Слушать Скачать Подкаст
  • Новости 16h00 - 16h10 GMT
    Выпуск новостей 21/01 16h00 GMT
  • *Эфир RFI 16h10 - 17h00 GMT
    Дневная программа 21/01 16h10 GMT
  • Новости 19h00 - 19h10 GMT
    Выпуск новостей 21/01 19h00 GMT
  • *Эфир RFI 19h10 - 20h00 GMT
    Дневная программа 21/01 19h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
РОССИЯ

Россия-2017: реновация, «дальневосточный гектар» и деньги учителей

media  
Заседание инциативной группы по выдвижению Владимира Путина на новый президентский срок. Млсква, 26 декабря 2017 REUTERS/Sergei Karpukhin

Среди значимых событий 2017 года в России RFI выделило тему московской реновации, проект «Дальневосточный гектар» и протест сельских учителей в Курганской области против систематической задержки зарплаты.

Итоги 2017 года в России - нерешенные проблемы 29/12/2017 - Александр Валиев Слушать

1 июля Владимир Путин подписал закон о массовом сносе в Москве жилых домов. На основе этого закона в столице в течение 15 лет будут расселять старые дома, преимущественно, пятиэтажки. В программу вошло около 5000 зданий. Началу реализации проекта предшествовали скандалы и протесты жителей, многие из которых не хотели покидать собственные квартиры и переезжать в новые дома. Главными аргументами было отсутствие уверенности в качестве нового жилья и нежелание переезжать из привычного района. Кроме того, среди недовольных были и жильцы домов, расположенных по соседству с пятиэтажками — они опасаются, что на месте «хрущевок» возведут многоэтажные комплексы, что нанесет удар по инфраструктуре и уничтожит зеленые зоны. Однако во второй половине года скандальная тема реновации вдруг исчезла из повестки масс-медиа. О причинах этого RFI рассказала депутат Гагаринского муниципального собрания Москвы Елена Русакова.

Елена Русакова: В принципе, протесты позволили добиться некоторой корректировки закона: самые ужасные вещи оттуда все-таки исключили. Это не сделало закон хорошим категорически, но он мог быть еще хуже. Конечно, продолжается протестная активность, просто она не столь заметна по той простой причине, что людям не согласовывают никакие публичные акции. Продолжается написание писем, действия инициативных групп во всех районах абсолютно. Поскольку с ними не работают СМИ, и сами они не всегда умеют привлекать внимание, получается, что в информационном пространстве вообще ничего нет. Люди подают заявки на пикеты и митинги, но никому ничего не согласовывают. У нас был некоторый, с очень большим трудом добытый, успех 14 мая, после длительного периода неудовлетворенных ожиданий. Когда было невозможно какую-либо публичную акцию провести по реновации, естественно, на объявленный разрешенный митинг пришло много людей. И состоялась акция на проспекте Сахарова, которая стала крупнейшей за последнее время. И, несмотря на то, что кто-то из оргкомитета говорил, что у нас не политическая повестка, а гражданская, тем не менее, конечно, это был политический митинг, и основным лозунгом был «Не долой реновацию», а «Собянина в отставку» — это скандировали больше всего.

RFI: Что противники реновации планируют делать дальше?

Ну, во-первых, на весну намечена новая волна выступлений, хотя непонятно, насколько можно будет пробиться через эту блокаду публичных акций. После муниципальных выборов в сентябре, когда многие советы стали полностью оппозиционными, мы получили информацию из разных источников, что мэрия запустила проект или серию проектов черного пиара, дискредитации оппозиционных муниципальных депутатов. Об этом сообщали сотрудники ряда пиар-агентств, которые занимаются выборами, политическими технологиями, что их вербовали в этот проект, но они сочли невозможным в этом участвовать и отказались. Но, по крайней мере, два агентства — ИМА-консалтинг и Центр политтехнологий Бунина — назывались как фирмы, которые приняли этот заказ и работают по нему. Мы видим, что это правда: действительно, в самых разных районах возникают специально организованные группы людей, которые стараются распространять какую-то ложную негативную информацию о деятельности советов, депутатов. Это очень по-разному проявляется, в том числе, допустим, дискредитируются выступления против реновации. Такой инцидент был в соседнем Академическом районе, где депутаты и жители провели пикет против реновации, но к ним подослали каких-то специально обученных людей, которые наоборот выступали за реновацию, и это снимал тоже специально направленный туда оператор. И потом в соцсетях распространялся ролик под видом того, что сторонники реновации победили противников. Это была довольно откровенная, топорно сделанная провокация. Сейчас, я вижу, ведется некоторая правовая работа по судебному оспариванию каких-то решений, связанных с реновацией, когда люди подают судебные иски, но до сих пор это было неудачно. Из моих знакомых, кто подавал, все проиграли, но там идет работа с юристами и правозащитниками, чтобы продолжать в этом направлении действовать, то есть, подавать в суды высшей инстанции на апелляцию, с перспективой на ЕСПЧ.

По вашим оценкам, сколько москвичей сейчас готовы активно протестовать против реновации?

Я могу сказать только, что в каждом районе Москвы обязательно есть какая-то инициативная группа, которая систематически действует. А по опыту, если есть, грубо говоря, 20 человек, которые продолжают что-то делать, значит, за ними стоят тысячи человек, которые думают примерно в том же направлении.

На ваш взгляд, повлияет ли вся эта история на ход и итоги президентской кампании в Москве?

В принципе, у нас вот получилось так, что тема реновации привела к победе кандидатов от «Яблока». То есть, у нас есть несколько кварталов, где всегда побеждала КПРФ, но кандидаты от «Яблока» активно выступали против реновации, а кандидаты КПРФ в этой теме никак не проявились, в итоге они все дружно проиграли, а кандидаты от «Яблока» дружно победили. На местных выборах это сказалось, но мне кажется, фигуру президента это не затронуло. Единственное, если говорить об активе, тех самых инициативных группах, которые восприняли всю глубину проблемы, которые понимают, насколько это все серьезно, я думаю, внутри этой группы самых активных горожан, конечно, произошла эволюция, скорее, голосовать против Путина. Даже те, кто был лоялен. Это люди, которые умеют заниматься агитацией. Может быть эффект такой, какой был в нашем районе, когда были прошлые президентские выборы. В нашем районе Прохоров на половине участков обошел Путина. Что, так у нас прямо любили Прохорова? Нет, это было протестное голосование. Точно так же у нас Навальный во всем районе победил Собянина в 2013 году. Тогда люди говорили, сам Навальный меня не очень интересует, но только таким способом я могу показать, как меня все достало. Возможно протестное голосование среди тех людей, которые понимают, что что-то у нас не так.

***

С 1 февраля 2017 года все граждане России, согласно принятому в прошлом году закону, могут бесплатно получить гектар земли на Дальнем Востоке под жилищное строительство, фермерство или предпринимательскую деятельность. На конец декабря 2017-го земельные участки по программе «Дальневосточный гектар» получили уже более 34 тысяч россиян. Житель Камчатки Руслан Харченко, который подал заявление на получение участка около года назад, рассказал RFI, почему, на его взгляд, программа не работает.

Руслан Харченко: Не работает она именно из-за местных чиновников, потому что они капитально ставят палки в колеса. При подаче заявки на портал ФИС самое неприятное — просрочка всех процедур. То есть, просрочка рассмотрения заявки, не только у меня, а вообще у нас на Камчатке. У нас сначала же программа заработала в пилотном режиме, в определенном районе. Усть-Большерецкий район, там болота, никто не хотел, никому не надо было там землю. Что такое один гектар? Один гектар — это нормальная дача, это участок для ИЖС и гаража. А заниматься бизнесом, сельским хозяйством, чем-то подобным — это нужно минимум 10 Га, а может, даже и больше. У нас изначально была проблема, что очень сильно все задерживается. Задерживалось все настолько сильно, что приходилось писать по 2-3 раза жалобы в прокуратуру. После того, как прокуратура начинала их шевелить, происходило какое-то движение. Потом была куча ошибок допущена со стороны госчиновников, в Росреестре и так далее. Кадастровые номера неправильно присваивались, неправильно прописывались данные в документах. Те, кто в первую очередь стали брать землю, они уже заранее прекрасно знали, кто и чем хочет заниматься на земле. По крайней мере, среди моих знакомых, это порядка 45-50 человек, все четко знали, что хотят делать на этой земле. Мы изучаем договор, а договора составлены настолько безграмотно, что по таким договорам, по сути, уже через год можно лишиться участка. Если, допустим, это был участок в лесном фонде, они прописывали в договоре требования Лесного кодекса, хотя изначально большинство из нас указывало, что мы не хотим заниматься на лесном фонде, мы будем его переводить в другую категорию. Направляли протоколы разногласий к этому договору. Ну, естественно, такой протокол разногласий либо не хотели подписывать уполномоченные органы, либо вообще направляли договор без протокола. То есть, мы им отправляем договор на подписание, они его подписывают и направляют без протокола разногласия, хотя там в сопроводительном фигурирует, что только с протоколом разногласия. Либо вообще отказывались подписывать. Есть несколько дел по такому вопросу, мы подали в суд, рассмотрение назначено на 2018 год.

RFI: Но вам-то уже выделили участок, насколько я знаю. Вы сами согласились на гектар в тайге под строительство дома. В чем проблема на данный момент?

Даже если ты уже получаешь договор, уже зарегистрированный, первое, что необходимо сделать на этом участке — подъездной путь. Для этого необходимо осуществить вырубку деревьев, расчистку кустарника. И тут у нас конкретный ступор возникает. Они нам говорят: мы вам порубочный билет дать не можем, потому что это уже якобы не наша земля, обращаемся в другую инстанцию, а нам говорят — это еще не наша земля. В общем, идет грандиозное противостояние федеральному закону. Я не могу понять, с чем это связано. Каждый этап с этой землей — это проблема. На сегодняшний день большинство из нас так и не получили разрешительной документации на вырубку деревьев, на строительство. С момента получения договора, когда я уже был законный правопользователь этого участка, уже через два месяца все положительные эмоции улетучились, у меня просто пошла война с местными чиновниками. Даже когда вступили в силу поправки, что разрешено брать гектары в охотугодьях, на территориях, которые предназначены для добычи недр и так далее, у нас на Камчатке по сегодняшний день эти территории не открыты, они так же и горят серым фоном. Видимо, для того, чтобы эти территории сами же чиновники брали и распределяли среди своих знакомых, как это обычно делается.

***

В селе Звериноголовское Курганской области вот уже который месяц пытаются достучаться до властей учителя средней школы. С 1 сентября они лишились компенсации на оплату коммунальных услуг, освещение и отопление — ее заменили ежемесячной выплатой 1200 рублей, притом, что только на отопление в среднем требуется около 30 тысяч в год. Не добившись отмены этого решения, в декабре учителя решили объявить забастовку в связи с многомесячной задержкой стимулирующих выплат — а это около 30 процентов от зарплаты. Властям удалось уговорить педагогов не бастовать, но деньги им так и не выплатили. Подробности ситуации RFI рассказал учитель истории звериноголовской школы Владимир Кочеулов.

Владимир Кочеулов: 30 ноября мы на совещании коллектива учителей приняли решение начать процедуру выхода на забастовку. У нас возник коллективно-трудовой спор по поводу невыплаты стимулирующей части заработной платы, которая составляет 30 процентов от общего фонда оплаты труда. Нам ее не выплачивали на протяжении 2016-17 годов. Мы приняли решение, что выбираем забастовочный комитет из пяти педагогов школы. И выдвинули требования к работодателю, директору школы: погасить задолженность по зарплате, которая накопилась с 2016 года, пересчитать нам отпускные за 2017 год, потому что учителя без стимулирующего фонда потеряли от 3 до 10 тысяч, и начать с декабря платить зарплату в полном объеме, со стимулирующими. Мы начали процедуру выхода на забастовку в соответствии со статьей 399 ТК РФ. После этого мы оповестили наши областные СМИ, потом на нас вышли федеральные, и когда все это завертелось, сюда, в звериноголовскую школу, 9 декабря приехали из правительства Курганской области. Они нам пытались доказать, что мы получаем среднюю по региону зарплату — 22300. То есть, у них по бумагам выходит, что учителям зарплата перечисляется в полном объеме. На мои доводы о том, что я, учитель с 25-летним стажем, с нагрузкой 25 часов, полторы ставки, на руки получаю 14,5 тысяч, их не убедили. Я тогда показал им расчетки своих коллег-учителей, учитель начальных классов с нагрузкой 19 часов получает 13 тысяч. Их это тоже не убедило, они говорят, мы деньги вам перечисляем, вы просто не можете разобраться в бухгалтерии, вы неправильно понимаете схему и механизм перечисления этих стимулирующих. Я говорю, мы понимали бы, если бы у нас в карманах что-то было, но у нас там пусто. Учителя выходили с того круглого стола, который провели 9 декабря, в шоке. Через 4 дня депутат ГД Ильтяков встречался с учителями области в Кургане. Почему он не прибыл к нам, возмущение-то было у нас в звериноголовской школе?! И наших представителей никто не вызвал. На этом заседании правительство Курганской области сказало: да, нарушения были, деньги, которые должны были идти на зарплату учителям, шли на зарплату техническому и вспомогательному персоналу школ района. Мы сняли видеообращение к президенту России, с этого момента все и закрутилось. Этим делом заинтересовался следственный комитет Курганской области, к нам выехала следственная бригада. На данный момент пока следственные мероприятия еще идут, СК не завершил свою работу. К нам полторы недели назад приезжал губернатор Курганской области, сказал, что якобы приехал как друг, и дополнительно мы на Звериноголовский район выделяем 2,7 млн. рублей. Те учителя, которые на встрече были, подумали, что это как раз долги по зарплате. Встречей мы были довольны. Но когда мы начали все обмозговывать и узнавать у нашего директора, она сказала, что это фонд заработной платы на декабрь. В районе не хватает денег, и вот область дотировала, чтобы закрыть долги на декабрь по всему району. Но по нашим долгам, по стимулирующей части, долг так и остался. Хотя губернатор говорил, что виноват глава администрации района, начальник управления образования, виновато финансовое управление района.

RFI: Я так понимаю, деньги вы до сих пор не получили, что планируете делать?

Деньги мы пока не получили, после Нового года будем решать, какие действия предпринимать. Учителя, конечно, говорят, сегодня с ними разговаривал, что надо из профсоюза выходить, какие-то действия предпринимать, потому что нас обманули. Признали факт, что деньги украли, а возвращать никто не собирается. Если в январе после Нового года мы не получим всех денег, которые у нас украли, то будем проводить акцию. Учителя настроены решительно на акцию протеста.

 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.