками, с узбеками и даже пытаемся с северными корейцами, что уже совершенно чудовищно. Фактически то, что произошло [с Шамилем], ровно повторяет этот наш механизм. И Европейский суд, кстати, неоднократно отмечал, что это недопустимо. Мы никак не ожидали, что это возможно в Европе».

***

Случай Шамиля Солтамурадова стал не первой историей высылки «неугодных» Франции чеченцев в Россию. «Это новая тенденция, которая вызывает у нас большое беспокойство. В течение очень многих лет ситуация в Чечне считалась настолько тяжелой, что людей туда не высылали, вне зависимости от тяжести подозрений, и проблему решали здесь, во Франции», — рассказала RFI Саша Кулаева, глава отдела Восточной Европы Международной федерации за права человека (FIDH). «Даже если есть какие-то обоснованные обстоятельства, они могут быть рассмотрены французским правосудием, без высылки в Россию, где невозможно предоставить гарантии справедливого суда, защиты от пыток и даже исчезновения в некоторых случаях», — считает французская правозащитница.

Одно дело решение суда, другое дело — его исполнение, объясняет RFI на условиях анонимности один из бывших судей Административного суда Парижа, работавший с апелляциями на постановления о высылке иностранцев, которым было отказано в убежище во Франции: «Действительно, нам поступали и дела чеченцев, и, возможно, некоторым из них выносилось предписание покинуть территорию Франции. Как правило, предписание о высылке делается в ту страну, из которой человек приехал во Францию. В основном чеченцы приезжали из Польши. Поэтому и выдворение происходит в Польшу. Но за насильственное выдворение отвечает МВД, и на моей памяти такого не было».

В течение многих лет ситуация в Чечне считалась настолько тяжелой, что людей туда не высылали, вне зависимости от тяжести подозрений, и проблему решали здесь, во Франции.
Саша Кулаева, правозащитница

Первым случаем высылки чеченского беженца в Россию, получившим огласку в СМИ, стала депортация 25-летнего Мансура Кудусова. Его семья переехала во Францию в 2002 году, когда Мансуру было 11 лет. Тогда же вся семья получила статус беженцев. Проблемы с правосудием у молодого человека начались в 2012 году, после дела «тулузского террориста» Мухаммеда Мера. Полиция обнаружила на странице в Фейсбуке у Мансура «фотографии автоматов Калашникова и надписи на арабском языке». Четыре года Мансур находился под подпиской о невыезде. Но из-за неоднократных нарушений режима был лишен статуса беженца и 9 сентября 2016 года выслан в Россию, где не был до этого 14 лет. Депортация произошла за неделю до рассмотрения судом апелляции адвокатов.

Подача апелляции не является причиной для остановки процедуры. Согласно французскому законодательству, выдворены могут быть и лица «категорий, защищенных от этой процедуры». Например, иностранцы, получившие статус беженца, если это служит целям «защиты общественного порядка». Именно с такой формулировкой каждый раз выступала префектура в отношении высылаемых из Франции чеченцев. Если в обычной ситуации решение о выдворении, которое принимает префект, должна утвердить специальная комиссия, формально независимая от исполнительной власти, то в экстренных случаях решение о высылке подписывает министр внутренних дел, и оно вступает в силу немедленно. Постановление о высылке Кудусова подписал тогдашний глава МВД Бернар Казнев.

Преподаватель из Университета Западный Париж — Нантер-ля-Дефанс Анн Ле Юэру связывает новые французские порядки в отношении заподозренных в радикализации чеченских беженцев с «законом о чрезвычайном положении», режим которого был введен во Франции после ноябрьских терактов 2015 года. Чтобы облегчить работу спецслужб, экс-президент Франсуа Олланд заявил, что процедура выдворения лиц, способных представлять угрозу общественному порядку, должна проводиться в кратчайшие сроки. При этом, как писали французские журналисты,
экстренная процедура высылки была предусмотрена французским законодательством и раньше. Однако активно прибегать к этой практике власти стали именно с конца 2015 года.

Секретные тюрьмы, и пытки, и исчезновения, и внесудебные казни по-прежнему существуют в Чечне.
Саша Кулаева, правозащитница

Помимо дел Мансура Кудусова и Шамиля Солтамурадова правозащитникам известны еще как минимум два случая высылки чеченцев из Франции в Россию. Все они произошли за последние полтора года. Еще десятки чеченцев во Франции находятся под угрозой депортации или экстрадиции. «Многие из этих людей находятся во Франции уже долгие месяцы, некоторые — многие годы, некоторые из них практически выросли во Франции», — отмечает французская правозащитница Саша Кулаева. Чаще всего причиной становится так называемая «радикализация», которая проявляется у всех по-разному: это может быть поездка в Сирию, намерение поехать в Сирию, общение с радикальными исламистами, иногда — сообщения или посты в социальных сетях.

«Все эти ситуации неоднотипные. И надо быть очень аккуратным в формулировках, — говорит Кулаева. — Но тем не менее важен общий тренд — переход [французскими властями] некой красной черты, которая раньше соблюдалась и которая сейчас перестала соблюдаться».

Суды, принимая решения о депортации, доверяют документам российской стороны, несмотря на множество случаев фабрикации уголовных дел, сожалеют правозащитники.

Акция Amnesty International на паперти Прав человека в Париже против преследования ЛГБТ в Чечне. Париж, 29 мая 2017 г. GEOFFROY VAN DER HASSELT / AFP

«Тем не менее мы понимаем, — говорит Кулаева, — секретные тюрьмы, и пытки, и исчезновения, и внесудебные казни по-прежнему существуют в Чечне. И тому свидетельство, например, недавний, я бы сказала, медиа-бум, связанный с преследованием геев в Чечне. Ситуация с такими страшнейшими нарушениями в рамках судебной системы нисколько не изменилась».

«В своем рвении выслать иностранца всегда как можно быстрее и как можно дальше Европа забывает о всех своих ценностях», — говорится в письме правозащитников на имя французского президента Эмманюэля Макрона. Авторы письма считают, что, выдворяя чеченских беженцев и просителей убежища, Франция не соблюдает взятые на себя международные обязательства. В первую очередь, 33 статью Женевской конвенции о статусе беженцев, запрещающую высылку в страны, из которых они прибыли.

«Я просто надеялся на справедливость со стороны европейцев. Но сейчас я понял, что французы настолько испуганы, что не могут даже нормально разобраться, кто виноват, а кто не виноват, — с грустью говорит Иса Солтамурадов. — Для меня это большой удар. Сейчас я сожалею, что так случилось, что две лидирующие европейские страны так поступили… Я боюсь звонить матери, говорить ей об этом…»

RFI обратилось вадминистрацию президента Франции, вминистерство внутренних дел, атакже кпослу Французской Республики поправам человека спросьбой прокомментировать возможные перемены вполитике Франции относительно выдачи беженцев изЧечни. В МВД на запрос RFI не ответили. А Елисейский дворец и посол по правам человека Франсуа Крокет сообщили, что не располагают данными по этому вопросу.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.